Светлана ЛОЦМАНОВА,

Недавно в редакцию "Народной газеты" позвонила женщина: “Помогите! Заплатить за коммуналку нечем. Не знаю, как мне быть. Одна воспитываю троих детей. В адресной помощи отказали. Кому же тогда ее предоставлять, если не мне?”

Я тут же стала обзванивать нужные инстанции. Человек в бедственном положении — надо помогать. В результате собрала следующую информацию. За свои сорок лет Мария никогда и нигде не работала. Семья живет в социальной квартире и на протяжении нескольких лет является получателем практически всех форм соцподдержки. В прошлом году эти выплаты составили порядка девяти миллионов, в нынешнем превысили десять миллионов рублей. Какое-то время женщина была зарегистрирована в службе занятости, где ей предлагали пройти профподготовку по востребованной специальности, находили более-менее подходящие вакансии, где не требовалось никакой квалификации. Однако многодетная мама упорно отказывалась от любого места, считая его неподходящим для себя. А потом и вовсе снялась с учета. Согласитесь, странное поведение для человека, который постоянно обращается за помощью. Казалось бы, нужно хвататься за любую работу, чтобы прокормить своих детей. Ан нет. Проще сидеть сложа руки и ждать, что деньги свалятся откуда-то с неба.

Кстати, в иждивенчески настроенных семьях мама одинока порой лишь на бумаге. На самом деле у детей имеется и папа. Только регистрировать свои отношения родители не спешат. И вовсе не из-за того, что являются принципиальными сторонниками гражданского брака. Причина в другом — они не хотят терять статус, позволяющий получать ощутимую государственную поддержку.

И что парадоксально — стоит пойти некоторым людям навстречу и предоставить им в порядке исключения что-то сверх положенного, как они тут же начинают воспринимать это как норму и требовать еще, еще и еще. Установили новый забор — мало, отремонтировали крышу — недостаточно, выделили деньги — могло быть и больше. Практически в каждом райисполкоме хранятся целые тома переписки с такими гражданами.

Тридцатилетний минчанин уже третий год забрасывает письмами всевозможные инстанции. Требование одно и то же: дайте единовременную помощь погасить задолженность за квартиру. Первый раз вошли в положение — выделили определенную сумму. На следующий год — мужчина уже стучал кулаком по столу, мол, вы обязаны. А сейчас он и вовсе требует, чтобы материальную поддержку оказывали не раз в год, а каждый месяц. Сам же трудоспособный нахлебник нигде не работает и, похоже, не собирается этого делать.

Или вот еще одна любопытная история, которую я узнала в одной из командировок. На ушах стоит весь район. По телевидению показали сюжет о местном ветеране войны, который вынужден сам заготавливать себе дрова на зиму, в то время как власть бездействует и не оказывает старику помощь. Впрочем, такой ситуация выглядела лишь на первый взгляд. Как выяснилось, пожилой человек в родной деревне появился совершенно неожиданно, он здесь не жил уже около года, перебрался к сыну-минчанину. Причем тот прописал к себе отца отнюдь не из теплых родственных чувств, а потому что хотел приобрести новую квартиру на более льготных условиях. Дальнейшее развитие событий предугадать несложно. Ужиться со стариком не получилось. И когда надобность в его помощи отпала, сын со спокойной совестью отправил папу домой. При этом обеспечить его топливом предприимчивые дети-внуки не удосужились. Предпочли спихнуть заботу о родном человеке на чужого дядю и не нашли ничего лучшего, как вызвать телевизионную бригаду. А вот еще одна шокирующая подробность: в этой же деревне на соседней улице живет другой сын ветерана, который палец о палец не ударил ради своего отца.

Странный подход к жизни: нам должны все, а мы — никому. Даже своим близким, которых обязаны поддерживать в первую очередь. Я хорошо помню, как часть своего отпуска мои родители вместе с нами проводили в деревне у бабушки. Причем папа приезжал туда не отдыхать, а заготавливать для своей матери дрова. И никогда не задумывался, чтобы кто-то сделал тяжелую работу за него. Хотя при желании мог бы добиться такой помощи. Ведь бабушка была вдовой погибшего солдата. Но не хотел. Считал, что прежде всего это его сыновий долг.

К сожалению, многие сегодня придерживаются иной точки зрения. Мы привыкли требовать льгот, спекулировать собственными детьми и заслугами своих родителей. Не один раз приходилось слышать от пап и мам, которые предпочитают жить на пособия, такие доводы: мол, мои дети нужны государству, пусть оно их и содержит и меня самого заодно.

Только, рассуждая так, мы почему-то забываем, что, становясь на путь социального иждивенчества, сами загоняем себя в тупик. Сначала перекладываем заботу о детях на посторонних людей. А потом эти дети таким же образом поступят со своими стариками-родителями. Замкнутый круг, из которого нет выхода. И он не появится, пока не изменится наша психология.

-10%
-15%
-10%
-20%
-20%
-20%
-20%
-20%