Мария КУЧЕРОВА,

Каких только не бывает историй, но всегда противостояние между самыми близкими на свете людьми — родителями и детьми — поражает своим драматизмом и неестественностью. Для нас чужда "западная мода", когда, например, в Австрии сын подает на старушку мать в суд за то, что она в поисках общения звонит ему по 50 раз на дню, а в США мама вызывает полицию из–за того, что семилетний сын украл у нее 6 долларов. Когда в суде лоб в лоб сталкиваются мать и сын, дочь и отец, нам кажется, что ничего святого между ними не осталось. Можно ли заставить детей почитать своих родителей, а родителей — искренне любить детей?

Двойной стандарт воспоминаний

56–летний минчанин подал в суд на своих дочерей. Потребовал взыскать алименты в размере 20 базовых величин с каждой. Мол, они трудоспособные, а поэтому должны оказывать материальную помощь, ведь он по состоянию здоровья нуждается в дорогих лекарствах, санаторно–курортном лечении и диетическом питании. Ну и что, что с дочками не общается уже более 13 лет, с тех пор как развелся с их матерью? Год назад с ним не продлили контракт, найти новое место работы не удалось, к тому же получил травму, инвалидность III группы. Вот горе–отец и решил, что помочь ему обязаны его кровиночки. Ведь когда–то, как он заявил в суде, ради них он работал в две смены, водил в парк отдыха и платил по счетам. А они отца не признают, видеть и слышать не хотят, к внукам не подпускают. Из детских воспоминаний запечатлелось только, как их постоянно унижали, оскорбляли, выворачивали за шиворот вареную морковку с кипяченым молоком, которые они терпеть не могли, запирали в комнате в знак воспитания, а сами они с мамой бегали к соседям, чтобы вызвать милицию...

Еще один иск подала на свою единственную дочь неработающая 53–летняя минчанка, которая получает пенсию как инвалид детства и по потере кормильца, но этих доходов ей не хватает, чтобы оплачивать трехкомнатную квартиру. Теперь мать просит взыскать с дочери, которая "неофициально работает на рынке, злоупотребляет спиртными напитками и имеет возможность оказывать ей материальную помощь" ежемесячное пособие 105 тысяч рублей. Дочь же претензий не признает: "Она держит в доме квартирантов, в то время как я с ребенком уже 13 лет не живу с ней, хоть и прописана: мать меня не пускает, ключи не дает и лицевые счета делить отказывается". В общем, помогать родительнице не желает еще и потому, что сама состоит на учете на бирже труда.

Горько и стыдно

В обоих случаях суд родителям отказал. Хотя в Кодексе о браке и семье есть статья, по которой взрослые дети обязаны заботиться об отце с матерью. И хорошо, что христианская мораль возведена в законодательную норму. Ведь ситуации, когда дети не только не помогают своим старикам, но даже, наоборот, отбирают пенсию, сегодня случаются сплошь и рядом. Просит старушка милостыню — подойдешь, разговоришься, и выясняется, что сын всю пенсию забирает, — ему на водку не хватает. А ты, мать, живи как хочешь. Недаром стала очень популярной поговорка: "Плох тот родитель, который не может содержать дите до его пенсии". Наверно, ее придумали дети. Как и выражение: "Я работаю в пмк". Расшифровывается это: "Пока мама кормит". И характерно это не только для сельской местности. Сколько в городе таких бабушек, которые на свою пенсию кормят не только взрослых детей, но еще и внуков, зятьев, невесток!

Реальная история. Сын, владелец фирмы, пропивает все свои авансы и просит у мамы в долг на сигареты. Дочка, дипломированный юрист, тратит зарплату на дорогие шмотки и говорит: "Мамочка, нет денег, я сапожки купила". Зять все заработанное уже четвертый год вкладывает в ремонт собственной квартиры. И все живут-едят-пьют фактически на одну мамину пенсию. А та и пожаловаться не смеет на свою печальную старость: дети ведь — не финансовый проект, чтобы ждать от них дивидендов. Уж как воспитала...

Парадокс в том, что те родители, которые душу вкладывают в своих чад, все, что имеют, отдают, а в старости остаются один на один со своими бедами, в суд как раз и не пойдут. Стыдно. Когда я в одном районном суде спросила, часто ли они рассматривают такие иски, председатель искренне удивился: "Вы что, это же кощунственно!" Городским судам это более знакомо. И все равно воспользоваться своим правом на сыновнюю заботу отваживаются единицы. Скажем, в один из судов Минска за последние три года обратились лишь пятеро пожилых родителей. И только в одном случае сын беспрекословно согласился выплачивать маме 300 тысяч ежемесячно — сколько она и просила...

