Марина Шкиленок,

В прессе любителей-поисковиков ошибочно называют "черными копателями", хотя никакого отношения к противозаконному разорению исторических памятников поисковики не имеют.

Можно ли в Беларуси случайно найти старинные предметы и кто определяет их историческую ценность? Какая работа предшествует выходу "в поле"? Где хранятся артефакты, найденные любителями, и что нашедшие получают за свои находки?



"Хобби - искатель" - на эту тему мы говорили в эфире TUT.BY-ТВ с журналистом Александром Очеретним и любителем-поисковиком Владимиром.  

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (16.89 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео

Есть такое понятие "черный копатель". Если есть "черный", значит, есть и "белый"…

Владимир: "Черный" значит нарушающий закон, а "белый", наоборот. Я себя называю поисковиком. Это как в охоте и рыбалке: не всякого охотника можно назвать браконьером. Законодательством четко определено, какие действия нельзя совершать. Нельзя разграблять могилы, вредить памятникам архитектуры, археологии. Металлопоиск законом не запрещен, и человек с металлодетектором не нарушает закон.

Александр Очеретня: "Черный" копатель – это штамп. Я себя отношу к "зеленым" копателям: я стараюсь вынести весь металлический мусор с поля. У тех, кто называет нас "черными" копателями, у самих рыльце в пушку. Сейчас говорят о случаях разграбления курганов. Если поговорить с местными жителями, выяснится, что каждый пытался найти золото.

Владимир: В прессе нужно разъяснять, что нужно читать книги по археологии, чтобы знать, что находится в курганах. Это не шведские, французские или татарские могилы, это могилы наших предков, у которых были иные обряды захоронения: труп сжигался, пепел складывался в горшок и сверху насыпался курган.

Кто вы по образованию?

Владимир: Инженер-механик. В середине 90-х годов в огороде бабушки я нашел серебряную монету 16 века с гербом "Погони" и польским орлом. Я проконсультировался в книгах и узнал, что это литовская монета. Мне было непонятно, что литовская монета делает в центре Беларуси, и я начал учить историю ВКЛ. Потом я увлекся нумизматикой, начал меняться, приобретать то, что меня интересовало. А потом решил искать самостоятельно.

Объединяетесь ли вы в какие-нибудь сообщества?

В ДК Железнодорожников есть клуб коллекционеров. Любой поисковик – это человек, увлекающийся историей, который коллекционирует вещи какой-то тематики, рассказывает об истории края родным.

Одним словом, своим увлечением вы начали получать второе образование.

Александр Очеретня: Всем известно городище на реке Менка. По некоторым данным там начинался Минск. С этим городищем граничит перепаханное колхозное поле, в котором куча черепков. Они никого не интересуют, потому что не представляют никакой ценности. Но, кроме черепков, наверное, там есть что-то еще.

Владимир: Археологи провели исследования Менки, извлекли материал, который необходим им для датировки, и все. Но, видимо, рядом с городищем есть селище, на месте которого сажают кукурузу и удобряют почву. Удобрение приводит к химической реакции, которая уничтожает металл.

Как определить, где копать? Искать в книгах?

Александр Очеретня: Иногда наобум: видишь поле, и берешь детектор. Может, на этом месте был населенный пункт, или там стояла корчма. Летом это поле засевается, а осенью после уборки с помощью старых карт находишь поселение и находишь то, что потеряли люди. Иногда попадаются ценные находки.

Как часто?

Александр Очеретня: Редко, но бывает. Я показал свои находки археологу, и он подтвердил, что они представляют историческую ценность. Сейчас одна из находок лежит в Музее истории Национальной академии наук, вторая – в Историческом музее. Первая – это рыцарская шпора 10-12 века, а вторая – наконечник от ножен меча скандинавского типа, который я нашел недалеко от Вязынки. Мне сказали, что это всего шестая в Беларуси находка. Сейчас готовятся документы о том, что я сдал его в музей.

И не предусмотрена никакая финансовая компенсация?

Александр Очеретня: Мы не ради этого ищем. Когда рыбак вылавливает большую рыбу, у него остается только фотография.

