Поддержать TUT.BY
66 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Перед жительницей Петербурга, получившей удар в живот, извинились — и руководство полиции, и сам полицейский
  2. «Ответила: «Да». Ролик, где минчанин делает предложение, набрал около семи миллионов просмотров
  3. За сутки умерли 10 пациентов с коронавирусом. Минздрав озвучил последние цифры о COVID-19
  4. Балаба: Минский ОМОН готов к возможным весенним акциям протеста
  5. Умер Ларри Кинг
  6. «Место делали для себя и для гостей». Рядом с метро «Площадь Победы» открылся небольшой рестобар
  7. «В весе 115 кг я перестала выходить из дома». История девушки, похудевшей на 55 килограммов
  8. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  9. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что может заметно подорожать
  10. В Беларуси произошли массовые прорывы теплосетей. Неужели все так плохо?
  11. «Куды ідзеш, Беларусь?» Тадеуш Кондрусевич провел «прощальную службу» в Минске. Как это было
  12. В 2020-м году — семилетний антирекорд по покупке квартир. Эксперты рассказали, что происходит
  13. Белорусские биатлонистки финишировали пятыми в эстафете
  14. Холдинги создали. На очереди — госкорпорации. В чем суть смены вывесок?
  15. 555 долларов за «квадрат». Под Минском построили частный дом из мапидовских панелей. Вот он какой
  16. Без жестких диет. Совет Елены, которая много раз пробовала похудеть и наконец сбросила 21 кг
  17. «Не уверен, что он сам в этот колодец бы прыгнул». Родители о гибели 10-летнего мальчика в Пуховичском районе
  18. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  19. Студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, отчислили из университета
  20. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  21. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  22. В Беларуси готовятся нанести удар по коррупции. Что хотят изменить
  23. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  24. За восемь дней задержали более 500 человек: по БТ показали «социально-возрастной портрет» протестующих
  25. Порье нокаутировал Конора Макгрегора
  26. Помните, как ЦИК забросали жалобами на нерегистрацию Бабарико? Теперь хотят ввести изменения по обращениям
  27. История о том, как простой парень спас семью из пожара, получил медаль «За отвагу» — и как сложились их судьбы
  28. Чиновники придумали, как законодательно «закрепить статус» Всебелорусского народного собрания
  29. В квартирах хотят запретить держать некоторых животных. В планах — и ограничения по контактным зоопаркам
  30. Французские хирурги первыми в мире провели трансплантацию обеих рук и плеч


Андрей Коровайко, Елена Папкова,

Так посчитали белорусские дизайнеры, увидев, как будет выглядеть система информирования туристов и горожан в столице Беларуси. По их мнению, навигационная система, призванная помогать приезжим ориентироваться в городе, составлена из рук вон плохо. Любой иностранец если и сможет без посторонней помощи выбраться из нашего метро, то в город Минск не вернется больше никогда.



Гости нашей программы дизайнеры Василий Андреев и Тарас Куба всерьез озадачились этой проблемой: была создана инициативная группа, которая готова помочь в разработке новых информационных щитов и указателей. Дизайнеры настоятельно просят городские власти обратить на них внимание и прислушаться. 

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео

Тарас Куба: В сообществе белорусских дизайнеров by_disigner.livejournal.com я поднял вопрос, не хотят ли дизайнеры познакомиться с тем, что предлагает нам город, и изменить это, улучшить или переделать. Много людей высказалось на эту тему, другие блогеры перепостили этот топик. Было достаточно много комментариев не только дизайнеров. Были и положительные отзывы, многих эта картинка вполне устраивает. Среди дизайнеров большинство не оценило эти картинки. Это только картинки, не финальный продукт, однако они дают нам понять, как это будет выглядеть в общих чертах. Видно, что это только концепция. Дизайнеры не могли не отметить много мелких и не очень мелких упущений в целом по концепции туристических указателей.











Что не нравится?
Тарас Куба:
У дизайнерского сообщества есть свои особенности: это не просто люди, которые ходят каждый день. Мы все видим немного под другим углом. Хорош сам факт, что они появятся. Они будут, и это большой шаг вперед, так как их не было вообще. Но уровень не оправдал наших ожиданий.

Вы писали, что это уровень учителя информатики сельской школы.
Тарас Куба:
Конечно, это очень критично и было сказано в первые минуты после того, как мы увидели картинки. Это наш дизайнерский юмор.