Учитывая все обстоятельства

Что ни иск — то отношения отцов и детей, доведенные до абсурда. Отец бросил семью, пил, алименты платил мизерные и редко, а потом через 20 лет объявляется — инвалид, больной и неимущий: "Здравствуй, сынок, ты ведь по закону должен меня содержать". И суд обязывает содержать, по сути, чужого человека, из–за которого парень в свое время был вынужден пойти в вечернюю школу, чтобы помогать маме. Тут на сторону детей становятся пожилые матери, которые фактически в одиночку их ставили на ноги и теперь еще подкармливают, потому что у одной дочки с мужем не склеилось, у сына тоже доходы небольшие, дети несовершеннолетние и куча кредитов.

На практике, если ребенок сумеет доказать, что нерадивый папаша в его жизни не принимал участия, судья максимально снизит размер содержания, но не откажет, если родитель действительно нетрудоспособен и положение его жалкое, а дети состоятельные. Поэтому в большинстве дел требования удовлетворяются лишь отчасти. Родителям назначают выплаты в размере одной базовой величины ежемесячно (сегодня это 35 тысяч рублей). И должников по таким алиментам нет. Может, и потому, что суд учитывает: действительно ли родители так нуждаются, как говорят, могут ли дети им помогать?

— Несколько лет назад престарелые отец и мать подали иск на взыскание алиментов с дочери, — вспоминает одно из таких дел, которое приходилось рассматривать, заместитель председателя суда Советского района Гомеля Виктор Купрацевич. — Они ссылались на то, что она индивидуальный предприниматель и у нее большой доход, потому просили взыскать по 2 базовые величины в пользу каждого. Что интересно, к сыну, который работал в России, никаких требований не было. В иске отказали, поскольку доход у дочери на самом деле был невелик, к тому же она в одиночку воспитывала ребенка.

Бывший судья Тамара Злобич и сегодня в подробностях помнит, как в 1980–х в Солигорске рассматривала иск отца к его семерым детям. В свое время он их отдал в детдом. Послевоенные годы, страшная нищета, тогда было еще такое понятие, как "интернат для детей из малообеспеченных семей" (при этом родителей не лишали прав). Дети выросли, устроились, неплохо зарабатывают, а у отца маленькая пенсия, едва концы с концами сводит.

— Дети, конечно, были против: мол, нас государство воспитало, а отцу мы ничего не должны! — рассказывает эту поучительную историю Тамара Константиновна. — А отец им отвечает: мол, еще неизвестно, что для вас лучше было бы, — "не отдал бы в детдом, вы бы так же батрачили со мной на хозяйстве. А я порвал сердце и душу, зато вы живы–здоровы". Учитывая те жизненные обстоятельства, иск его я все–таки удовлетворила.

"Это моя боль"

Трудно представить, что родной сын или дочь, выросшие в любви и ласке, вдруг бросят родителей на произвол судьбы. И все же проблема "короля Лира" существует. Каждый третий старик, который проводит остаток жизни в доме–интернате, вырастил детей, да и не одного. Но у любого найдется оправдание для своих чад: жизнь не сложилась... работа тяжелая... жилищные условия стесненные и т.п. "Это моя боль", — скажут они. Для них дети остаются детьми в любом возрасте.

В домах для престарелых можно увидеть разные жизненные финалы. И как бабушка, не имея своих детей, посвящала жизнь племянникам, отдала им все деньги, драгоценности, квартиру, а в итоге в 86 лет вынуждена рассчитывать только на государственную заботу. И как отца, военного офицера, "афганца", двое детей, которым он дал образование, построил квартиры, после смерти матери выставили из дому. В дом–интернат сын приезжал к нему лишь однажды — чтобы тот переписал на него квартиру... Бывает, своих родителей навещают только в день пенсии. А старики просят: "Не пускайте, они меня обирают!"

