Поддержать TUT.BY
143 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Письма Шрёдингера» и рассказы в неволе. Максим Знак в заключении написал более сотни произведений
  2. История одного фото. Как машинист метро и его коллеги помогали пассажирам после взрыва 11 апреля 2011 года
  3. Врач объясняет, откуда берется шум в ушах и как от него избавиться
  4. «Джинн злобно загоняется в бутылку». Большое интервью с многолетним журналистом президентского пула
  5. «Радость — лучшее лекарство». Витебский бизнесмен начал рисовать 3 года назад, когда заболел раком
  6. Какие курсы доллара и евро установили обменники на выходные
  7. Топ-10 самых популярных подержанных авто в стране. Какие на них цены?
  8. Как не пропустить рак легкого? Главное о здоровье за неделю
  9. Владимир Макей: «Сегодня никто не спорит, что Александр Лукашенко выиграл выборы»
  10. Автозадачка на выходные. Простая ситуация на перекрестке, но мало кто справится
  11. За сутки в Беларуси зарегистрировано 1175 новых случаев COVID-19
  12. 15 жертв, более 400 пострадавших. 10 лет назад произошел теракт в минском метро
  13. Глава Минска задумался об отказе от участков под паркинги у МКАД. И вот почему он прав
  14. «Этот магазин для всех». В Минске открывается гастромаркет FishFood, где закупаются рестораны
  15. Пассажиры автобуса, которых не пустили в Украину из-за поддельных ПЦР-тестов, рассказали подробности
  16. Оценивает по походке. История бывшего балетмейстера, который в 74 года работает фитнес-тренером
  17. Закроем наши посольства там, где они не приносят отдачи? С кем мы успешно торгуем, а с кем — просто дружим
  18. Крупных промышленных должников собрались оздоравливать через спецагентство
  19. Полчаса процедуры, два дня страданий. Как я сделала прививку от коронавируса
  20. «Семь лет врачи думали, что симулирую». История Анжелики, которая больна дистрофической миотонией
  21. Референдум в Кыргызстане: страна становится президентской республикой
  22. Я живу в 25 км от центра Европы. Как семья на хуторе в глуши среди леса делает сыры по рецептам ВКЛ
  23. Прокурор: Протесты в Беларуси начались и из-за блогеров из Бреста. Обвиняемых лишили слова в суде
  24. «Чем ниже спускаешься, тем больше горя». Жители домов над «Октябрьской» — о теракте в метро и фото, сделанных сразу после взрыва
  25. В Беларуси не хватает более 2 тысяч врачей и столько же — медсестер. В Минтруда рассказали про дефицит специалистов
  26. «У Лукашенко нет опоры в госаппарате». Латушко рассказал про новые санкции и транзит власти
  27. БАТЭ в скандальном матче сумел уйти от поражения, «Шахтер» на 4 очка оторвался от преследователей
  28. СМИ опубликовали разговоры подозреваемого по делу MH17 в день трагедии
  29. Роман одного из самых известных белорусских писателей отправили на экспертизу
  30. С осторожным оптимизмом. Как безвизовый Гродно, потерявший туристов и деньги, ждет новый сезон


Алексей Вайткун,

В воскресенье всё прогрессивное человечество отметило День Шефа (или Босса). В этот день полагается вспомнить, что руководитель – это профессия, работа без отдыха, ответственность за каждый шаг, слово и благополучие своих подчиненных. В 1958 году американская секретарша Патриция Хароски предложила отметить этот праздник. В 1962-м он был официально утвержден губернатором штата Иллинойс, а позднее инициативу поддержали не только в других штатах США, но и других странах.



Легко ли женщине в бизнесе? Какие качества необходимы для успешной работы? Как заслужить доверие и авторитет подчиненных? Легко ли увольнять сотрудников? Как повлиял на бизнес Топольчан финансовый кризис? Какие сумки предпочитают белорусы? Ответы на эти и многие другие вопросы в видеоверсии интервью.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать аудио (21.81 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать видео

Доброе утро! А во сколько обычно просыпается руководитель?

Руководители бывают разные, но я просыпаюсь в 6.30-6.45. Мой рабочий день начинается тогда, когда он начинается у рабочих – 8.30.

Как вы его строите?

Если нет экстренных ситуаций, то, как правило, мой рабочий день начинается с фабрики, а потом все зависит от вопросов, которые необходимо решать. Так как производство находится за городом, я каждый день туда езжу. Но если возникают какие-то вопросы, я стараюсь остаться с утра в городе, а потом поехать на фабрику.

У вас офис в Минске?

Нет, у нас все за городом – и производство, и офис.

Когда я договаривался с вами об интервью, я заметил, что последние цифры вашего номера – 007, как у агента. Случайность?

