Главное
Минск
Эксклюзив
Деньги и власть
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Спорт
Авто
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    303112345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    272812345

Общество


В середине августа в общество защиты животных "Ратаванне" обратилась пенсионерка Степанова Тамара Филипповна с письмом, в котором рассказала совершенно невероятную почти детективную историю. Началась она ещё год назад с бытовой ситуации, в которой многие из нас были и не один раз. Соседи стали предъявлять претензии, якобы Тамара Филипповна их "затопила". Но оказалось всё банально просто: сосед неправильно поклеил дорогие плотные обои, они покоробились и стали отваливаться. Ущерб от своей неумелости он решил компенсировать за счёт своей интеллигентной пожилой соседки. Был вызван даже участковый. Надо отдать ему должное, понимая абсурдность претензий соседа, он успокоил Степанову и посоветовал не обращать внимания. Казалось, конфликт исчерпан. Но сосед настойчиво требовал деньги, чем совсем измучил Тамару Филипповну. Решив, что спокойствие дороже, она всё – таки выплатила из своей небогатой пенсии требуемые 32000 рублей. Сосед (некий Дима) вошёл во вкус и понял, что может заниматься рэкетом, просто не выходя из дома. Тем более, что треклятые обои продолжали отваливаться с завидной регулярностью. Теперь он требовал уже 20 долларов. Но на этот раз тихая пенсионерка посмела сказать "нет". Этого Дима видимо не ожидал. Отказ его возмутил и он, наверное, обиделся, потому что принялся мстить и развернул целую кампанию травли семьи Степановых.

Зачем, уважаемые читатели и покровители животных, я утомляю Вас рассказом о банальной склоке? Зачем обществу защиты животных знать о междоусобных соседских конфликтах?

Дело в том, что у Тамары Филипповны живут кошки. Их было 9, простых, ничем не примечательных кошек. Жили они в этой квартире уже много лет, старились, тихо умирали и никому из соседей не мешали. До тех пор пока Дима не занялся бизнесом и не поклеил обои.

И полетели жалобы в различные инстанции. Этот Дима выбрал очень удачный момент: Тамара Филипповна сделала операцию на глазах и проходила курс восстановительного лечения. Понимая, что проблемой обоев он никого не удивит, был выбран другой объект – безобидный и бессловесный – эти самые кошки. Он описывал ужасы и страдания своей семьи от подобного соседства. У лиц официальных сложилось впечатление, что сей мученик просто живёт в клетке с голодными тиграми. А его оригинальная придумка, что с потолка кухни ему в тарелку льётся кошачья моча, может напугать кого угодно, в том числе и таких тонко чувствующих людей как работники ЖЭС – 52 во главе с господином Островерховым. Тамару Филипповну вызывали на административную комиссию Первомайского райисполкома, опять приходил участковый и так далее. Самое удивительное было то, что Тамара Филипповна готова была выполнить все требования "власть держащих"! Составить протокол? Пожалуйста! Выплатить штраф? Пожалуйста! Зарегистрировать кошек (хотя их и не регистрируют!)? Пожалуйста! Всё выполнит законопослушная пенсионерка, привыкшая уважать власть и законы! Единственная просьба, человеческая – дайте окрепнуть после операции!! Глаз – орган тонкий, реагирующий на малейшее повышение давления! Проще говоря, волноваться бабушке нельзя!

Но ретивые работники ЖЭС - 52 продолжали беспокоить Тамару Филипповну звонками и угрозами. Тогда она написала на имя директора ЖЭС- 52 Островерхова В. И. заявление с просьбой не тревожить её до конца послеоперационно - восстановительного периода. На робкую просьбу Степановой последовала реакция - налёт на квартиру и акт вандализма. Вот как описывает это сама Степанова.

"11 августа в 10 утра раздался звонок в дверь. Я заглянула в глазок и увидела целую ватагу мужчин. Открывать не стала, решила - ошиблись квартирой. Но звонки настойчиво продолжались, это меня напугало и я, конечно, открывать не решилась. Стоявшие за дверью стали стучать кулаком, затем ногами и что - то кричать. Они требовали открыть двери и угрожали.

Я стала звонить в милицию, но в смятенном состоянии путала номера и не могла дозвониться даже до нашего участка. Участок не отвечал. Тогда я позвонила знакомому журналисту Аде Евгеньевне Чалей с просьбой о помощи. А в это время уже ломали замок и расшатывали дверь. Один из ломившихся заявил, что он наш участковый. Я позвала на помощь сына. Мы сказали, что впустим только участкового, тем более, что замок был почти взломан.

