1. В Оршанском РУВД в кабинете нашли тело сотрудника милиции. СК проводит проверку
  2. «Все границы перешли!» Путин о «попытке госпереворота и убийства Лукашенко» в Беларуси
  3. Убита телохранителем, погиб от рук племянника. Как глав государств убивают на посту
  4. Власти смогут вводить ограничения и запреты по валютному рынку. Среди причин — падение рубля
  5. В Минздраве рассказали о количестве привившихся от коронавируса и поствакцинальных реакциях
  6. «Однушки» — от 170 долларов. Что сейчас происходит на рынке аренды квартир в Минске и что дальше
  7. Што не так з беларускамоўнымі садкамі і школамі? Абмяркоўваем з бацькамі
  8. В Минске заметили эксклюзивный внедорожник с клиренсом полметра и ценой почти полмиллиона евро
  9. Отдых в пандемию: можно ли съездить в автобусный тур и обязательна ли самоизоляция после возвращения
  10. Пособие на погребение снова сократилось. В ФСЗН рассказали, сколько оно сейчас составляет
  11. В России — акции в поддержку Навального: более 400 человек задержаны
  12. Новые выборы уже в этом году и права человека. Парламентская ассамблея Совета Европы приняла резолюции по Беларуси
  13. 35 лет после Чернобыля. История женщины, родившей сына в апреле 1986-го
  14. Белорусы жалуются на задержку пенсий и пособий. В Минтруда пояснили, в чем дело
  15. Преподаватель гомельского медунивера от руки рисует лекции для студентов — и им нравится
  16. Вводят новшества по валютному рынку. Что они означают для белорусов
  17. Как болельщики развалили турнир топ-клубов. Для этого им понадобилось два дня
  18. Гинеколог — о заболевании, которое может не иметь симптомов и при этом мешать женщине родить
  19. «В пандемию люди соскучились по общению». В Минске открылся клуб с настолками и баром, сходили туда
  20. Точки над i. От назначенной на четверг встречи Лукашенко и Путина ждут судьбоносных решений
  21. В Минске и окрестностях — много силовиков и колонны техники. В МВД говорят, что «плановые учения»
  22. «Остеопороз может привести к инвалидности». Поговорили с врачом о еще одной эпидемии 21-го века
  23. «Согласился с обвинением». Что сказали в суде предшественник Бабарико на посту главы банка и преемник
  24. Многодетная семья всего за год переехала из «двушки» в свой дом. Вот их история и все расчеты
  25. Их фура — их дом на колесах: как работает семья дальнобойщиков из Пинска, где жена — королева красоты
  26. Знакомьтесь с отважной белоруской, которая решилась взойти на самую высокую вершину земли
  27. В Беларуси запретили продажу популярного печенья, которое было во многих магазинах. Что с ним не так
  28. «Череп маленький — мозг не помещается». История мамы парня, который родился с микроцефалией
  29. Помните, в Жодино милиционер ударил женщину? На одну из участниц той истории завели дело
  30. Как самому недорого создать эффектный сад без помощи ландшафтного дизайнера. Вот простые советы


Инна БОГДАНОВИЧ, фото Александра ЧУГУЕВА,

Это режимное учреждение на окраине Бобруйска, впервые принявшее своих подопечных 25 ноября 1965 года, в числе лучших в стране. Такого модернизированного тренажерного зала, как в мужской исправительной колонии № 2 Бобруйска, не сыщешь ни в одной белорусской тюрьме.



Только здесь проводятся серьезного уровня турниры по культуризму и армрестлингу. Здесь есть свой театр, своя телестудия. И свой храм. О том, как живется гражданам, отбывающим наказание в ИК-2, мы узнали, побывав там накануне Дня колонии, который отмечался в минувшую пятницу.

Дни считают "до звонка"

Свое койко-место, приличный обед, возможность работать и культурно отдыхать — все это есть у обитателей учреждения, размещенного на площади в 18 гектаров. Но ни один из тех, с кем довелось пообщаться, не сказал, что хотел бы здесь задержаться. О причине можно и не спрашивать: в тюрьме, какой бы прогрессивной она ни была, нет главного — свободы.



Сергей из Минска, экономист по специальности, сидит за убийство на бытовой почве седьмой год. Он дневальный, как и его земляк Дмитрий, которого доставили сюда в сентябре из СИЗО. Парень получил три года за драку в нетрезвом виде. Эти молодые люди следят за режимом и порядком в жилых секциях, "чтобы инцидентов не было".