Но для того, чтобы понять, что перед вами ценная вещь, нужно много знать.

Владимир: Уважающий себя поисковик так и делает.

Какие ценности можно оставить себе?

Владимир: В УК есть статья "Присвоение найденного имущества". Если имущество относится к особо крупному размеру (это 35 млн руб.), закон обязывает сдать найденное. Если я нашел что-то ценное, например, золотую монету, она не будет стоить 35 млн. Если вы что-то находите, вы приходите в милицию. Там выясняют, где и при каких обстоятельствах вы нашли клад. Если я нашел клад на чьей-то земле, мы вместе с владельцем имеем право на 50% компенсации. Организовывается комиссия, которая проводит оценку, и потом нам выплачивают 50% компенсации, которую мы делим пополам между собой.

Вы можете определить на глаз, представляет находка ценность или нет?

Владимир: Каждый уважающий себя поисковик разбирается в этих вещах или примерно представляет их ценность. Поисковики очень активно сотрудничают с археологами, охотно делятся информацией, и чаще всего инициатива идет от них.

В сентябре прошлого года, когда мы с компанией выезжали в Мирский замок на экскурсию, я подарил Мирскому замку печать с гербом "Корчак", которую нашел в огороде в Мире, где у меня живут родственники. Представитель рода Ильиничей, Юрий Ильинич получил в собственность поселение Мир и начал строительство замка. Его род был герба "Корчак". Потом недостроенный замок перешел во владение Радзивиллов.

Я понял, что печать должна находиться в Мирском замке. Возможно, это единственная аутентичная вещь, которая принадлежала хозяевам замка. По-моему, там есть только стул, который принадлежал Святополку Мирскому, последнему хозяину Мира.

То есть, чтобы что-то найти, надо проделать большую работу.

Владимир: Это не работа, а хобби: если я ничего не нашел, я не зря потерял время. Я в любом случае получил удовольствие. Это заставляет вставать в 3 часа ночи, чтобы приехать на место засветло. Ведь у нас один световой день, мы семейные люди, и не можем позволить себе выезжать в экспедиции на неделю. Это как прогулка на свежем воздухе.

Есть ли какая-то ассоциация искателей?

Владимир: Никакого организованного сообщества нет, но есть интернет-ресурсы, которые позволяют общаться на эту тему. Зимой мы перебираем находки, общаемся, реставрируем, кто-то оформляет документы. Кто-то занимается поиском новых мест, изучением карт, литературы, намечает маршруты.



Сложно найти специально?

Александр Очеретня: Везет подготовленным.

Владимир: Есть еще такой вид поиска, как пляжный. В 5 утра, когда все еще спят, человек выходит на пляж и ищет монетки евро, кольца, цепочки, серьги. Это не запрещено.

Находили ли оружие ВОВ? Что с ними делать?

Владимир: Исходя из того, что Беларусь была ареной войн, на каждом поле можно найти отголосок эха войны. Но я, кроме полугнилых гильз и патронов, ничего не находил.

Александр Очеретня: Я находил патроны под Полоцком, но оружие не находил. Я стараюсь не общаться с искателями оружия, это другая категория людей.

Владимир: Такие поиски опасны для здоровья, можно стать калекой. Эта сфера также регламентирована законодательством.

Считается, что более-менее приличный клад можно найти в Египте, Греции – в странах с богатой историей? У нас можно найти такой клад? Или все это только пиар?

Александр Очеретня: Почему пиар? Известное всем сокровище Трои – клад кладов. Там было огромное количество золота, предметов, представляющих историческую ценность. Мой клад еще где-то в земле. Надо искать.

Владимир: Часто находишь вещи на поверхности.

Для чего вы ищете?

Владимир: Наибольшим счастьем для человека является совмещение его хобби с профессиональной деятельностью. К сожалению, в жизни так редко получается. Поиски – это мое хобби, я радуюсь просто от того, что что-то нашел.

Александр Очеретня: Это способ "плюнуть в вечность". Я знаю, что после моей смерти в музее будет лежать маленькая штука, которую я нашел. К тому же мне самому это интересно.
{banner_819}{banner_825}
-50%
-15%
-40%
-45%