Марина Шкиленок,

2011 год - это год 30-летия начала эпидемии СПИДа: именно в июне 1981 года в Центр по контролю и профилактике болезней США пришло сообщение о случаях заболевания, связанного с синдромом приобретенного иммунодефицита. Одно время считалось, что СПИД - это болезнь преимущественно наркоманов и гомосексуалистов, однако тенденции передачи заболевания в последнее время изменились.


По статистике, гетеросексуальных ВИЧ-инфицированных людей становится все больше, следовательно, возрастает риск рождения ВИЧ-инфицированных детей. Об ответственности партнеров друг перед другом и перед их будущим ребенком в студии TUT.BY-ТВ мы говорили с Еленой Зуевой, врачом акушером-гинекологом, заведующей женской консультацией УЗ "15 городская поликлиника"; Дмитрием Падуто, заместителем главного врача УЗ "Городская инфекционная клиническая больница"; Юлией Ляшкевич, рекламным консультантом информационно-просветительской кампании "Любовь - это простые вещи! Такие, как тест на ВИЧ"; Андреем Эзериным, директором коммуникационного агентства Ezerin’Com.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать аудио (20.52 МБ)
 
Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать видео
 
Что говорит статистика о распространении заболевания ВИЧ? Каковы тенденции в Беларуси?

Дмитрий Падуто: Хотелось бы отметить несколько основных моментов. Республика планомерно подбирается к цифре 13 тысяч выявленных ВИЧ-инфицированных граждан. Эта сумма включает в себя как ушедших из жизни пациентов, так и тех, кто по каким-то причинам покинул пределы республики. ВИЧ-инфицированных, которые находятся под наблюдением, порядка 10 тысяч. Ежегодно выявляется тысяча, тысяча двести новых случаев ВИЧ-инфекции. С каждым годом возрастает половой путь передачи этого заболевания. И с социальной точки зрения с каждым годом рамки все больше размываются. Это уже не всегда молодой человек, не обязательно наркоман. Наркоманы послужили входными воротами для инфекции в общество, а дальше природа делает свое дело.

В принципе можно сказать, что сейчас средний портрет ВИЧ-положительного человека – это достаточно успешный в жизни человек среднего возраста, не обязательно маргинал.

Дмитрий Падуто: Если рассматривать наших новых пациентов, то это, скорее, молодая социально адаптированная женщина в районе 30 лет.

Елена Зуева: Цифры сухие, называя их, сложно представить себе масштаб наглядно. При представлении заболеваемости в республике можно сказать, что каждый тысячный человек – человек с известным ВИЧ-статусом. Когда мы едем на работу в метро, на машине, мы каждый день встречаемся с ВИЧ-позитивным человеком. Есть часть людей, которая не знает о своем ВИЧ-статусе. Кампания, о которой мы будем говорить, направлена на то, чтобы люди как можно раньше узнали свой статус, чтобы бороться с этим и продолжать вести свой образ жизни.

Вы сталкиваетесь в своей практике с пациентками, которые или знают свой статус, или не знают, но имеют его?

Елена Зуева: Конечно. К сожалению, с каждым годом все больше беременных женщин узнают свой статус. Это хуже всего, потому что человек строит планы, беременеет, а потом узнает свой статус. Чем раньше женщина узнает свой статус, тем лучше будет планировать беременность, тем лучше можно будет прогнозировать ее состояние и здоровье матери и ребенка.

Андрей Эзерин: Продолжает существовать множество мифов. Люди не знают элементарной информации, например, что при определенной терапии ВИЧ-инфицированная женщина может родить здорового ребенка. Именно поэтому поставлена задача до 2014 года – достичь того, чтобы все дети, рожденные в Беларуси, были свободными от ВИЧ. У нас, к сожалению, большинство людей уверены, что ВИЧ – это смертельное заболевание и трагедия на всю жизнь. Это действительно очень страшное заболевание, но люди продолжают жить с ВИЧ. Но важно знать и понимать свой статус и проходить определенную терапию.

Юлия Ляшкевич: Хочу дополнить Андрея. С 1996 года в Швеции не рождаются ВИЧ-позитивные дети.

Каким образом они достигли этого?