Индивидуальный предприниматель Валерий Валентинович, 56 лет, получил срок за мошенничество. Сейчас работает контролером ОТК в цехе деревообработки. Андрей из Гомеля попал сюда за кражу и подделку документов. Сергей Иванович, с которым мы познакомились в хлебопекарне, отсидел 12 лет за убийство. "Убийство по неосторожности" — по такой статье отбывает срок пенсионер Иван Антонович, которого мы встретили в местной библиотеке. Практически все говорят, что жизнь в колонии похожа на "общежитскую". Медики принимают даже во внеурочное время. Но все считают дни "до звонка", и для всех "УДО" — условно-досрочное освобождение — самое желанное слово.



Кто на хозяйстве, а кто - в ШИЗО

В бобруйской колонии нет рецидивистов. Все осуждены к отбыванию наказания в учреждении закрытого типа впервые. Сроки пребывания — от нескольких лет до четверти века. Возраст — от 18 до 75 лет. Отряды друг от друга изолированы.



После того как вновь прибывшие пробудут две недели в так называемом карантине, чтобы пройти обследование на предмет наличия каких-либо инфекций, они распределяются по отрядам. Отряд хозяйственной обслуги и "карантин" размещаются в стороне от остальных.



Осужденные передвигаются в границах своего локального участка только в сопровождении старшего бригадира. В колонии есть своего рода тюрьма в тюрьме — помещения камерного типа и штрафной изолятор, куда попадают за грубые нарушения внутреннего распорядка, в частности, конфликты между осужденными. Есть такие, что проводят в ПКТ до полугода.



Здесь можно окончить школу, получить рабочую специальность. Нельзя иметь при себе мобильный телефон, нож, вилку, наличные деньги. Заработанное на производстве в размере 25 процентов перечисляется на карточку. Остальные средства идут на оплату питания, коммунальных услуг, алиментов и т. д. Деньги тратят в местном магазине, выписывают прессу. Один из осужденных седьмого отряда, как рассказал нам зав. библиотекой, выписал на полгода разного рода периодических изданий на 480 тысяч рублей.



Промзона в зоне

Многое в колонии сделано руками осужденных — деревянные фигурки бобров, картины, иконы, внешняя и внутренняя отделка помещений.



Замполит колонии Олег Заплитный, знакомя нас с производством, рассказал, что работу здесь стараются по возможности найти всем. Промзона солидная: есть швейное предприятие, цех деревообработки, участок по изготовлению военной атрибутики. Администрация держит контакт с "Беларусьрезинотехникой", "Агромашем", "Химволокном" и даже МАЗом, которые здорово в этом вопросе подсобляют, хотя самим непросто.



Отбывающие наказание граждане шьют шапки, телогрейки, матрасы, постельное белье, изготавливают скрепки, гвозди, сетку-рабицу. Нам довелось попробовать горячего тюремного хлеба с хрустящей корочкой, который здесь выпекают сами. А еще выпускают свои макароны и даже перловку — из ячменя.



Собственную котельную топят отходами деревообработки. В перспективе здесь собираются заняться производством брикета из опилок.



Во главе отряда — девушка

В мужском коллективе сотрудников колонии есть несколько женщин. Это медработники, представители кадрового аппарата, спецотдела, а также оперуполномченная оперативного отдела. Не совсем обычный для колонии факт: руководитель отряда мужской зоны — девушка. Татьяну Сушкову когда-то выбрали из числа гражданской молодежи для поступления в Академию МВД. В нынешнем году она вернулась сюда с дипломом. Граждане уголовники называют начальницу по отчеству — Борисовна. Татьяна говорит, что сложностей в работе со спецконтингентом хватает. "Приходится искать и находить подход к каждому из 105 вверенных мне суровых мужчин. С помощью штатных сотрудников, конечно".



Не навреди

Практически ежемесячно в колонии регистрируются браки. Невесты — из тех, что остались ждать на свободе или так называемые заочницы, с которыми "списались" оступившиеся представители сильного пола. Долгосрочные свидания в специально оборудованном помещении — до трех суток, краткосрочные — под контролем администрации.



"Свобода заключается в праве делать все, что не вредит другим". Смысл этой философской фразы, крупным шрифтом выведенной на одной из стен колонии, им придется постигать всю оставшуюся жизнь.



— Работа по подготовке наших подопечных к возвращению в общество начинается с первых дней пребывания в колонии, — говорит начальник учреждения Александр Какунин. — А за полгода до освобождения каждый из них проходит школу реадаптации. Высокий забор по-разному действует на людей, которые практически начинают изучать жизнь сначала. На сегодня у нас более двух с половиной тысяч осужденных, и мы хотим, чтобы в места заключения они больше не возвращались. Есть немало положительных примеров, когда отбывшие срок включаются в нормальную жизнь. Подтверждение тому — благодарственные письма их родителей.



…Несколько лет назад в храме, расположенном на территории учреждения, замироточила икона Иоанна Кормянского. Священники говорят, что это хороший знак. 


































-15%
-20%
-15%
-30%
-35%
-30%
-15%
-15%
-10%
0070970