Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Собирая 9-летнего Алешу в дальнюю дорогу, мать напутствует сына: "Хорошо веди себя, дядю и тетю во всем слушайся. В общем, будь умницей, постарайся понравиться — чтобы на следующее лето опять пригласили". Наставления сопровождаются хрустом купюр с европейскими достопримечательностями — "на мороженое", — аккуратно завернутых в список вещей первой необходимости. Он, этот список, в дискуссии рожден на семейном совете: кофеварка для мамы, бритва для папы и CD-проигрыватель для старшей сестры. На всякий случай Алеша впервые в жизни ознакомлен с размерами одежды и обуви своих родных. Перечень пожеланий мальчик в подходящий момент должен изложить своим "гастэльтерн", как сами себя называют немецкие семьи, принимающие белорусских детей на оздоровление.

Подобные зарисовки путешественника если не типичная картина, то и единичными их никак не назовешь. К сожалению, свои "побочные эффекты" есть и в оздоровлении белорусских детей в семьях иностранцев.

Чтобы показать масштаб такого, не побоюсь этого слова, явления для постчернобыльской Беларуси, как заграничный отдых детей, призову на помощь статистику. А она свидетельствует, что за 13 лет — с 1990 по 2002 год — для 540 тысяч маленьких жителей нашей страны были организованы оздоровительные поездки за рубеж — т.е. примерно одна на четверых детей. Цифра огромная даже со скидкой на то обстоятельство, что многие побывали сразу в нескольких странах или гостили в одной и той же семье по нескольку раз (для наглядности: в этом году для 40 процентов детей, побывавших на оздоровлении, поездка за границу была не первой).

У оздоровления широкая география — белорусских детей с распростертыми объятиями принимали в 35 государствах. На долю гостеприимной троицы — Италии, Германии и Испании — приходится 75 процентов детских поездок. Обращает на себя внимание огромный вклад в общее дело крохотной Ирландии — за последние 8 лет там побывало около 15 тысяч детей-белорусов, причем часто самых сложных в смысле ухода, инвалидов.

На сегодняшний день в Беларуси официально зарегистрировано около 270 организаций, занимающихся заграничным оздоровлением детей. Со следующего года в связи с новыми правилами по лицензированию планируется значительное, почти наполовину, сокращение их количества. Отпадет балласт в виде фактически недействующих организаций.

"Хуже всего, — делится со мной председатель одной общественной инициативы из Германии, — даже не то, что дети приезжают с завышенными запросами, а то, что они рассказывают, во сколько их родителям обошлась "путевка" за границу". Вот вам и еще одно доказательство, что ложь — рефлекс, приобретенный с возрастом. "Гастэльтерн" понимают, что на их благих намерениях кто-то попросту нагрел руки, и, конечно, дважды подумают, прежде чем снова приглашать ребенка из Беларуси. Вопрос о сотрудничестве с нечистоплотными организациями или отдельными личностями закрывается быстро и окончательно. Но только после их выявления. Лучше, конечно, если эти факты не будут пересекать границу вместе с детьми.

Тут проблема не только в репутации, которая с большим трудом поддается восстановлению. Возникает справедливое сомнение, а по адресу ли приходится помощь иностранцев, если родители чада способны выложить за отдых в чужой семье кругленькую сумму? Представляю, какое возмущение могут вызвать эти строки. Бесспорно, правом на оздоровление обладает каждый маленький белорус, независимо от достатка его семьи. Чернобыль не выбирал жертв по принципу бедный — богатый. Понимают это, к слову, и иностранцы. Многие исходят из того, что все наши дети пострадали от взрыва на ЧАЭС и нуждаются в поправке здоровья. По западным меркам подавляющее большинство белорусских семей следовало бы отнести к разряду малообеспеченных, которые не могут позволить себе полноценный отдых детей в "чистых" зонах с фруктами и профилактическим лечением. Однако чаще всего зарубежные партнеры предъявляют определенные требования к приглашаемым детям — из загрязненных районов, многодетных семей или без родителей, с серьезными заболеваниями.

Своими сомнениями корреспондент "СБ" поделился с заведующей сектором оздоровления детей департамента по гуманитарной деятельности Управления делами Президента Лидией Изюмовой. "Оздоровление детей за рубежом осуществляется за счет иностранной безвозмездной помощи. Италия и Германия принимают детей на бесплатной основе. Испания — с частичной оплатой транспортных расходов. Это — порядка 300 евро. Хотя мы неоднократно через наш МИД обращались в посольство Испании с просьбой о переходе на полную благотворительную основу".