Елена Зуева: Пропагандой, скрупулезным и дотошным выполнением всех рекомендаций медиков. У них есть ВИЧ-позитивные люди, они знают, что им надо принимать препараты. Им нужно пить лекарства не один раз в день, а по часам. У ВИЧ-позитивных людей должно быть скрупулезное отношение к своему здоровью, только в этом случае получается здоровый ребенок. Но чем раньше женщина узнает, что у нее есть ВИЧ-инфекция, тем это лучше для прогноза для малыша. ВИЧ – это не приговор, но это требует, чтобы человек занимался своим здоровьем, слушал врачей. Должен быть полный контакт беременной женщины с доктором, который ведет беременность, гинекологом и инфекционистом. Самое главное в этом случае – выстроить контакты и ответственность пациентки. Проверить то, что человек делает дома, никто не может.

Юлия Ляшкевич: Люди часто говорят друг другу: "Google тебе в помощь". Они ищут информацию в интернете. Но, кроме того, что интернет – это кладезь знаний, это еще и большая свалка, на которой долго остается старая информация. Когда я только начала заниматься нашей информационной кампанией, я зашла в интернет и вбила "передача ВИЧ от матери к ребенку". Третий сайт, очень хорошо сделанный, медицинский, сообщил, что ВИЧ-инфицированная женщина должна подумать, готова ли она родить такого же больного ребенка. Женщина заходит, читает это и не знает другого. Срабатывает еще и синдром страуса.

Елена Зуева: Мы живем в век информации, когда она устаревает быстрее, чем появляется в печати или интернете. Хотелось бы, чтобы люди читали не то, что написано год-два назад, а новую информацию. Но, к сожалению, это получается не всегда.

Дмитрий Падуто: Если человек прочел какую-то информацию в интернете, и у него возникли вопросы или сомнения, ему ничто не мешает прийти к врачу и обсудить их. Люди пишут разное, и далеко не все профессионалы.

Я много раз читала полушутливое замечание, что самый главный доктор – это доктор Хаус. Все считают, что насмотревшись сериала и почитав интернет, можно поставить себе любой диагноз.

Андрей Эзерин: Я хочу рассказать о ресурсе aids.by. Недавно он прошел реконструкцию. Именно на этом ресурсе можно найти конкретную, важную и правильную информацию. Там ведут свои блоги известные специалисты. Этот ресурс является новым шагом в информационно-просветительской работе по профилактике ВИЧ. До этого было много информации, которая не имела отношения к Беларуси, а касалась, например, Украины. Все должно быть определено, источники должны быть конкретными. Насколько я знаю, Министерство здравоохранения и UNAIDS - это проверенные источники. Если журналисты публикуют информацию, они должны пользоваться ими, все остальное считается недействительным.

Начнем с самого начала. Женщина понимает, что она хочет стать мамой, и решает забеременеть. На какой стадии ей нужно обратиться к инфекционисту?

Юлия Ляшкевич: Нужно начать гораздо раньше. Когда рождается ребенок, спрашивают, с какого возраста надо начать его воспитывать. И отвечают, что вы уже опоздали на 9 месяцев. До того как начался эфир, мы общались, и у нас возник вопрос: как может быть так, что женщина вышла замуж, верна своему мужу, и вдруг у нее может оказаться ВИЧ? Жизнь – очень странная вещь. Если почитаете женские форумы, вы поймете, что в жизни бывают странные истории. Вы доверяете людям, уверены в них, а оказывается, все не так хорошо. Нужно понимать, что человек, с которым вы счастливо жили, может продать вашу квартиру и исчезнуть с деньгами. Точно так же бывают случаи, когда завязавшие наркоманы хотят иметь семью, и они скрывают свой ВИЧ-статус. И только придя на прием, когда она беременна, женщина узнает, что у нее ВИЧ.

Елена Зуева: Нужно как можно раньше узнавать своего близкого человека, с которым вы собираете строить отношения, не говоря уже о браке. Надо не бояться спросить у человека о его ВИЧ-статусе. Это не препятствует отношениям.

Но знаете, люди боятся, что потеряют человека, если зададут интимный вопрос.