Чем они нехороши?
Тарас Куба:
Во-первых, шрифтом, который используется в указателях. Заказчик указателей – Информационно-туристский центр (ИТЦ) "Минск", а конечный исполнитель – Белорусская ассоциация сюрвейеров.

Какой шрифт должен быть?
Тарас Куба:
Городская организация предполагает использование специальных шрифтов. Более крупные, чем Минск, города заказывают шрифты дизайнерам, и они несколько лет рисуют шрифт для навигации. У него есть определенные характеристики, которые улучшают читабельность текста издалека, в темное время суток. Помимо заказываемых шрифтов, есть несколько, которые доступны бесплатно, и визуально это будет лучше. Возможно, обыватели этого не заметят, но надписи будут лучше читаться.

Василий Андреев: Тарас приводил хороший пример по поводу надписи "переход". Почему ее не могут читать иностранцы, и даже поляки не могут понять, что так написано. Вы не обращаете внимания на надписи, потому что знаете, где переход.

Тарас Куба: Всем известная надпись "переход" на русском языке возле всех входов в вестибюль метро. У людей, которые говорят по-русски, она не вызывает никакого раздражения. На самом деле эта надпись написана не русским шрифтом. Она написана маленькими английскими буквами. Получается nepexog, если сделать буквы большими, то получится NEPEXOG. Так читают ее иностранцы. Получается, они не могут ее никак понять по-русски, и по-английски это для них непонятное слово.

Так получилось потому, что, видимо, у дизайнера не было русского шрифта, и набрали похожими буквами. Для нас они похожи, а для иностранца они имеют совершенно другое значение. Большинство людей этого не заметит, но иностранец этого вообще не поймет, даже если ему объяснить.

Василий Андреев: За 7 лет жизни в Москве я до сих пор не помню, где выход. Мне нужно его искать, когда я выхожу в метро. В Минске то же самое. В Лондоне к вечеру второго дня я четко понимал, куда выходить, потому что это написано крупными буквами через каждые три метра.

Там вообще интуитивная и понятная система.
Василий Андреев:
Эта интуитивность сделана профессионалами.

Мне очень нравится система туристской навигации в Лондоне. Она сделана для человека, который впервые приехал в город. Там никогда не заблудишься, ты всегда выйдешь на нужной станции метро. На картах метро обозначены достопримечательности и прочее.
Василий Андреев: Представьте теперь пожар, люди выбегают, а у нас непонятно, куда бежать. Сама по себе навигация, как инструкция по спасению в самолете. Вы видели инструкции в самолетах, но никогда не смотрели, что там нарисовано. По этим инструкциям вы не спасетесь, а погибнете. Мы все погибнем по этим инструкциям. Здесь невозможно понять, куда ползти, если выключен свет. В инструкциях нужно, чтобы герой был один. Вы должны понимать, что этот герой – вы. В инструкциях часто девушку в одном случае рисуют в джинсах, а во втором – в юбке. В сознании человека, который взял инструкцию в падающем самолете, это два разных человека, и он не понимает, что дальше делать.

Может, вы помните фильм "Реальная любовь", в котором парень признавался в любви девушке, не произнося ни слова. По сути дела, навигация – это признание в любви. Она показывается таким же методом. Навигация – это спасение в самолетах, как медицинская операция, в которой есть какие-то правила. Никто не проводит конкурсы на лучшую операцию, но почему-то считают, что навигацию может делать любой. Проблема заключается в том, что медиков мы считаем профессионалами и не вмешиваемся в их работу. А к дизайнерам городские власти относятся иначе. На Захарова раньше была Минторгреклама. Я даже не знаю, присутствовала ли она при проектировании знаков.

Давайте еще раз озвучим исполнителей – Белорусская ассоциация экспертов и сюрвейеров на транспорте. Я так понимаю, что они занимаются автомобильными развязками, установкой стрелок для обозначения улиц.
Тарас Куба:
Насколько мне известно, эта организация в основном занимается транспортом. Они размещают указатели рекламного характера на столбах, которые объясняют, как добраться до определенного заведения. Любой владелец ресторана, паркинга или кафе может заказать такой знак и прикрепить его к столбу, и это будет городская навигация с его названием или логотипом.

С основной частью своих задач они справляются неплохо.
Тарас Куба:
Судя по подходу, мне кажется, это делает один человек. Мы пришли к тому, что это неправильно: нельзя подходить к пешеходу точно так же, как они подходят к автомобилисту.

