Поддержать TUT.BY
142 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Закроем наши посольства там, где они не приносят отдачи? С кем мы успешно торгуем, а с кем — просто дружим
  2. В Беларуси не хватает более 2 тысяч врачей и столько же — медсестер. В Минтруда рассказали про дефицит специалистов
  3. С осторожным оптимизмом. Как безвизовый Гродно, потерявший туристов и деньги, ждет новый сезон
  4. 15 жертв, более 400 пострадавших. 10 лет назад произошел теракт в минском метро
  5. «Больше 1000 долларов за две недели». Бухгалтер на пенсии открыла онлайн-школу и учит печь хлеб
  6. Пассажиры автобуса, которых не пустили в Украину из-за поддельных ПЦР-тестов, рассказали подробности
  7. Врач объясняет, откуда берется шум в ушах и как от него избавиться
  8. Какие курсы доллара и евро установили обменники на выходные
  9. Последняя официальная статистика по коронавирусу в Беларуси: за сутки умерло 10 человек
  10. Глава Минска задумался об отказе от участков под паркинги у МКАД. И вот почему он прав
  11. Топ-10 самых популярных подержанных авто в стране. Какие на них цены?
  12. МВД прокомментировало жалобы на условия в ИВС на Окрестина и в Жодино и показало видео из изолятора
  13. Полчаса процедуры, два дня страданий. Как я сделала прививку от коронавируса
  14. История одного фото. Как машинист метро и его коллеги помогали пассажирам после взрыва 11 апреля 2011 года
  15. Роман одного из самых известных белорусских писателей отправили на экспертизу
  16. Доски стали «золотыми»: пиломатериалы подорожали в два раза. Разбираемся, что происходит
  17. Оценивает по походке. История бывшего балетмейстера, который в 74 года работает фитнес-тренером
  18. Я живу в 25 км от центра Европы. Как семья на хуторе в глуши среди леса делает сыры по рецептам ВКЛ
  19. Что сейчас происходит между Россией и Украиной и при чем тут Беларусь: поясняем простыми словами
  20. Как не пропустить рак легкого? Главное о здоровье за неделю
  21. «Джинн злобно загоняется в бутылку». Большое интервью с многолетним журналистом президентского пула
  22. Прокурор: Протесты в Беларуси начались и из-за блогеров из Бреста. Обвиняемых лишили слова в суде
  23. «Этот магазин для всех». В Минске открывается гастромаркет FishFood, где закупаются рестораны
  24. «Затеял игру в президентство». В суде над Бабарико допросили свидетеля в наручниках и озвучили жалобы
  25. В Мингорисполком подана заявка на проведение «Чернобыльского шляха»
  26. «По фестивалю решили ударить». Директор «Славянского базара» о том, что вокруг него происходит
  27. «У Лукашенко нет опоры в госаппарате». Латушко рассказал про новые санкции и транзит власти
  28. Автозадачка на выходные. Простая ситуация на перекрестке, но мало кто справится
  29. «Чем ниже спускаешься, тем больше горя». Жители домов над «Октябрьской» — о теракте в метро и фото, сделанных сразу после взрыва
  30. В Беларуси хотят разрешить создавать партии только постоянно проживающим в стране гражданам


Мария КУЧЕРОВА,

В последнее время по магазинам хожу в постоянном напряжении. Раньше волшебные слова "скидки", "акция", "цены согревают" расслабляли. А сейчас хочется, как Станиславский, сказать: "Не верю!" Не остается ощущения приятного послевкусия выгодной покупки.

Захожу в магазин крупной торговой сети. Акция на горошек. Всего 5.900. Заманчиво. Тут же кладу в корзину и совершенно случайно замечаю, что горошек–то совсем другого производителя и по цене вдвое большей! "А где же товар со скидкой?" — спрашиваю продавца. Тот неопределенно машет рукой в другой конец магазина. То же самое с "супервыгодными" огурцами, соком, напитками, рулетами... Расчет на невнимательность покупателя? Да уж, желтые ценники, крупные буквы, цифры без нулей, волшебные слова "горячее предложение" действуют на нас безотказно. Это уже подталкивает к спонтанному решению: "Ведь завтра может и не быть!" А наутро зайдешь в магазин и удивишься: прежние выгодные цены стали самыми обыкновенными, белого цвета, желтыми раскрашены уже совсем другие... Таких уловок — масса. За этот год я уже не единожды попадала в глупую ситуацию, когда не успевала донести товар до кассы, как он вырастал в цене: то акция закончилась, то еще не началась, то товар из другой партии. Поэтому в очередной раз за выгодными покупками я решила пройтись с инспекторами Минского общества потребителей.

Читайте между строк

В первом же магазине сталкиваемся с уже знакомыми мне трюками. Привлекательный желтый ценник на воду в 1,5–литровых бутылках, а под ценником стоят 3–литровые. Зовем товароведа: мол, почему вводите покупателя в заблуждение?

— Просто ту воду уже раскупили, а ценник не успели поменять. Извините, сейчас все исправим, — объяснение у моих спутников вызывает ироничную улыбку.

Такая же ситуация с бисквитным рулетом с клубничной начинкой. Ценник со скидкой есть, а рулета нет. Зато есть со сгущенкой, но стоит он в два раза дороже... Подходит начальник отдела охраны, начинает убедительно объяснять, что мы, покупатели, сами из–за своей спешки вводим себя в заблуждение:

— Бывает, клиенты берут товар в одном месте, а потом, передумав, оставляют его в другом. А у следующего покупателя сразу мысль: персонал работает с одной целью, как его "обуть"!

