1. Третья волна, смерть «песняра», запрет по NIVEA, цены на доски и медаль Герасимени — все за вчера
  2. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  3. Умер «песняр» Леонид Борткевич
  4. Биатлонистка Сола честно рассказала о позиции, народной любви и собственном гнездышке в Новой Боровой
  5. «Фокусируюсь на великой цели по примеру Маска». Как сын Израилевича попал в список «Форбс»
  6. Польша опровергла сообщение Минобороны Беларуси о нарушении границы
  7. «В Беларуси не ценил того, что имел». Физик отчислился из БГУ и изучает бозон Хиггса в Германии
  8. Купаловский восстановит поставленный 20 лет назад спектакль. Названы фамилии новых актеров
  9. Немецкая компания сообщила о приостановке сотрудничества с «Гродно Азотом»
  10. Украина ввела дополнительные ограничения на границе с Беларусью
  11. Самые теплые, крепкие и дешевые стены: сравнили газосиликат, керамзитобетон и керамические блоки
  12. «Мне говорили: «Лучше бы ты мужа нашла и варила ему борщи!». История молодой трактористки Наташи
  13. «На претензии отвечали: „Вам что, жалко?“». Как Gastrofest боролся с клонами фестиваля
  14. «Самая длинная 16 сантиметров». Дома у минчанки живут 34 улитки. Смотрите, какие они красивые
  15. «Когда умирают такие люди, говорят, что уходит эпоха». Друзья и коллеги — о «песняре» Леониде Борткевиче
  16. Это последние дни, за которыми что-то наступит. Чалый рассуждает о настроениях разных белорусов
  17. Уролог объясняет, как не пропустить признаки одного из самых частых заболеваний почек
  18. «Пари Сен-Жермен» выбил «Баварию» из Лиги чемпионов
  19. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  20. Секондам запретили продавать новые вещи. Как рынок б/у одежды отреагировал на нововведение
  21. Герасименя продала на аукционе золотую медаль чемпионата мира
  22. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  23. «Все больше откусывают парк». Как там стройка Национального стадиона и чем она тревожит местных
  24. «Самое благоприятное время для продавцов». Что происходит на вторичном рынке квартир в Минске
  25. Товар исчезнет с полок? А есть шанс, что вернется? Про запрет по NIVEA — в простых вопросах и ответах
  26. Третья волна. В Беларуси растет количество заразившихся COVID-19 и пациентов с тяжелыми пневмониями
  27. Euronews прокомментировал прекращение вещания в Беларуси
  28. КГБ сообщил о задержании Костусева и Федуты «по подозрению в совершении преступления»
  29. «Спросили, связана ли работа с политикой». Как белорусы сейчас проходят украинскую границу
  30. Врач рассказывает, по каким симптомам узнать пневмонию


Валентина КОЗЛОВИЧ,

Еще несколько лет назад в глухих лесах на белорусско–украинской границе можно было услышать ночью не волчий вой, а мычанье коров. Теперь гонять в Украину белорусских буренок невыгодно. Не вывозят больше к соседям и лом цветных металлов — дома дороже. Но ручеек нелегального бизнеса не иссяк: от соседей доставляют к нам спиртное, сладости, ткань, одежду, обувь. Туда — сигареты. Везут лесными тропами. С сотрудниками УВД Брестского облисполкома недавно довелось побывать в Кобринском районе, у которого с Ратновским 32 километра границы — леса да болота. Нарушители нам не попались, зато увидели, как живут люди в здешних краях.

Незабытая окраина

Зимой "контрабасы", как называют нарушителей местные жители, обычно отдыхают. Понятно, на снегу заметны следы. Нынешняя зима — пока погодное исключение. Однако в милицейских сводках информации негусто.

— Лесные дороги перекрыли? — вопрос, который первым приходит мне в голову.

Сотрудник отдела по борьбе с экономическими преступлениями Кобринского райотдела милиции Виталий Куришко не соглашается:

— Зачем? Закроем — новые появятся.

Из Кобрина в самую приближенную к границе деревню Леликово мы добрались быстро. Село известное. Здесь расположен теннисный корт, удостоенный сертификата международного класса. Соорудил корт российский бизнесмен, уроженец здешних мест Иван Панасюк. Но деревня пока не стала республиканским теннисным центром. Сельчане по старинке предпочитают разминаться на грядках, а вот молодое поколение приобщается к спортивной жизни.

В последний год Леликово ничем в милицейских сводках не отличилось. Но деревушка непростая, за ней глаз да глаз нужен, считают милиционеры.

Дальше держим путь в Дивин — центр сельсовета. Мне понравилось, как деревню представляет интернетовская Википедия: "Село в трех километрах от озера Любань". Озеро и правда уникальное. Благодаря ему деревня, которой официально 545 лет, может стать туристическим центром. И показывать здесь есть что: на одной улице стоят два православных храма — Святой Параскевы Пятницы (середина XVIII в.) и Святопречистинская церковь (начало XX в.). Необычно.

В общем, жизнь в Леликово, Дивине, Повитье и в других расположенных на границе с Украиной деревнях Кобринского района вполне размеренная. На первый взгляд?