Василий Андреев: Мало того, нельзя подходить к туристу, как к пешеходу. Турист ничего не знает и не обязан знать, и ему нужно четко и быстро рассказать про город.

В нашем случае навигация – нужно найти Беларусь. Последний год твиттер вырубил Беларусь как страну на карте мира. В конце концов вернули, когда несколько человек организовали операцию по спасению. Получается, навигация – это деньги страны. Если дружественная страна помогает туристам находить городские места и выходить из метро, это создает чувство комфортности в городе, заставляет их полюбить город и вернуться снова.

Хорошая навигация позволит посетить больше музеев и оставить больше денег экономике страны.
Василий Андреев
: Мы подготовили ролик об аэропорте Барахас в Мадриде. Там видно, что навигацию нужно делать так, чтобы ее понял ребенок. Например, в датских домах подъезды уже давно помечены не номерами, а дельфинчиками, лисичками и зайчиками. Если человек теряется, он говорит, что живет в дельфинчике. Аэропорт Барахаса сделан по таким правилам. Особенно фантастично то, что вместо gate в Барахасе предусмотрена цветовая гамма. И можно сказать: "Встретимся в желтом секторе".

Этот аэропорт делали профессионалы. Город – это сотня аэропортов в одном месте, поэтому навигацией в нём должны заниматься профессионалы.

Создавалась инициативная группа, и вы собирались предложить ИТЦ "Минск" свои услуги. Вы уже обращались к ним?
Тарас Куба:
Нет, не обращались, но мы здесь, чтобы публично обратиться к ИТЦ "Минск". У нас сложилась инициативная группа, в которую вошли пять человек. Это арт-директора и ведущие дизайнеры белорусских студий: Александр Ревяка – арт-директор студии Дмитрия Борового, Иван Князев – ведущий дизайнер студии Orange labеl, Игорь Юхневич – известный в Минске дизайнер, Алексей Коваль – один из немногих дизайнеров шрифта и графических дизайнеров в Минске. Мы договорились о том, что мы предложим обратить на нас внимание и попытаться сотрудничать с нами.



В блоге был один комментарий, что дело не в дизайне, а в деньгах. Видимо, чиновники посчитали выставленную сумму и условия не слишком удобными.
Тарас Куба:
Я не могу опровергнуть этот комментарий, так как достоверно про это не знаю. Государственная система очень сложная. Многие вопросы решаются очень быстро, и никто из дизайнерского сообщества не был в курсе о том, что этот проект есть. Все узнали о нём постфактум, когда увидели картинки. Никаких обращений в их студии не было. Возможно, город обращался в зарубежные студии, что кажется мне маловероятным, потому что эти услуги очень затратные.

Дорого ли разработать такой проект?
Василий Андреев:
Разработать полностью дорого, но это целесообразно.

Тарас Куба: Как нельзя сэкономить на операции, так нельзя сэкономить и на навигации.

Василий Андреев: Сложилось впечатление, что люди бесплатно участвовали бы в некоем координационном совете, чтобы это выглядело более-менее хорошим продуктом. Понятно, что через 10 лет это можно переделать, и все будет еще лучше. Но уже сейчас можно было бы привлечь специалистов. Каждый пришел бы на 5 минут и сказал бы то, что необходимо исправить или внести.

Тарас Куба: Наша инициатива не только профессиональная, но и гражданская. Мы все живем и работаем в Минске, пользуемся им и хотим делать это с большим комфортом. Если будет комфортно нам, будет комфортно и туристам, которые будут пользоваться навигацией.

Я думаю, это вежливость хозяев, если эта система разработана для тех, кто приезжает в гости. Правила хорошего тона предполагают встретить туристов, чтобы им было удобно.
Василий Андреев:
Более того, на этом зарабатываются миллиарды долларов.

Какие еще претензии, помимо шрифта? Что еще можно поменять?
Тарас Куба:
Не все эти претензии будут интересны простым людям. Одна из основных - карта. В информационном стенде она выглядит странно. Дело не в ней как таковой, но в ней отсутствует цветовое кодирование. Простым языком – это группировка культурных мест и ресторанов разными цветами. Грубо говоря, рестораны на карте обозначены одним цветом, а театры - другим, музеи – третьим. Человек на подсознательном уровне заучивает код, и ему становится проще ориентироваться в городе.