Андрей Эзерин: Именно поэтому мы и проводим такие информационные кампании, как "Любовь - это простые вещи! Такие, как тест на ВИЧ!" С самого начала нужно заботиться о своем здоровье, понимать ответственность перед своей семьей за свое здоровье себя и своего ребенка. Поэтому думать об этом нужно не за 9 месяцев, а вообще с детства.

Юлия Ляшкевич: Я расшифрую наш слоган. Приятно, что мы все вместе придумывали его. Есть такой стереотип, который нам нужно сломать, что когда мы задаем вопрос о статусе, это вопрос не недоверия, а доверия. Любовь – это не вздохи на скамейке, это реальные простые вещи. Это может быть простая смс: "Сегодня дождь. Не забудь зонтик". Я знаю историю, когда женщина пришла домой очень уставшая и мужчина снимал ей косметику с лица. Это и есть простые вещи. Я знаю пару, которая поссорилась и разошлась. В это время у мужа была любовная история. Когда он вернулся, он сказал, что вначале сделает тест. Ему было легче промолчать, но он этого не сделал. Это подтверждает его любовь лучше, чем что-либо другое.

Таких людей, которые готовы не промолчать, а признаться, понимая ответственность, которую они понесут, очень мало.

Андрей Эзерин: Ради этого мы и находимся в студии.

Юлия Ляшкевич: Такие стереотипы ломаются не сразу. В Российской Федерации не было уважительного отношения к символике. Потихоньку стали продавать ленточки для свадебных кортежей, теперь это нормально, болельщики одевают майки с символикой. Надо работать над этим, нужно, чтобы такие вещи вплетались в фильмы, сериалы.

Фильм "Филадельфия" с Томом Хэнксом сделал не меньше, чем программные статьи. Потому что все увидели страдающего человека, у которого есть своя жизнь и который такой же человек, как мы. Можно не любить ВИЧ-инфицированных всех вместе, но нельзя ненавидеть конкретного человека, когда вы с ним знакомы. Когда вы прочувствуете это, вы станете по-другому к этому относиться. Здесь СМИ и все журналисты очень важны.

Часто ли приходят молодые люди, чтобы просто подстраховаться и сделать анализ?

Дмитрий Падуто: Не так часто, как хотелось бы. Хотя сейчас в любом учреждении здравоохранения можно сделать тест анонимно. Все зависит от региональных особенностей. Мы говорили, что болен каждый тысячный. Но в разных регионах по-разному. В Гомельской области число выявленных ВИЧ-инфицированных половина от республики. А в Светлогорске и Жлобине их половина от Гомельской области и четверть от страны. Там это чаще происходит, нежели в других регионах. Люди думают, что это там, где-то далеко.

Вы анализировали, почему фигурируют именно эти области и районы?

Дмитрий Падуто: Есть целый ряд гипотез, которые я не буду сейчас называть. Но так случилось, в силу ли технологий по выявлению, которые использовались в 1990-е или по другой причине. Но это не значит, что в другом регионе пациентов может быть меньше, - они просто там не выявлены.

Елена Зуева: Желающих сдать анализ анонимно у них больше, чем в других регионах?

Дмитрий Падуто: Да.

Андрей Эзерин: Вероятно, там проводится какая-то работа.

Я так понимаю, вы знаете, что это проблемные регионы, и направляете усилия, чтобы информировать людей.

Дмитрий Падуто: Естественно, и население там более настороженно в этом плане.

Елена Зуева: Когда люди живут и знают, что у них так много ВИЧ-инфицированных, у них снижен порог боязни. Эта информация не скрывается, об этом говорится по радио и в печати. Люди понимают, что можно пойти сдать тест на ВИЧ и знать, в каком состоянии находится их организм. Моему ребенку 19 лет, в будущем году будет 20. Был период, когда мы только начали заниматься грудным вскармливанием. Я застала то время, когда все делалось по старинке: по часам, поили водой, ночью не кормили. Пожилым докторам казалось, что это невозможно изменить. Казалось, это невозможно, так делать нельзя. Так кормили все поколения, бабушки, прабабушки.

Сегодня прошло 5-6 лет, и это нормальные вещи, когда женщина кормит по первому требованию. То, что мы делаем сейчас, дает задаток на многие десятилетия. Мы закладываем это в детей, которые будут иметь своих детей и воспитывать их в таком же ключе. Я думаю, что если всем, и TUT.BY, приложить усилия, мы справимся со всеми проблемами, может даже, раньше, чем к 2014 году. Просто есть категории людей, которую трудно охватить.