— Если задаться целью, можно каждого жителя рассматривать как потенциального нарушителя. Один за небольшую плату готов сдать сарай под склад, другой — предупредить о появлении милиции или пограничников. Однако сами они в переброске товара участвуют редко, — уверен Виталий Куришко.

По зимнему времени

За Дивином — одноименный пункт упрощенного пропуска. Здесь только пограничники, которые пропускают жителей приграничных районов Брестчины и Волынской области Украины. "Дивин" работает с восьми утра до восьми вечера, а в связи с переходом украинцев на зимнее время — с 9.00 до 21.00 — подстроились под соседей. Через "Дивин" нужно следовать налегке, причем хоть пешком, хоть на велосипеде, мотоцикле или легковом автомобиле. Грузовикам — красный свет. Разумеется, тут едут законопослушные граждане. Поинтересовалась, можно ли пешком пересекать границу чаще чем раз в 8 дней?

— Пешком можно. Однако есть ограничения по количеству перемещаемого товара. Нет смысла ходить три раза в день с пустыми руками, — начальник отдела пограничной службы "Кобрин" Валерий Усков рассказал мне подробности, которые, убеждена, не очень нравятся жителям приграничья. Но закон есть закон.

Кто обрывает цепочки

О том, что происходит в соседней Украине, сельчане узнают быстро: местные телевизоры принимают украинские каналы. А мобильные телефоны легко настраиваются на украинских операторов. Никто не стал убеждать меня, что "контрабасы" — явление вчерашнего дня. Они есть, у них отработана система переброски грузов. Связь держат по украинским "симкам", у них быстрые машины плюс помощь местных жителей. Украинцы подвозят товар к границе, а с нашей стороны их встречают белорусские "коллеги". Причем перегрузка идет без пересечения границы. Дальше товар отлеживается в каком–нибудь сарае, потом — на рынки. Если повезет. Ибо среди сельчан есть не только те, кто помогает нарушителям, но и законопослушные граждане.

Недавно благодаря оперативной информации кобринские милиционеры средь бела дня тормознули автомобиль, перевозивший товар на 2 миллиарда рублей. Вроде и подозрений быть не должно: МАЗ принадлежал СПК "Орехово" Малоритского района. Однако вместо картошки или свеклы в кузове оказались дорожные сумки, пакеты и палеты, забитые обувью, одеялами, спортивной одеждой, платьями, костюмами... Водитель слезно убеждал: "Не мое, знакомого". Знакомый, который нервничал на пассажирском сиденье, тоже разводил руками: "Товарищ с Украины попросил". Стандартная схема. Товар изъят как бесхозный...

Как–то задержали "Фольксваген", за рулем которого был минчанин. Станки, насадки, кремы, пенки — целых 34 короба с бритвенными принадлежностями на 200 миллионов рублей и ни одного сопроводительного документа. Опять товар оформили как бесхозный.

Наши везут в Украину сигареты и спирт. В амбаре на хуторе Лущики милиционеры обнаружили более 16 тысяч литров спирта. Хозяин сарая отнекивался: "Оставили для хранения. Кто? Не знаю". А спирт, выяснилось, прибыл из России, конечный пункт доставки — Украина. Но цепочка оборвалась в Кобринском районе.

Сколько дорожке ни виться...

Интересуюсь у милиционеров и пограничников, можно ли ликвидировать бизнес? Улыбаются. Можно, конечно, если поставить вдоль границы трехметровый бетонный забор, а через каждые пять метров — охрану.

Отчасти ситуацию регулирует рынок. И закон, разумеется. С 2008 года установлена уголовная ответственность за умышленное незаконное пересечение границы: штраф до тысячи базовых величин, арест либо лишение свободы.

— В последние годы нарушителей стало меньше, — отмечает Анатолий Макарук, начальник ОБЭП Кобринского РОВД. — Ведется большая профилактическая работа, слаженно работают милиция, пограничники, таможня.

Но ужесточение законодательства — полдела. Нужно "оживлять" приграничные деревни. Агрогородки построены, теперь Кобринский райисполком предлагает, на мой взгляд, интересные проекты для инвесторов. Можно взять в аренду 80 гектаров болота Лядо рядом с Леликово — под клюкву. Еще 3 тысячи гектаров готовы для выращивания прутовидной ивы на топливо. А приграничное озеро Свинорейка можно использовать для добычи сапропеля. Запасы здесь — полмиллиона кубических метров. Базу отдыха или санаторий предлагается построить на озере Любань рядом с Дивином.

— Были люди, спрашивали про земли под иву, — председатель Дивинского сельисполкома Александр Резанко не припоминает, чтобы кто–то интересовался другими проектами.

Почему? Возможно, надо активнее их рекламировать. Уникальная природа дает шансы приграничным деревням заниматься более интересным и прибыльным делом. Люди здесь живут инициативные, главное — их заинтересовать и дать гарантии.

Фото автора и Кобринского РОВД
-53%
-20%
-30%
-40%
-30%
-20%
-20%
-5%
-15%
-28%
0068422