Нередко случаются недоразумения. Самый дорогой — испанский — вариант еще и самый хлопотный. Посольство этой страны, прежде чем выдавать визу, требует подтверждения, что дети действительно из особой категории. Удивительное требование, если принять во внимание размер необходимого взноса. На что рассчитывает испанская сторона? Видимо, на то, что государство должно помогать таким детям или деньги выделят какие-то благотворительные фонды. Очевидно, что намного проще найти белорусов, способных заплатить за отдых своих детей.

Завсегдатаи заграничного отдыха уже оценили национальные особенности, например, семьи немецкой и итальянской и без обиняков высказываются о своих предпочтениях. Хелена Шлихт, возглавляющая одну из немецких благотворительных организаций, вспоминает случай, когда дети отказались ехать в Германию, так как в Италии им понравилось больше. Менталитет немецкой семьи своеобразный. Порядок — это традиция. Их культура воспитания детей предполагает определенную строгость, режим. У южан же ребенок — пуп Земли, а то и центр Вселенной. С ним возятся, играют, потакают любым капризам и заваливают подарками. Немудрено, что дилемма: Германия или Италия — образно говоря, овощи или шоколад — детским умом была решена в два счета.

Пресловутые подарки — это одновременно и радость, и головная боль. Весть о безграничной щедрости иностранцев разлетелась по Беларуси быстро. Хелена Шлихт говорит, что вначале немцы действительно не отказывали — покупали и компьютеры, и телевизоры, но в какой-то момент просьбы стали навязчивыми.

Подарочный синдром сказался не только на белорусах, но и на принимающих семьях, а с некоторыми сыграл злую шутку. Часто по размеру "провожаемой" сумки судят о достоинствах принимавшей семьи. Естественно, что в грязь лицом никто не хочет ударить. Доходило до курьезов. Одна иностранная семья, дабы обескуражить соотечественников, наградила гостя из Беларуси безразмерной сумкой, большая часть внутреннего пространства которой была заполнена огромным надутым мячом.

Такие эпизоды — это, без сомнения, исключение из правила. Тем не менее они льют воду на мельницу тех, кто уверен, что белорусских детей иностранцы приглашают из-за какой-то корыстной цели. Основная версия — налоговые льготы. Признаюсь, слегка неудобно было спрашивать об этом пожилую женщину, живущую на чемоданах, а точнее, на баулах с "гуманитаркой" для белорусов, которая сама принимает наших детей и организует для них отдых в других немецких семьях. Тем не менее журналистский долг обязывал, и я задал-таки этот вопрос Хелене Шлихт. Придется злопыхателям обрадоваться (налог, как за всякую благотворительную деятельность, принимающим семьям действительно снижается) и сразу же разочароваться (льгота касается только затрат на ребенка и для средней семьи выливается в сумму даже по нашим меркам незначительную). Вообще же, иностранцам, с которыми я делился подозрениями, видно, уже не раз приходилось отвечать на такой вопрос — он их волнует и, ясно, неприятен.

Несложно догадаться, откуда берется такая подозрительность. Проведите простой эксперимент, который я уже провел, спросите у себя или у своих знакомых, пусть даже из обеспеченных семей: могли бы они посвятить свой отпуск воспитанию, отдыху чужих детей, не всегда благополучных, не всегда здоровых? То-то же... Ответ, независимо от количества минут на раздумье, я получал один-единственный: ни за что!

Ответственность, которую даже в мыслях не взяли бы на себя большинство белорусов, не является непреодолимым препятствием для тысяч немцев и итальянцев, ирландцев и американцев. Чем же объяснить этот массовый феномен (таковым он является не только для Беларуси, но и для многих стран, в которые направляются наши дети)? Меня всегда интересовали корни доброты. Невозможно же до бесконечности эксплуатировать посыл о покаянии тех же немцев или итальянцев за бесчинства фашистов. Хотя бы за давностью лет. Я пытаюсь разобраться в причинах явления с благотворителем из Германии Йозефом Виртцем. Он вспоминает себя и своих одногодок после войны, когда их, маленьких полуголодных немцев, брали к себе на лето американцы, англичане, а под Рождество присылали посылки с подарками. "Этим своим детским счастьем хочется поделиться и с белорусскими детьми, зная, что они в этом нуждаются", — говорит он.

В свое время взрыв на четвертом реакторе ЧАЭС стал громом среди ясного неба. На Западе, где не все знают, в каком конкретно углу на карте расположена Беларусь, о Чернобыле слышал каждый. И многие искренне хотят нам помочь. Взгляните на себя глазами тех людей, которые принимают наших детей в своих семьях...

Игорь КОЛЬЧЕНКО,

Советская Белоруссия