С какого возраста детям, молодым людям необходимо объяснять необходимость правильной контрацепции, правильного поведения при половых контактах и то, что необходимо сдавать тест?

Юлия Ляшкевич: До того как детям объясняют, что нужна контрацепция, детям нужно объяснить, что такое ответственность. Потому что когда мы говорим, что молодой человек или девушка думают о своем партнере, мы говорим об ответственности. Конечно, говорить о половом образовании нужно в определенном возрасте. Но я всегда была убеждена, что маленький мальчик, который ухаживает за кошкой, всегда будет уметь ухаживать и за своей женщиной. Родители должны воспитывать в ребенке доверие, открытость. Ребенок должен видеть, что папа и мама заботятся друг о друге.

Елена Зуева: Любовь трансформируется. Сначала это тепло, доброта, взаимопонимание, а потом с возрастом она трансформируется. И ребенок должен видеть, что у родителей не просто любовь, но еще и дружеские, партнерские отношения. Тогда у него будет стереотип, что только человек, который о тебе заботится и о котором заботишься ты, может быть любимым человеком. Естественно, такой ребенок будет понимать, что вступая с кем-то в отношения, он несет за этого человека ответственность. Я считаю, нужно начинать не с полового воспитания детей, а с семьи, с родителей этих детей.

Вы сказали, что ВИЧ-положительная женщина может родить здорового ребенка. Расскажите подробнее, каким образом?

Елена Зуева: На сегодняшний день ВИЧ не является противопоказанием для рождения здорового ребенка. Единственное, эта женщина должна заранее подготовиться к беременности. Есть перечень анализов, которые ей необходимо пройти, чтобы выяснить свое состояние здоровья. Важны мелочи, о которых мы обычно даже не говорим, начиная с зубов. Потом эта женщина должна как можно раньше стать на учет беременности. Ее наблюдают совместно акушер-гинеколог и инфекционист. Есть разные дозы препаратов: лечебные и профилактические, чтобы ребенок не получил ВИЧ через утробу, чтобы количество частиц вирусов в крови у матери была невысокой концентрации, при которой риск заражения мал.

Беременность требует ответственности. Во время беременности препараты принимаются буквально по часам, минутам. Дозы должны полностью выдерживаться. Нужно наблюдаться у всех специалистов. Во время беременности эти женщины сдают специфические анализы, и в конце беременности решается, каким образом она будет рожать: сама и будет делаться кесарево сечение.

Недавно я читала доклад Европейского бюро ВОЗ, в котором были даны цифры по ВИЧ-инфицированным беременным женщинам и родоразрешению. По статистике, в Беларуси и Грузии около 70% женщины рожают кесаревым сечением. В родах дается профилактика, малышу назначается профилактическое лечение. Ребенок должен наблюдаться у педиатра. Если женщина будет четко выполнять все рекомендации врачей, шанс равен ста процентам.

Я так понимаю, грудью кормить мама не может?

Елена Зуева: Да, надо отказаться от грудного вскармливания. У нас в стране женщины бесплатно обеспечиваются искусственным питанием. Препараты тоже выдаются бесплатно, эта служба налажена очень хорошо. Такими женщинами занимаются специалисты высокого уровня. Самое главное, чтобы эта женщина выполняла все, что назначают инфекционисты и акушер-гинеколог.

А если женщина отказывается лечиться, не верит, что она больна и что анализы, которые она сделала, правдивы?

Елена Зуева: Может быть, у вас есть такие примеры. Но те, кто уже встал на учет по беременности, это люди, заведомо настроенные на то, что они будут наблюдаться и все выполнять. Конечно, с женщиной, которая узнала, что беременна и ВИЧ-положительна, работают инфекционисты, психологи, акушеры-гинекологи. У нас есть дотестовое, послетестовое и кризисное консультирование. Как правило, если женщина уже пришла к инфекционисту, и акушеру-гинекологу, она заинтересована в беременности и будет выполнять указания.

Дмитрий Падуто: Пусть она делает это не ради себя, а ради ребенка. Конечно, есть те, кто не ставятся на учет.