— Да, кто–то смотрит стариков до гробовой доски, нанимает дорогостоящих сиделок, а кто–то не может хотя бы просто прийти, поцеловать, расчесать их, зная, что у нас на одну санитарку 35 лежачих и внимания им очень не хватает, — с неблагодарностью детей директор дома–интерната для пенсионеров и инвалидов Вера Лейковская сталкивается, как говорится, лицом к лицу. — Иногда просим 10 тысяч рублей на фотографию сдать, чтобы паспорт поменять, — куча претензий в ответ, мол, государство обязано! Дети привыкли, что всегда жили за счет родителей.

Кто виноват: родители, которые воспитали иждивенцев? Дети, которые недополучили в жизни что–то очень важное? Или просто институт семьи — тот, о котором говорили "7 "я": дедушка, бабушка, мама, папа и трое детей" — медленно, но верно исчезает, уступая место миру, в котором каждый сам за себя?..

Должно ли государство заставлять детей заботиться о родителях?

Жанна Бизня, председатель Улуковского сельисполкома, Гомельский район:

— К счастью, в наших деревнях это пока единичные случаи, когда дети полностью забывают своих родителей и совершенно о них не заботятся. Но они есть. Скажем, живут дочки–сыновья за пределами области, стариков не навещают. Причем, как потом оказывается, вполне благополучные. Приходится их разыскивать, писать письма и взывать к совести. Иногда действует. А иногда — нет. Думаю, для таких случаев алименты — самая верная мера.

Анатолий Сафонов, учитель математики и информатики СШ № 10, Жлобин:

— Это уже традиция: как только дети приезжают в деревню к старикам, те им выгребают из погребов все, что есть, кабанчика освежуют, сумки набьют. Но я знаю случай, когда у одного такого сына жена была родом из восточной страны. Так она страшно удивилась: как это так, молодым и здоровым брать у стариков? У них наоборот принято — дети едут к родителям с полными сумками, уезжают с пустыми. Так что надо начинать с правильного воспитания, иначе скоро всех детей придется заставлять заботиться о родителях.

Елена Коровина, заместитель директора Витебского дома–интерната для престарелых и инвалидов:

— А в нашем учреждении есть пенсионерка, с которой родственники не общаются уже 15 лет. В свое время она после очередной ссоры выставила на улицу собственную дочку с мужем и маленького внука. Теперь ее вспыльчивый нрав осложняет работу сотрудникам нашего дома–интерната. Так что каждый отдельный случай требует своего рассмотрения...

Александр Шатько, заместитель председателя Постоянной комиссии Палаты представителей по образованию, культуре, науке и научно–техническому прогрессу, заместитель председателя президиума РОО "Белая Русь":

— Мое личное мнение: заставлять заботиться о родителях нельзя. Не получится. Как нельзя заставить любить. Надо придерживаться наших славянских традиций и сызмальства воспитывать детей в духе взаимного уважения. Не получилось? Не хотят заботиться? Есть выход. Нужно лишать наследства, например, доли жилплощади. Пусть квартира переходит в собственность государства, которое возьмет на себя заботу о стариках.

Нина Никитина, директор гимназии № 23, Минск:

— Наверное, для некоторой категории требуется принуждение со стороны государства. Но в целом я бы ответила так: если человек не заботится о своих родителях и детях, значит, потерял всякую ответственность и перед людьми, и перед Богом. Он уже грань допустимого перешел. Могут возникнуть только дополнительные проблемы. Другое дело, что в обществе должна создаваться атмосфера, когда каждый знает и понимает: отрекаться от самых близких людей — родителей и детей — стыдно, позорно! И отношение окружающих к таким должно быть соответствующее.

Абу–Бекир Шабанович, муфтий Мусульманского религиозного объединения в Беларуси, Минск:

— Государство должно заставлять и нерадивых родителей заботиться о своих детях, и безответственных детей опекать престарелых родителей. Вообще, настоящий верующий никогда не бросит на произвол судьбы ни детей, ни родителей, поэтому у мусульман и нет так называемых домов милосердия. Если в какой–то семье складывается тревожная ситуация, туда идет имам, наведываются соседи — делается все возможное, чтобы уладить проблему.

Прошедшие пятницу и субботу я провел в Ивье. Там собралась наша семья, почти 30 человек, чтобы почтить память — 100–летие со дня рождения моей мамы Айши Мустафовны Шабанович. Приехали, в том числе и из Литвы, все поколения в старый родительский дом, который мы тщательно восстановили. А мамины цветники бережем особенно — каждое лето они напоминают нам о ее незабываемых доброте и мудрости...
-25%
-23%
-10%
-40%
-10%
-50%
-40%
-10%
0071694