— А старые ценники?

— Время такое. Раньше я по ценнику проводил пальцем, и на нем оставалась пыль. А сейчас с каждой поставкой он меняется, идет переоценка старой продукции. Распечатываются новые ценники. Ассортимент большой, продавцы действительно иногда не успевают...

Инспектор Минского общества потребителей Алла Гайс замечает еще одно "выгодное" предложение: салфетки к консервированному борщу скотчем приклеил явно не производитель. Покупка плюс подарок — в последнее время самая распространенная акция. На самом деле все эти призы, подарки, бонусы уже входят в стоимость. Хотя начальник отдела маркетинга уверяла, что салфетки прилагаются совершенно бесплатно, мол, это всего лишь попытка магазина привлечь внимание к белорусской продукции, которая в осенний период не пользуется большим спросом.

— Значит, цена салфеток окупится торговой наценкой, — не верит Алла Александровна в "бесплатный сыр".

Как говорится, читайте между строк. Если подарок стоящий, то всегда мелким шрифтом есть примечание: при наличии на складе или до продажи последней штуки. А если видите: "Купите мебель и получите столик для завтраков в постель", убедитесь, что внизу мелким шрифтом не стоит: "...при покупке спальни стоимостью 10 млн".

Экономия на граммах

— Вот, смотрите, еще один момент, — указывает начальник отдела общественного контроля Игорь Ковбаса на пачку масла. — Вы берете масло подешевле, но граммов–то тут не 200, а 180. И в пакете молока теперь может быть и 0,8, и 0,9 литра. Но мало кто обращает внимания на объем, смотрят на цену. А в итоге экономят только на граммах или на качестве.

— Для интереса купите коробку спичек, — поддерживает коллегу инспектор Алла Гайс. — Раньше было 50 штук, потом не менее 45. Сейчас стандарт — не менее 38. Это полкоробки. А положите на весы дрожжи. Написано "100 граммов", а там 60, потому что они усыхают. Этого бы не было при нормальной упаковке.

То есть магазины "втридорога продают, втридешевле берут" и в этом и заключаются мнимые скидки? На этот вопрос нельзя ответить однозначно. Скажем, себестоимость товара — 6 долларов, но один поставщик закладывает в цену валютный курс 10 тысяч рублей, а другой — 15 тысяч. А в итоге разница набегает 30 тысяч. И вот вам возможность для скидок. Плюс торговые наценки: в каждом магазине они разные.

— Вот эта пачка вчера стоила столько же, только на ней висел красочный ярлык с процентами, — нахожу на полках знакомый чай. Подходим к администратору: мол, в чем фокус?

— Сегодня у нас началась новая акция, — объясняют нам. — Товар, который продавался со скидками вчера, в этот "красный" список уже не входит, но цены на него мы оставляем прежними. Придет новая партия, тогда и он будет переоцениваться.

Что же получается, скидки "рисуют" на предварительно завышенные цены? Плюс на минус дает обычную, а не "антикризисную" стоимость?

— Скидки не берутся с потолка, — замечает мое недоверие и.о. заведующей магазином Валентина Рабушко. — Мы договариваемся с поставщиком о том, что на определенный товар он снижает отпускную цену, а мы со своей стороны — торговую наценку. В сумме получается существенная разница. Выставляем в акционную зону. Но поскольку акция у нас "запускается" со среды, то раньше мы его не можем продавать дешевле, а выставить в торговый зал должны...

— Коммерческий ход, — подытоживает Игорь Степанович. — Не было бы скидок на бананы — вы бы и не подумали их покупать в этот день. Не было бы скидок на носочки, платочки, подарочки и т.д. — они бы так и лежали на полке.

С ним не соглашается начальник отдела маркетинга другого торгового предприятия Елена Лазук:

— Конечно, по себестоимости или меньше товар никто не будет продавать. Разве что если у него срок годности истекает... Но и магазин не может с нулевой торговой наценкой работать. Ведь из этой цифры оплачиваются налоги, электроэнергия, идут отчисления в фонд заработной платы... Но у нас есть, к примеру, акция, когда мы выбираем 10 товаров, на которые делаем лишь 3 — 5–процентную надбавку (а обычно — 24 процента!). И поставщик снижает 10 — 15 процентов. В итоге получается дешевле на 30 процентов и более. И покупателю приятно, и у нас за счет большого товарооборота доход выше, чем за предыдущий месяц. Скидки выгодны всем.

Естественно, люди тратят на распродажах гораздо больше, чем планировали. При этом уходят довольные. Срабатывает психологический момент: "Я удачно сэкономил и могу сделать себе подарок". А не это ли главная цель маркетологов: чтобы каждый покупатель, который зашел за хлебом, ушел с целым пакетом продуктов? Приемы давно известные. И до сих пор срабатывают.

А как у них?


В Британии в магазинах всегда есть товары со скидками до 60 процентов. Столько сбрасывают на продукты, у которых, скажем, завтра истекает срок годности. Такие акции называются "Последний день". В Америке, если цена на полке не совпадает с ценой штрих–кода, пробивают меньшую из цен без всяких прений. А в Канаде, если на товаре нет ценника, вы вправе потребовать продать его за 1 цент.

-20%
-50%
-15%
-20%
-25%
-20%
-10%
-10%
-30%