Когда вошёл человек в милицейской форме, оказалось, он нас обманул. Его мы не знали и никогда не видели на нашем участке. Мы потребовали документы. Документ показал быстро и сразу его спрятал. Я выразила сомнение, на что он сказал, что ему доверяют оружие и показал пистолет. Я сказала, что у бандитов тоже имеются пистолеты. Он вёл себя грубо, не давал ничего говорить, кричал. Мой сын милиционера успокаивал, говоря: "Давайте позвоним в милицию, выясним ваши полномочия, можете ли Вы без санкции прокурора врываться в частную квартиру и устраивать скандал? Если "да", то мы выполним все Ваши требования". На это он не соглашался, а стал ещё более агрессивным. Я всё ещё пыталась звонить в городскую милицию. Он звонить не давал. Грубо оттолкнув меня и сына от двери, впустил всех, стоящих за ней. Там оказалось 9 человек кроме него. Они документов не предъявили, называть себя отказались. Сказали только, что они "домоуправление". Не дали мне переодеться и убрать постель. Оттеснив меня в комнату, сына затолкав в ванную, стали убивать наших животных на глазах сына, который вырвался из ванной, и журналиста Ады Евгеньевны Чалей, которая к этому времени приехала на помощь по моему звонку. Шесть моих котов и три кошечки моей приятельницы, которая уезжая в отпуск, попросила меня присмотреть за ними, были убиты и унесены в сетках из квартиры.

Потом приехала "скорая" и увезла меня в шоковом состоянии с высоким давлением в больницу. Сын сопровождал меня.

В больнице после обследования дали справку, что у меня кишечное кровотечение. Я попросилась домой переодеться, взять с собой всё необходимое. Приехав домой, я увидела жуткий разгром. Повсюду в разбросе валялись разные предметы, клочья шерсти, на полу были многочисленные пятна крови убитых моих кошек.

Увидев всё это, я конечно, уже не могла ехать в больницу. Я была в тяжелейшем моральном состоянии. Хотелось лечь и умереть.

Просто кажется невероятным, чтобы в наше цивилизованное время случилось такое в частной квартире, в стране, где неприкосновенность жилища охраняется Конституцией и законом. И поразительным кажется ещё и то, что официальное лицо, директор ДУ - 52 может не только дать добро на учинение этого безобразия, но и сам принимает в этом участие".

Вот в общем – то и всё. Дима и его обои отмщены!

Но вся эта история полна вопросов и парадоксов. Таких например как…Разве ЖЭС выполняет функции службы очистки? Где постановление суда об изъятии животных? Почему сосед не пускал к себе в квартиру, чтобы оценить результаты разрушительного действия кошачьей мочи? Где акт причинённого квартире соседа материального ущерба? Где акт экспертизы, доказывающей, что именно кошачья моча текла с потолка? И т. д.

Осадок от всего этого остаётся омерзительный!

Ещё гаже делается, когда узнаёшь, что Тамара Филипповна – вдова известного, с мировым именем кинорежиссёра, заслуженного деятеля искусств Беларуси Бориса Михайловича Степанова (1927 – 1992). С 1956 года работал на киностудии "Беларусьфильм". Если не имя его, то уж фильмы – то его знают все в Беларуси: "Альпийская баллада" (1966 г., приз на Международном кинофестивале в Дели 1968 года), "Я, Франциск Скорина…", "Батька", "Волчья стая", телесериал "Государственная граница" и многие другие. Вместо того, чтобы мемориальную доску повесить, врываются в дом его вдовы и устраивают погром в лучших традициях черносотенцев в годы безвластия.

Неоднократно была я в этой квартире, где якобы 20 кошек и моча льётся через перекрытия. Приезжала, чтобы составить акт содержания животных. Нормально они содержатся, лотки для каждого котика, которые хозяйка сразу же моет. Правда, пахнет некастрированным котом. Так ведь это не показатель плохого содержания. Есть богатые дома, где дорогой кот – производитель и не такое "амбре" устраивает. В общем, хороший дом, много книг и фотографий, на которых много знакомых лиц: кинорежиссёр Григорий Александров (помните, это он снял первые советские комедии "Весёлые ребята", "Волга – Волга", "Светлый путь", "Цирк". Степанов учился у него на курсе), Леонид Гайдай, с которым вместе учился, Василь Быков, Игорь Добролюбов (режиссёр знаменитых, даже легендарных "Белых рос") и многие другие деятели белорусского кино и телевидения. Сама Тамара Филипповна долгое время работала на белорусском телевидении. По иронии судьбы даже снимала передачи, посвящённые милиции.

Неловко и стыдно было слушать, как Тамара Филипповна пыталась доказать свою и кошачью лояльность и невиновность. Неловко и стыдно, за работников ЖЭСа, за пресловутого Диму, за всех участников этого неправедного дела. И опять вопросы так и лезли в голову? Если начальнику ЖЭС было не трудно участвовать в этом кошачьем побоище, то неужели трудно было просто придти и поговорить, спокойно выслушать обе стороны и принять грамотное решение? И почему он и его сотрудники взяли на себя карательную функцию, когда суд ещё и решение не вынес? И почему мы, граждане, так юридически безграмотны? Неужели потому, что бесправны?

