Екатерина ПАНТЕЛЕЕВА,

%D0%A4%D0%BE%D1%82%D0%BE%3A%20%D0%AE%D1%80%D0%B8%D0%B9%20%D0%9C%D0%9E%D0%97%D0%9E%D0%9B%D0%95%D0%92%D0%A1%D0%9A%D0%98%D0%99
Фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ
Университета, где бы готовили профессиональных переводчиков жестового языка, в стране нет. Это искусство передается индивидуально от человека-практика к ученику или на курсах, организованных Центральным правлением Белорусского общества глухих. Корреспондент "Р" узнала об особенностях общения, доступного немногим, и провела один день с переводчиком жестового языка. Утро. Дождь. Спешу в кардиологическое отделение на Энгельса, 25. С Еленой Станько (на снимке), инструктором-дактилологом ЧУП "Виток", предприятия, где работают инвалиды по слуху, мы сопровождаем к врачу неслышащего Василия.

- Месяц назад мне пришло СМС от его жены: "Привет! Васе плохо. Надо ехать в поликлинику", - просматривая телефонные сообщения, вспоминает Елена. - Оказалось, у Василия Владимировича инфаркт. Его неслышащей жене нужно было отвезти справки из поликлиники в больницу, куда мужа забрала "скорая". Вот она и обратилась за помощью. С тех пор мужчина за мной закреплен.

Василий Владимирович уже ждет нас у кабинета доктора.

- Хорошо, что взяли талон, - говорит Елена. - Хотя пациенты с переводчиками жестового языка должны обслуживаться вне очереди, вперед бы нас никто не пропустил.

- Заходим по одному! - с порога окликает врач, которая не ожидала особенного пациента.

Елена объясняет, что она переводчик жестового языка, а я журналист.

Секунда удивления - и доктор переходит к делу.

- Как самочувствие? - интересуется.

Чтобы не терять времени, сопровождающая быстро переводит вопрос на язык жестов.

- Нужно сделать шунтирование сердца, - продолжает врач.

- Восстанавливать кровоснабжение в сердечной мышце? - переспрашивает Елена.

Позже дактилолог призналась: термины - одна из самых больших проблем при переводе, ведь сопровождающему, как и больному, нужно объяснить простым языком, что случилось.

Назавтра Василию Владимировичу назначили кардиограмму, поэтому после приема он возвращается домой, а мы - на "Виток".

- Зачастую у всех переводчиков жестового языка в семье есть глухие. У меня не слышат родители, - рассказывает по дороге Елена. - В детстве знала только два жеста: "спасибо" и "здравствуйте", при общении выручала мама, которая умеет читать по губам. Когда пришлось работать с инвалидами по слуху, язык жестов освоила на курсах за два месяца.

Правда, это были ключевые фразы по каким-то темам, с помощью которых можно высказать мысль. Такой подход используют на курсах иностранных языков. Но специфика "Витка", где делают электропроводку и шьют постельное белье, требовала большего.

- Обычно незнакомые термины, имена дактилируют, показывают побуквенно, - улыбается собеседница.

При этом жестов в дактильном алфавите столько же, сколько и букв в азбуке. Да и по форме жесты и буквы похожи.

Пришли. Кабинет переводчика не отличается особыми изысками. Стол, компьютер, телефон. К внешнему виду специалиста, владеющего языком жестов, требований больше.

- Никаких ярко накрашенных ногтей и колец, - говорит собеседница. - Это отвлекает внимание. А вот губы должны быть яркими. Так неслышащему проще следить за артикуляцией. Стоять нужно прямо, чтобы собеседник видел твое лицо.

В кабинет входит женщина лет 40. Двумя руками она быстро проводит от подмышек к собеседнику, это значит "здравствуйте".

- У меня болит спина, колет в боку, - продолжает.

Елена записывает ее жалобы на листке - это письмо для врача.

- Если вопрос можно решить с помощью записки или звонка, мы не сопровождаем глухонемых, - рассказывает инструктор-дактилолог. - Ведь кому-то в этот момент может понадобиться серьезная помощь.