Андрей Эзерин: Это в большей степени маргинальные группы?

Елена Зуева: Это не так часто случается, но, как правило, да.

Дмитрий Падуто: Когда у людей другие приоритеты.

Но есть еще и религиозный момент, когда люди отказываются принимать лечение от врача. Но, на мой взгляд, это безответственность перед собой и ребенком.

Елена Зуева: В отношении себя можно быть безответственной, но в отношении ребенка – нет. Женщин, которые будут себя так вести, немного.

Несмотря на все предосторожности во время беременности, родов, вскармливания, бывают ли случаи, что у ВИЧ-положительной мамы рождается ВИЧ-положительный ребенок?

Елена Зуева: Если все будет скрупулезно выполняться и медработники, которые будут принимать роды, будут подготовлены, вероятность очень мала.

Андрей Эзерин: А что говорит практика?

Дмитрий Падуто: За 2010 год число таких случаев составило около 3% по всей стране.

Андрей Эзерин: 3% - это люди, которые не захотели лечиться или которые принимали лечение?

Дмитрий Падуто: Это все вместе.

Андрей Эзерин: Но если люди проходят лечение, то какова вероятность, что ребенок родится ВИЧ-положительный?

Дмитрий Падуто: Менее 1,5%, даже меньше.

Елена Зуева: Когда доктор пишет рекомендации, он указывает, что препарат надо принимать один раз в сутки. ВИЧ-инфекция требует почасового, поминутного приема. Чаще всего такие случаи не по вине медработников, а скорее всего, оттого, что человек забыл. Нужно настолько быть внутренне организованным, настолько беспокоиться о будущем ребенка, что делать все очень точно. Эти 1,5% - это, скорее всего, в тех случаях, где были маленькие нарушения.

Возьмем в расчет эти нарушения. Допустим, ребенок родился с ВИЧ. Что дальше? Каково лечение? Что делать?

Елена Зуева: Детей тоже лечат, наблюдают.

Дмитрий Падуто: Я бы расставил акценты таким образом. В эпоху антиротавирусной терапии и ее доступности взгляд на ВИЧ как на смертельное заболевание абсолютно пересмотрен. Если вдруг такое происходит с ребенком и им занимаются, назначается лечение, и ребенок живет, и живет долго. Сказать точно, сколько он живет, сложно. 30 лет назад был описан вирус. Когда отмечалось 25-летие вируса, в Лос-Анджелес на мероприятие съехались пациенты, из крови которых этот вирус был найден. Они получают лечение и живут.

Несмотря на то что пока было разработано лечение, прошло много времени.

Дмитрий Падуто: Если бы Фредди Меркьюри жил бы в современную эпоху, вопрос о смертельном исходе не стоял бы как таковой в принципе. С клинической позиции с учетом доступного лечения на ВИЧ-инфекцию нужно смотреть как на сахарный диабет. Ты знаешь, что у тебя такая проблема, и тебе в определенные часы надо принимать определенные лекарства. Ты знаешь, что твой образ жизни запрещает тебе есть торты в невообразимых количествах. Живи, и всё.

Елена Зуева: Считается, что у детей ВИЧ-инфекция протекает сложнее и тяжелее, чем у взрослого человека. Конечно, вероятность благоприятного протекания инфекции у новорожденного ребенка меньше. Но я считаю, что основные усилия надо сконцентрировать на том, чтобы ребенок рождался без ВИЧ-инфекции. Цель программы, которая занимается профилактикой ВИЧ, сводится к тому, чтобы у нас не рождались ВИЧ-позитивные дети. С этим можно справиться.

Юлия Ляшкевич: Есть планы, которые сильно зависят от государства: какие дороги и клиники построят. Но в данном случае мы говорим о программе, успех которой без нашей сознательности невозможен. Можно делать все, что угодно, доносить информацию, но человек должен задуматься каждый конкретный. Когда мы разрабатывали эту программу, мы поняли, что проблема гораздо шире. Есть понятие планирование семьи, подготовленности женщины и отца.