У нас на карте нарисована точка, в которой вы сейчас находитесь. Это хорошая старая дизайнерская находка. У нас написано "Я тут". Во всех странах, где мне доводилось побывать, было написано "Вы тут".

Меня тоже удивило "Я тут".
Тарас Куба:
Это мелочи для обывателей. Но сами стенды не являются полноценной системой навигации. Мы видели только стенды с картой, возможно, будут стенды без карты. Но в систему туристской навигации должны входить стенды, указатели (столбики со стрелочками в разные стороны). Человек приходит к стенду и видит карту, определяет общее направление. Через какое-то время он должен встретить столбик со стрелочкой и понять, что он правильно идет. Когда он придет к этому месту, он должен увидеть в похожем стиле сделанную табличку. Возможно, увидев один раз музей на карте, турист не запомнил, как он выглядит, и в конце может его не распознать.

В систему должны входить и сделанные в одном стиле таблички с названиями улиц и номерами домов, по крайней мере, в историческом центре и на прилегающих к проспекту улицах. В Минске мы насчитали больше 20 видов табличек. Где-то они схожи, но все же отличаются. Тех, которые кардинально отличаются друг от друга, около десяти. У нас нет единого стандарта. Такое ощущение, что каждый раз это делают разные люди. Красиво, чтобы все было в одном стиле. Но обязательны стрелки и указатели возле самих достопримечательностей.

Василий Андреев: Есть люди с ограниченным зрением, ограниченными способностями, плохим слухом. В ролике про Барахас все дублировано шрифтом Брайля. По улицам ходят и слепые туристы. Их достаточно много приезжает из Великобритании. Что они будут делать в городе, в котором написано nepexog и все остальные люди не говорят по-английски? Что будет, если они окажутся в Несвиже, который в этом году культурная столица? Ключевой вопрос: правильно ли мы продаем свою страну?

В 2014 году у нас будет чемпионат мира по хоккею. Нынешняя навигация примерно 1973 года – с отставанием на 50 лет. В то время как у наших соседей, во Львове, разработали планомерную систему навигации.

Тарас Куба: Это схема того, как турист перемещается в городе. Взято из брендбука Львова. На стенде невозможно написать даже 20 ближайших к этому месту достопримечательностей. Можно указать только самые основные. По пути человек может свернуть на второстепенную улицу. Придя на место, человек должен увидеть табличку на английском и других популярных языках, в зависимости от статистики. Скоро в Минске будет туристический гид, но пока он будет только на русском языке. В основном он рассчитан на приезжих из Москвы. Но это тоже шаг вперед.

Давайте посмотрим репортаж украинских коллег о новой системе навигации в харьковском метро.
Василий Андреев:
Обратите внимание, там уже все продублировано на английском языке. В сознании туриста или белоруса, который первый раз приехал в Минск, нужно все время продолжать только одну визуальную линию, чтобы довести его до точки. Ее нельзя менять, а в новой системе она все время меняется.

Мы добыли фотографию из Польши. Там для тех, кто едет в трамвае, показывают перспективу дороги, по которой вы путешествуете, и фотографию места, в котором остановится ваш трамвай. Вы остановились у Дворца Республики, выйдете и увидите тот же Дворец Республики, который только что видели на фотографии. Понятно, что система электронного передвижения в трамваях или метро – это дорого. Но хотя бы знаково нельзя менять систему визуальных кодов. А у нас она все время прыгает: в одной точке табличка коричневого цвета, а в другой точке она оказывается зеленой.

Поручни в лондонском метро покрашены в цвет линии. Находясь в линии и держась за ручку, я должен понимать, что еду по зеленой линии и видеть ее перед глазами. В лондонском метро на одну станцию могут приехать поезда с разных линий. Поэтому вы должны сесть в поезд и по поручням понять, что вы выбрали правильную линию. Ключевая система в навигации – обеспечить туристу комфортное пребывание в городе, чтобы он оставил в нашем городе деньги.

Тарас Куба: Конечно, в метро и автобусе № 100 должны появиться надписи на английском. Правда, в автобусе нарисованы силуэты зданий, мимо которых он проезжает. Это хоть как-то может помочь человеку сориентироваться. Навигационная система на английском теряет много смысла, потому что человек должен каким-то образом оказаться возле стенда. Если мы рассчитываем на то, что человек сядет в такси, то, скорее всего, он так и проедет весь город на такси. Вся система должна работать комплексно. Если мы рассчитываем на то, что люди будут гулять по городу, ходить в музеи и останавливаться у достопримечательностей, мы должны как-то довести их до стенда. Макрозадача сводится к табличке возле какого-то музея.