Но даже если экстренных случаев не будет, лучше оставаться в кабинете. Ведь в среднем в день около 30 неслышащих просят за них позвонить, пять - написать записки.

Больница, ЖЭС, нотариальная контора, рынок, роддом и даже тюрьма - везде переводчики стараются сопровождать инвалидов по слуху. И работы у них хватает, ведь на 480 работников предприятия всего три инструктора-дактилолога.

Кстати, об обращениях. Способов связи с переводчиками у неслышащих два: либо прийти в кабинет, либо отправить СМС.

- Иногда сообщение начинается словами "Срочно!", "Тревожусь", "Помогите!" - продолжает Елена. - Бросаешь все. Едешь, а человеку, например, нужно помочь собрать шкаф.

Особое место занимает сурдоперевод во время встреч руководства предприятия с рабочими.

- Переводить приходится слово в слово, причем экспромтом, ведь текста до выступления на заседании мы не видим, - признается собеседница. - Спасает то, что на собраниях работаем в паре: устала - тебя заменяет коллега.

Кстати, обычно такая встреча длится сорок минут.

В кабинет забегает женщина, просит уточнить в ЖЭСе про плату за воду. Интересно, что, переспрашивая у нее адрес, вопросительное слово Елена ставит в конце предложения (переводчики проговаривают слова при переводе).

- Это особенность языка жестов? - чуть позже спрашиваю.

- Да, - отвечает Елена. - Например, я у нее поинтересовалась "Квартира у вас какая?" А еще в языке жестов частица "не" ставится после отрицаемого слова, а прилагательное после существительного, к которому оно относится.

Кстати, Елена рассказала, что у глухонемых есть слова-паразиты сродни нашим "так сказать", "черт": ап (указательным и средним пальцем по ладошке противоположной руки) и вв (горизонтально потереть указательные пальцы друг о друга).

- А сами жесты придумываете?

- Конечно, например, "смешно" - это указательным и средним пальцем нужно дотронуться до подбородка. А жеста "очень смешно" нет. Тогда я пальцами рисую на лице улыбку.

- У каждой страны свой язык жестов?

- Нет, к примеру, в России, Беларуси, Казахстане он одинаковый, - говорит Елена. - У белорусов нет даже своего дактильного алфавита, не то что языка. "И" мы показываем средним и указательным пальцами словно продольный шпагат - похоже на русскую "и". А эквивалента белорусскому "і" нет.

А еще язык жестов передает менталитет страны, в которой используется.

- У белорусов "Я тебя люблю" передается так: рукой нужно дотронуться до губ, а потом до сердца. У американцев - жестом, похожим на так называемую "рокерскую козу" (рука зажата в кулак и подняты мизинец и указательный пальцы).
Людей в этот день оказалось немного. Большинству из них нужно было позвонить. Проблема на первый взгляд незначительная, но не для тех, кто не может сказать ни слова. Поэтому переводчик языка жестов для них спаситель: от трех человек зависит судьба семисот. Это и делает эту небольшую группку людей особенными. Язык жестов дает им исключительную возможность попасть из мира слышащих в страну глухих.

Кстати

Михаил КУЗЬМЕНКОВ, начальник отдела организационно-массовой работы Белорусского общества глухих:

- Всего в нашей стране трудится 71 переводчик жестового языка - 70 женщин и 1 мужчина. 43 из них работают в системе "БелОГ". 18 - на крупных предприятиях, таких, например, как МТЗ и "Атлант". В общем все они обслуживают более 9600 инвалидов с нарушением слуха, стоящих на учете в нашем обществе.

Что касается подготовки переводчиков. Раз в два-три года набирается группа из 20-30 желающих работать переводчиками жестового языка. Для них на базе Республиканского института повышения квалификации и переподготовки работников Министерства труда и социальной защиты мы организуем двух-, трехнедельные курсы подготовки либо повышения квалификации.

-10%
-25%
-20%
-5%
-10%
-16%
-10%
0072330