Когда мы говорим о беременности, мы видим маму с животом, а папа где-то вдалеке. Но все мы знаем, что беременность начинается с того, что сперматозоид встречается с яйцеклеткой. А сперматозоид где-то до этого жил. Поэтому мы с Андреем изобрели понятие, которые хотим развивать дальше: беременный мужчина, беременный папа. Дети – это самое лучшее наследство, ваша обеспеченная старость и радость. Поэтому надо закладывать основу. Когда мы смотрим футуристические фильмы, когда родители решают, что и как будет у детей, на самом деле вы уже в данный момент решаете очень многое. Вы еще не решаете, какой у ребенка будет цвет глаз или рост, но вы решаете, будет ли у него ВИЧ.

Если человек живет нормальной жизнью, знает свое окружение, знает людей, с которыми он общается, нужно ли ему сдавать тест на ВИЧ?

Елена Зуева: Нужно. ВИЧ не сразу переходит в СПИД. Есть период от заражения до проявления, когда анализы не будут показывать, что у человека есть ВИЧ. Человек может быть здоровым, красивым, успешным и прекрасным, но быть с ВИЧ-инфекцией. И об этом нужно знать заранее. Когда люди подходят к планированию, они уже готовы, и есть небольшой промежуток, 2-3 месяца, чтобы успеть сделать все, что мы хотим. Кроме ВИЧ, есть еще вирусные гепатиты, которые тоже являются огромной проблемой. Есть другие инфекции. Нужно быть готовым к этому и знать свой ВИЧ-статус. Нужно понимать ответственность не только за того, с кем ты собираешься иметь детей, но и за всех, с кем ты собираешься вступать в отношения. Поэтому на Западе так широко используют презервативы и относятся к этому спокойно.

Юлия Ляшкевич: Есть понятие собственности. Все мы знаем, что нельзя взломать чужую машину, зайти в чужую квартиру. Но тело – это тоже чужая собственность. Нужно понимать, что когда вы входите в чужое тело, вы должны думать о том, что вы не имеет права вносить туда неизвестно что. Очень много говорят об ужасе изнасилования, это неприемлемо, ужасно и кошмарно. Но нужно понимать, что переспав с несколькими, нельзя нести в следующее тело большое количество микробов. Потому что это моя собственность. Нужно понимать, что к чужому телу нужно относиться как к своему. Нужно уважать свое тело и тело другого человека. Когда-то мы делали рекламу, что вы так тщательно выбираете стиральную машину, но никогда не думаете о том, какого партнера себе выбираете. Это очень важно понять.

Андрей Эзерин: Сегодня ВИЧ не является смертельным. И люди, которые занимаются информационно-просветительской работой, тоже изменили инструменты своей работы. Недавно я был в Берлине и увидел примеры работы немецких рекламистов – очень спокойная, сдержанная интонация. Пугалок, кричалок и ужасов в Европе уже не существует, и у нас их становится все меньше.

Как сейчас у нас выстраивается коммуникация? Проходили акции, кампания вовсю идет. Как она проходила?

Андрей Эзерин: Мой опыт в области профилактики ВИЧ – 20 лет. В 1991 году в газете "7 дней" я написал статью по ВИЧ. Это было интервью с эпидемиологами. Конечно, это было смертельное заболевания, ужасы. Сегодня коммуникация другая, это интерактивное общение, мы хотим выслушать людей, идет обмен информацией. И конечно, интонация при этом дружеская, спокойная. И все наши акции, рекламные продукты, как это сердце, никого не пугают. Наши акции уже прошли в неблагополучных городах: Солигорске, Светлогорске. Мы начали проводить акции в Гомеле. 10 ноября состоится большая акция в Лиде.

Юлия Ляшкевич: Когда мы начинали делать кампанию, мы руководствовались простым принципом. Сейчас социальную рекламу делают, исходя из того, что вы обязаны нас слушать. Но мы прекрасно понимаем, что люди, к которым мы обращаемся, не обязаны нас слушать. У них много своих дел и забот.

Наша задача была сделать так, чтобы людям было интересно. И мы поняли, что когда люди встречаются друг с другом, им кажется, что они знают друг друга хорошо. А оказывается, они не знают самых простых вещей: прозвище в детстве, с какой начинкой предпочитает пиццу, какой размер обуви носит. Есть масса вопросов, ответ на которые вы не знаете, а вроде бы уже и жениться собрались. И мы вставили эти вопросы и вопросы про тест в наше сердце. Есть и провокационные вопросы, сколько партнеров было до вас.