Видела я и оставшихся в живых кошек. Запуганные, недоверчивые, ещё не забывшие ужас от увиденного: ведь на их глазах убивали…

Хозяйка рассказывала мне о пережитом ужасе, показывала квартиру, которую готовят к ремонту и поэтому она сейчас не очень уютна, объясняла ситуацию, говорила, что сильнейший стресс вызвал ухудшение зрения, а я слушала её и думала о том, как беззащитен человек перед силой, напором, нахрапом хама и беспределом, творимого властью. Страшно думать, что у нас такая власть.

Многим знакома ситуация, когда соседи – алкоголики держат притон, мешают всему дому, а власть справиться с ними не может, разводят руками. Дебошир устраивает скандал и опять власть в недоумении. А как на абсурдную жалобу реагировать, аж 9 человек пришли, не поленились. Правда, ни ордера, ни постановления суда, никаких официальных бумаг, даже словесных объяснений не предъявили. Милиционер, представитель власти и тот так растерялся, что даже удостоверение толком не показал и решил, что правильнее будет кричать и угрожать.

А ещё поразило, что в убийстве животных принимали участие женщины – сотрудницы ЖЭС – 52! Нет слов…

Что же получается? Если вашему соседу покажется, что рыбки в вашем аквариуме слишком громко плещутся, он может жаловаться и тогда приедет "команда терминаторов" (скоро, наверное, и такие создадут) и спустит ваших "ихтиандров" в унитаз? Или попугайчики громко щебечут, или морская свинка громко капустку грызёт, или ёжик громко по ночам топает – на всех управу найдут?

Может быть меня упрекнут в излишней эмоциональности. Может быть не надо было так зло и иронично писать об участниках того жуткого шоу, которое устроили в квартире Тамары Филипповны. Они ведь могут обидеться! Наверное, да! Могут. Но отчего – то мы в своих жалобах, письмах, обращениях, просьбах, личных беседах с представителями власти всегда уважительно – деликатны, а они барственно – снисходительны. Что это? Последствия монголо – татарского ига или крепостного права?

Надоело! Надо что – то делать! "Ратаванне" завалено письмами и жалобами о произволе в отношении животных и людей их опекающих. Звонят и пишут чуть ни ежедневно: там отловили домашнюю собачку, там убили на глазах у детей, у ребёнка истерика, у старика приступ сердечный, у беременной женщины обморок… Сколько можно считать людей просто населением и контингентом и вспоминать о них накануне выборов? А то получается интересная вещь: звонят в общество возмущённые люди, плачут, рассказывая о "зверствах" живодёров. На этом их активность заканчивается. Дальше пусть занимается общество защиты животных, а граждане будут звонить и спрашивать, что "Ратаванне" сделало и как оно борется за права животных? Считаю, что до тех пор пока САМИ люди не будут писать, требовать, жаловаться, кричать об этом, ничего не измениться. Каждый имеет право обратиться к представителю власти! Каждый! И бояться не нужно! Власть обязана реагировать на проблемы "контингента" и давайте не будем облегчать им жизнь. Они, извините за меркантильность, за свою работу получают очень хорошую зарплату. Вот пусть и отрабатывают! А людская инертность чиновникам только на руку.

Пишу я этот материал даже не по "горячим следам", времени прошло достаточно, чтобы успокоиться, проанализировать. Вообще не хотела об этом писать, что толку воздух словами сотрясать, ничего ведь не изменится! Но мысль о том, что к тебе в дом могут вломиться, могут крушить небогатое твоё имущество, могут устроить бойню, могут убить твоих животных, могут оскорблять твоих близких, могут просто вытирать об тебя ноги, не слушая объяснений, выставляя тебя чуть ли не психически больной, не даёт мне покоя. И никто от этого не застрахован – ни простая пенсионерка, ни вдова известного в республике человека. Кстати, на загнивающем Западе даже психически больные люди имеют права. Но это так, к слову…

А ещё мне подумалось, что может быть они просто друг друга не поняли? Начальник ЖЭС – 52, его сотрудники, милиционер, сосед Дима и пожилая интеллигентная женщина, вдова известного кинорежиссёра, бывшая телережиссёр. Может быть непонятными "культурными" словами и категориями она говорила? Может быть надо было теми словами, что и на заборах уже не пишут? Ей бы по "простому", по матерному изъясниться, тогда бы поняли, наверное? А если так говорить, мыслить и поступать, то не к чему, конечно, мемориальная доска на доме, где жил талантливый кинорежиссёр. И кино хорошее, и театр, и книги, и уважительное отношение к человеку, живой жизни во всех её проявлениях, и общество защиты животных… ни к чему… Как жить то будем?

Такой простой случай произошёл с пенсионеркой Степановой – было у неё не столько животных, сколько хотелось её соседу, ну приехали, позабивали их. Вроде ничего страшного. Простой случай, но что – то вопросов много и мыслей разных он вызывает.

Прошу мою статью опубликовать полностью без редакторских купюр и извинить меня за пространность изложения своих суждений.

Татьяна Лычагина, член Совета ООЗЖ "Ратаванне"