Хорошо запоминается. Этот номер я брала давно, когда основалась наша фабрика. Тогда еще можно было свободно выбирать номера.

В прессе женщину-руководителя часто называют леди-босс. Как вы относитесь к такому определению?

Мне не очень нравится ни леди, ни босс: мы не в Англии. Босс – иностранное слово. Честно говоря, я никогда не зацикливалась на том, как меня называют: директор, босс, руководитель. Но боссом меня никто никогда не называл.

Получается, в вашем понимании понятие "леди" и "босс" не совместимы…

Мне кажется, леди-босс и я – разные вещи.

Как создавалась компания "Маттиоли"?

Компания создавалась в 1998 году. Изначально было четыре учредителя: итальянский и три белорусских. Первым директором была Валентина Богдан, которая являлась одним из учредителей, Галина Мачульская, я и Винченцо Д'Анжело. Со временем два наших учредителя решили отойти от дел, и мы остались вдвоем. У нас 80% итальянского капитала и 20% - белорусского.

А почему "Маттиоли"?

Это фамилия. Конечно, мы очень много работали над названием. Тогда господин Д'Анжело приехал со своим другом, а у него оказалась звучная фамилия Маттиоли. Я предложила взять его фамилию. Теперь, когда мы встречаемся в Италии, я говорю ему, что его фамилия очень известна в Беларуси. Очень важно, чтобы название хорошо произносилось и на русском языке. Все началось с этой фамилии и очень хорошо прижилось.

Ваше производство находится недалеко от Заславля. Почему там?

Первоначально мы арендовали площади. Но когда решили расширяться, итальянцы посчитали, что стоит не арендовать, а купить что-то свое. На тот момент было помещение в Заславле, и мы решили приобрести его в собственность.

Это дает вам какие-то преференции?

Нет, у нас были преференции первые три года, так как мы были иностранным предприятием. Сейчас, по-моему, и этих преференций нет.

Сколько человек работает на предприятии?

Около 200 человек.

Как они добираются в Заславль?

Минских рабочих мы возим на автобусе. Но 50% рабочих - из Заславля, Молодечно, близлежащих населенных пунктов, они добираются сами.

Почему вы выбрали именно кожгалантерею?

Не случайно. Один из итальянских учредителей постоянно сталкивался с кожгалантереей. У него в Италии свое производство металлических аксессуаров для кожгалантереи. Создать здесь производство было его идеей. Какое-то время он работал с "Галантеей", но он все время хотел сделать что-то отличающееся от того, что было у нас на рынке на тот момент, решил создать свое дело.

Как он вышел на вас?

Мы до этого работали вместе. Мы познакомились в 1994 году, когда он в первый раз приехал в Беларусь по делам и искал переводчика. Со мной он познакомился случайно, тогда я разговаривала не на итальянском, а на французском. Он понимал французский и предложил мне помочь ему по бизнесу, которым он тогда занимался.

А чем занимались вы?

Я работала в школе.

Вы учитель?

Да, правда не закончила университет. Когда я познакомилась с ним, то ушла с 5 курса. До этого я проработала в школе 8 лет.

Как из школы вы перешли в бизнес?

Я никогда не думала, что так будет. Есть люди, которые с детства мечтают быть директором. У меня никогда не было такой мысли, но так получилось. После того как мы познакомились с итальянским учредителем, он предложил мне поработать переводчиком. Я выучила итальянский язык. У нас была небольшая фирма, которая занималась реализацией фурнитуры для кожгалантереи, и потом мы пришли к "Маттиоли".

Но сегодня вы один из соучредителей. Интересно: из школы - в бизнес...

Жизнь непредсказуема. Всегда надо использовать шанс. В свое время, когда мне предложили, было страшно, потому что у меня была стабильная работа. Кардинально что-то менять было страшно: никто же не даст тебе гарантий, сколько ты проработаешь. Мне гарантировали два года, а потом никто не знал, что будет. С одной стороны, было страшно. А с другой стороны, меня удивила моя мама. Это человек, выросший в Советском Союзе, с определенным менталитетом. У меня были сомнения, и она сказала мне: "Попробуй", чего я не ожидала. Так началась совсем другая работа и жизнь.

А какая была до этого?

Понятная, предсказуемая. Я выросла в Советском Союзе, мы рождались, и у нас вся жизнь была расписана: пошел в детский сад, школу, институт, на работу. Моя работа мне нравилась, и мне нравилось работать с детьми. Уроки, каникулы, ты что-то организуешь, но не более того. А здесь надо было думать иначе.

Какие качества вы открыли в себе, когда начали работать в "Маттиоли"? Может быть, каких-то вещей не ожидали от себя, например, что вы умеете вести переговоры, договариваться?