Андрей Эзерин: Мы проводили наши акции во время больших городских праздников, было огромное количество людей. На полу обычно лежит огромное количество флаеров сотовых операторов, но мы не увидели ни одного нашего сердца. Люди забирают их и несут домой: сердце работает. Коммуникация нового типа, доверительная, позитивная, яркая, работает, и это очевидно.

Елена Зуева: Подготовлены буклеты для беременных, календари. Там есть красочная, яркая информация о беременности. Одновременно есть информация о ВИЧ-инфекции. Силы направлены на то, чтобы не только беременная женщина знала свой ВИЧ-статус, но и мужчина. Когда женщина становится на учет, она сдает анализ крови на ВИЧ. Сейчас мы проводим консультирование и с мужем и просим его тоже сдать тест на ВИЧ.

Подготовлена достаточно интересная информация о ВИЧ-инфекции для подростков, для юношей и девушек отдельно. Будут указаны адреса, где можно сдать анализ на ВИЧ, где можно обследоваться и проконсультироваться. Все это делается анонимно. Информация изложена четко и емко, красиво и ярко. В Минске эксперты ВОЗ проводили тренинги, на которых готовили тренеров для работы в женской консультации. Доктора обучают своих коллег консультированию на ВИЧ. Проводится большая работа, все идет мягко и без агрессии.

Юлия Ляшкевич: Андрей проводил замечательный семинар для журналистов. Журналистов долгое время ориентировали на то, что СПИД – чума ХХ века. Я была на семинаре и смотрела со стороны. Журналистов вовлекали, они сами формировали посыл. Когда ты начинаешь делать что-то сам, это смотрится совсем по-другому. Мне кажется, это важный момент. У каждого из нас есть большая идея. У Андрея она связана с социальными сетями. Мы думаем, как сделать, чтобы значок статуса, что я прошел тест на ВИЧ, был популярен. Конечно, мы работаем и с загсами, это наша аудитория. У нас есть план со смесью пиара по привлечению известных людей и созданию ролика.

Андрей Эзерин: Интегрированная коммуникация.

Юлия Ляшкевич: Мы собирались делать нашу кампанию "Беременный мужчина" локальной, но когда мы стали все описывать, нам сказали, что это надо выделять в отдельную кампанию, потому что мы подняли большой вопрос. Мы надеемся, что это будет работать.

Что бы вы хотели сказать слушателя, зрителям портала TUT.BY?

Андрей Эзерин: Я хочу подарить редакции TUT.BY наши сердца, чтобы молодые люди (а у вас в редакции все молоды) заполнили их. Начинать нужно с себя.

Юлия Ляшкевич: К 1 декабря мы сделаем электронную версию таких сердец. Все люди, которые заходят к вам на портал, смогут их заполнить. Любите себя, любите других. Есть очень простые вещи, которые вы делаете и которые потом вам сильно облегчат жизнь. Стоит потратить немного времени на анализ или вопрос, который вы зададите своему партнеру, чтобы потом не тратить очень много времени на исполнения предписаний врачей. Жить можно, но лучше жить здоровым, чем с предписаниями.

Елена Зуева: Я хочу всем пожелать здоровья, потому что успех и здоровье неразделимы. Только здоровый человек может быть по-настоящему успешным.

Дмитрий Падуто: Поэтому совершенно не нужно бояться результата теста на ВИЧ. Какой бы результат ни был, жить можно, нужно и возможно. 
 
Информационно-просветительская кампания "Любовь - это простые вещи!" проводится с 2011 года Детским фондом ООН (ЮНИСЕФ) в рамках исполняемого Программой развития ООН (ПРООН) гранта Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией. Кампания "Любовь - это простые вещи!" осуществляется в соответствии со стандартами единой информационной стратегии по профилактике ВИЧ/СПИДа в Беларуси.
Хотите быть здоровым? Раз в неделю наш редактор будет присылать лучшие советы врачей и новости медицины
Пожалуйста, укажите правильный e-mail
-20%
-20%
-10%
-21%
-99%
-25%
-15%
0068422