Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Охотники за ощущениями, которых лазание по скалам и подводное плавание больше не захватывает, двинулись навстречу другой опасности, в экстремальную зону — радиоактивную зону отчуждения вокруг Чернобыльской атомной электростанции.

Молодые люди, уставшие от безработицы и мизерных зарплат в обедневшей, изолированной от всего мира стране, зарабатывают на национальной трагедии, организуя нелегальные и весьма прибыльные короткие походы в зону.

"Полесский радиоэкологический заповедник, где ученые исследуют реакцию животных на радиоактивное облучение, — говорит Андрей, один из нескольких гидов-нелегалов, — это настоящий экстрим. Для его посещения нужно иметь специальное разрешение правоохранительных органов. Но я обхожусь без него".

В свободное от походов в чернобыльскую зону время, Андрей — научный сотрудник в одном из институтов Национальной академии наук. А "Зона" — 30-тикилометровая полоса на границе с Украиной, въезд в которую запрещен с момента катастрофы 1986 года. Благодаря изоляции, в этом месте образовался один из самых больших и процветающих оазисов дикой природы на континенте. Это одинаково привлекает и туристов, и ученых.

"Такого буйства природы, вернувшейся к первозданному состоянию, не увидишь нигде", — с энтузиазмом продолжает Андрей. Он сразу же поясняет, что прекрасно осознает угрозу, таящуюся в этих местах. "Я своих туристов сразу предупреждаю: в лесу ничего не есть, воду берем с собой. И при выходе из "зоны" лучше сразу же переодеться".

Вокруг зоны отчуждения построено более 20 контрольно-пропускных пунктов, где милиция проверяет всех автомобилистов, въезжающих в зону. А несколько десятков патрулей регулярно прочесывают местность. В милиции говорят, что за прошлый год задержано более 3000 человек, пытавшихся нелегально проникнуть в зону, большинство из них оштрафовано.

Но Андрея и его друзей-проводников так просто не остановить. "Обходить кордоны сложно, но можно, — говорит он, — милиционеров больше волнуют не вольные туристы, а браконьеры и те, кто собирает грибы и ягоды, которых в зоне — море, потом их продают на рынках".

В апреле и во время религиозных праздников в зону проникнуть гораздо легче — количество посетителей увеличивается за счет тех, кто приезжает на могилы предков. Андрей предпочитает водить туристов именно в эти дни, несмотря на предостережения властей.

Он никогда не водит больше двух человек сразу и отказывается говорить о том, сколько получает за один такой поход. Говорит лишь, что на эти деньги мог бы спокойно прожить и год.

Высокий уровень радиации Андрея не беспокоит. Он заявляет, что для туристов это абсолютно безопасно, ведь у него всегда с собой дозиметр.

Посетителям зоны интересно все: и дикий кабан, шныряющий по опустевшей деревне, и птицы, устроившие гнезда в полуразрушенных домах, и зловещее безмолвие лесов. "С заброшенных охотничьих вышек можно даже рассмотреть Чернобыльскую АЭС", — рассказывает Андрей.

В зоне нередки и официальные посетители. Многие из них — ученые, которых интересует необычная среда обитания растений и животных. Александр Козулин, ведущий научный сотрудник Института зоологии Национальной Академии наук, бывал в зоне не раз во время рабочих поездок.

"Этот объект известен во всем мире и уникален", — говорит ученый. — Только здесь днем можно увидеть животных, которые ведут ночной образ жизни: волка, лося, кабана. Это буйная дикая природа, и прекрасный пример того, как она обходится без человека".

Официально в зону уже можно проехать с украинской стороны. За 100 долларов одна из киевских туристических компаний предлагает однодневные экскурсии на разрушенный реактор и в окружающие станцию города-призраки.

Для того чтобы привлечь столь необходимые стране средства, Министерство спорта и туризма Беларуси тоже рассматривало подобные проекты. Но от этого плана пришлось отказаться 18 месяцев назад после критики со стороны негосударственных организаций и научной общественности.

"Налаживание инфраструктуры потребует больших финансовых вложений: на организацию безопасной экологической тропы, контроль, средства защиты. Едва ли в мире найдется так много экстремалов, чтобы покрыть эти расходы", — считает директор Национального агентства по туризму Чеслав Шульга.

Однако Мария Худая, заместитель председателя комиссии белорусского парламента по проблемам чернобыльской катастрофы, считает, что Беларуси не избежать появления туристов в "зоне". "Это потребует дополнительных расходов, но сейчас речь идет о самовыживании зоны. Полученные от туризма деньги можно было бы использовать для экономического возрождения загрязненной территории", — говорит она.

Елена Забродская, Институт по освещению войны и мира