Умение договариваться у меня было и до того. Очень важно уметь договариваться, уметь выслушать, но в то же время настоять на своем. Правда, это не всегда получается.

Почему?

В бизнесе бывают разные ситуации. Не всегда получается так, как хочешь ты. Во мне появилось больше уверенности и настойчивости. Без этого в бизнесе никак. В первое время мне было сложно. Я ловила себя на мысли, что должна делать то, что надо мне, а не то, что хотят люди. Не надо входить в их положение – они должны войти в твое, если ты руководитель.

Приходилось ли вам себя ломать в чем-то? Может быть, вы по натуре мягкий человек, а приходилось быть жестким…

Для меня это было сложно. Сейчас мне говорят, что я упрямая. Я училась говорить "нет". Я всегда говорила: "Может быть, давайте попробуем…". В определенный момент я поняла, что надо уметь говорить "нет".

Сколько лет вы руководите компанией?

В "Маттиоли" я с 2006 года. До "Маттиоли" я была директором небольшой фирмы, которая занималась продажей сырья для производства кожгалантереи. Но фирма была небольшая: три-четыре человека, и все свои. Это было интересно, но когда фирма маленькая, работа идет по-другому. Когда мы начинали "Маттиоли" в 1998 году, всего с рабочими и администрацией у нас было 15 человек, и постепенно мы выросли до большого штата. Но, как говорится, если ты умеешь организовать трех человек, то потом количество уже не имеет значения, главное, все правильно организовать. Очень важна команда, люди, с которыми ты работаешь, подчиненные, замы, которые курируют определенные направления работы. Если это профессионалы, то директору работается намного проще.

На каких принципах вы строите общение с подчиненными? На доверии?

В любом случае вы не можете не доверять вашим ближайшим подчиненным. Директор не сидит все 8 часов в кабинете и не проверяет их работу, так как много ездит, общается, договаривается... Направление его работы другое. Есть люди, которые все время проводят на фабрике и контролируют весь производственный процесс. От их работы зависит план производства. Главная задача директора – поставить правильных и нужных людей, чтобы сам он мог решать другие вопросы и не беспокоиться о том, делается план или нет.

Как определить, правильный человек или нет? Какими принципами вы руководствуетесь, когда берете на работу сотрудника?

У нас работают все люди, которые с нами начинали. Они проверены временем. У нас есть и молодежь, но мы знали их, когда они занимали рабочие должности, а сейчас выросли до руководителей. Но подбирать персонал сложно. Очень большая проблема – кадры. Правильно сказали в свое время: "Кадры решают все".

Почему проблема?

Не ошибиться невозможно, никто не даст вам стопроцентной гарантии. Бывает попадание с первого раза, и это хорошо. Когда вы берете человека, он должен войти в курс дела, понять, что из себя представляет эта работа. Но с первого раза получается не всегда. Наш итальянский учредитель говорит, что ошибиться можно, но главное - понять это и вовремя заменить сотрудника. Не надо ждать, что он заработает. Уже через месяц-два видно, справляется человек или нет.

Но у вас с таким опытом, наверное, все варианты более просчитаны…

Конечно, какой-то багаж есть, и ты уже обращаешь внимание на определенные вещи. Очень важно первое впечатление, которое производит человек. Оно меня никогда не обманывало.

Интуиция?

Я ловила себя на мысли и потом в этом убеждалась: бывает, у человека хорошее резюме, и с виду он хороший, но что-то в нём не так. Как правило, потом с таким человеком у нас не получалась работа.

Наверняка вам приходилось увольнять сотрудников…

Увольнять людей очень сложно.

Научились этому за 5 лет руководства?

Нет, это все равно сложно. Увольнения бывают разные: некоторые люди сами приходят – не справляются с работой, понимают. Некоторых жалко отпускать, с ними беседуешь. Но основная масса сотрудников – рабочие. Административный корпус у нас сложившийся, там нет текучки кадров. Я думаю, что у всех предприятий стоит вопрос рабочих. В последнее время найти квалифицированных рабочих – большая проблема.

С чем вы это связываете?

Молодежь не хочет работать, а работа сложная.



Зарплата достойная?

Тот, кто хорошо работает и выполняет план, я считаю, получает хорошо. По крайней мере, такие работники не увольняются. В августе мы опять подняли им зарплату, мы не привязываемся к тарифным ставкам, потому что видим, что ситуация изменилась. Зарабатывают они неплохо, но чтобы заработать, надо работать. Зарплата – это заработная плата, это то, что мы заработали. Если мы не заработали, мы не можем ее получить – такова позиция компании. Рабочие это понимают, если они хотят заработать, они работают. Бывают такие, кто работает пару месяцев. Если человек приходит работать, то только через год он начинает делать то, что нужно. Рабочий должен работать с головой, а не механически.