В Варшаве в общественном транспорте сделали табло с названием остановок, указанием маршрута, и над остановкой, к которой подъезжает транспорт, загорается светодиод. Несмотря на то, что у поляков латиница, не все читают польские сочетания букв. Англичанам и французам бывает сложно прочитать польское название, поэтому светодиод позволяет остановиться и сравнить название с картой. У нас вообще кириллица…
Василий Андреев:
В польском вагоне горит светодиод, который показывает картинку места, куда вы прибудете, и точное место остановки. В московских новых вагонах метро светодиодная система не срабатывает. Когда вы едете между станциями "Курская" и "Таганка", то красная лампочка продолжает прыгать между двумя станциями, показывая, что вы двигаетесь. А турист не понимает, он на "Курской" или уже на "Таганке". Когда вы приближаетесь к "Таганке" светодиодная линейка показывает, что вы приближаетесь. Но к этому моменту я уже больше ничего не хочу делать в Москве.

При входе на вокзал в Дортмунде для людей с ослабленным зрением стоит большое панно, на котором азбукой Брайля набрана схема всего железнодорожного вокзала и планы вагонов, в которые они сейчас войдут. Если у них второй класс, они считывают, с какой стороны им нужно зайти в вагон. Это стоит пять копеек, но срабатывает на миллиарды евро в сознании людей - они понимают: "Нас любят в этой стране. Мы будем приезжать сюда туристами. Мы не боимся". Все из нас боятся оказаться в стране, язык которой мы не знаем.

Как только туристы приезжают в Минск и сталкиваются с тем, что не все люди говорят на английском языке, единственная система выживания в городе для них – система навигации. Если с ней проблема, это проблема для страны.

Тарас Куба: В Брюсселе я видел аварийную систему эвакуации для слабовидящих и слепых в метро. Какая-то инструкция написана азбукой Брайля, я рядом более крупными точками нарисована вся станция с аварийными выходами.

Василий Андреев: Мне кажется, хорошим итогом сегодняшней беседы будет, если люди узнают об альтернативных способах правильной навигации. Мы заявим, что можно решить проблему навигации Минска. В суммах, которые приносят иностранные туристы, любые деньги на разработку навигации - это просто пыль, валяющаяся на столе. Странно, что не привлекли Союз дизайнеров, хотя бы просто посоветоваться.

Тарас Куба: Инициативная группа просит ИТЦ "Минск" обратить на нас внимание. Мы надеемся, что сегодня сделан первый шаг, чтобы начать с нами диалог.

Василий Андреев: Несколько последних проектов Беларуси, которые были инициированы исполкомом, проваливались, потому что городские власти платили смешные деньги. Все конкурсы просто проваливались. Ресурс marketing.by является хорошим аккумулятором информации. Это можно было бы использовать как площадку, чтобы обсудить проблему навигации.

Я видел символ, который создали для Бреста в связи с грядущим тысячелетием. Я ужаснулся тому, что сделали из потенциального символа родного города.
Тарас Куба:
Причем он практически прошел. Просто потом высказалось общественное мнение.

Выходит, туристы попадают в агрессивную и недоброжелательную среду.
Василий Андреев:
Я хотел поблагодарить людей, которые помогали мне в подготовке материалов: Касе Сармалот, Сергею Ворожуну, Лене Дорогенской, Владимиру Францкевичу, Дмитрию Безкоровайному, Дарье Боровской, Даше Романовой и Яне Батурской, Ольге Шукале, Екатерине Битус, Илье Андрееву, Антону Азизбекяну, Василию Омелье (Омельченко), Дине Снегиревой. Все эти люди поучаствовали в предобсуждении сегодняшнего эфира. За один вечер получилось сто постов, и все начали бесплатно обмениваться мнениями. Судя по всему, нам всем надо просто встретиться.

Большой плюс, что мы наконец-то что-то делаем. Надоело слышать "невозможно", давайте просто сделаем сами. Логотип Нью-Йорка с сердцем Глейзер делал не по заказу, и это стало узнаваемым символом. Радостно, что инициатива начала проявляться. Надоело то, что делается городскими властями без участия профессионалов.
-7%
-10%
-25%
-10%
-50%
-20%
-50%
-50%
-43%