Я так понимаю, что в основном вы увольняете тех, кто не справляется с работой?

Да, но, в принципе, они сами уходят, потому что, повторюсь, понимают, что не тянут. Экстремальных увольнений не было, было только несколько неприятных, но мы с этим справились.

Какая у вас годовая выручка?

Я не назову с ходу цифру. Сами понимаете, бывают разные ситуации, и время сейчас не самое благоприятное. Сейчас стало сложнее, но в месяц где-то 400 тыс. евро мы делаем. Мы могли бы делать больше, но встают другие вопросы. Надо расширяться, а наше помещение нам этого уже не позволяет. Оно полностью загружено. Надо строиться или искать другое помещение.

Буквально на прошлой неделе приезжал наш основной учредитель, и мы обсуждали этот вопрос. В связи с ситуацией, которая сложилась в Беларуси, мы в основном работаем на российский рынок. Мы работали с россиянами и раньше, когда в Беларуси дела шли хорошо. Но за это лето мы переориентировались. Конечно, можно было бы продавать больше, но не получается быстро увеличить объемы. Для этого надо найти людей, научить их работать, потому что мы требуем качества.

Вы заговорили об экспорте. В какие еще страны вы экспортируете продукцию?

Мы работаем с Латвией, Эстонией, начали работать с Казахстаном, немного работаем с Украиной. У нас были поставки в Бельгию. Но основной – российский рынок.

О Западной Европе вы говорите как-то неуверенно…

Там другая ситуация, люди другие, менталитет другой. Мы делаем сумки, которые ближе нашим покупателям. У наших покупательниц в сумках должны быть определенные опции, функциональные вещи.

Какие?

Во-первых, сумка обязательно должна закрываться на замок. В Европе достаточно, чтобы сумка закрывалась на магнитную кнопку. У нас зима, дождь, снег… Во-вторых, должны быть боковые функциональные карманы, чтобы не надо было открывать всю сумку. Кстати, итальянские фирмы, которые работают на российский рынок, тоже перестроили свои модели и добавляют то, что необходимо российским покупательницам. Как я говорю, не итальянцы переделали российских женщин, а российские женщины – итальянцев.

По вашим подсчетам, какая доля продукции уходит на экспорт?

Сейчас у нас 70% идет на экспорт, и 30% мы оставляем здесь. Мы бы и здесь могли продавать больше, но мы лимитируем белорусский рынок. Объемы производства не вырастают быстро, а сейчас выгоднее работать на экспорт.

Сырье где покупаете?

Мы все покупаем в Италии. Я не беру в расчет упаковочные пакеты, это мы покупаем здесь. Но основное – кожа, фурнитура, подкладочные ткани, нитки мы завозим из Италии.

Подсчитывали ли вы, какую долю на белорусском рынке занимают импортные сумки?

Дело в том, что белорусский рынок достаточно закрыт. Подсчитать невозможно: есть какое-то небольшое количество производителей. Раньше их было больше. Последнее время мелкие производители отсеялись, и осталось три-четыре более крупных. Мелкие производители в основном работают с искусственной кожей и спортивными сумками – это не наш сектор. Мы работаем только с натуральной кожей.

Импортеры у нас в основном частные предприниматели. У нас нет крупных, оптовых структур, которые завозят сюда импорт оптом, как это делается в России. Российский рынок намного сложнее, потому что там много крупных фирм, которые завозят очень много импорта, и там все проще проанализировать. У нас предприниматели завозят импорт небольшими коллекциями, и их не видно на общем фоне. Поэтому не подсчитаешь, и то, что завозится, как правило, стоит намного дороже, чем то, что предлагаем мы. Завозится небольшой процент, и небольшой процент может себе позволить их купить.

Дизайнеры…

…наши. Хотя мы ездим в Италию, два раза в год в Милане проводится крупная кожгалантерейная выставка. Как бы мы ни хотели, но идеи зарождаются там.

Там вы чувствуете, какие модные тенденции зарождаются, видите, какие материалы используются?

В основном, важно понять направление в цвете, материале, формах. А потом мы разрабатываем это здесь. В начале нашей деятельности мы купили две чисто итальянские линии у итальянского же дизайнера, сделали ее, но почему-то они не пошли на нашем рынке. Потом мы доделали их, переработали, но в чистом виде они не пошли.

А почему?

Я думаю, что на тот момент не были готовы люди.



В каком году это было?

В 2000-м. Мы начинали с искусственной кожи, но потом поняли, что ниша с сумками из натуральной кожи не заполнена, и решили работать с натуральной кожей. Постепенно начали нарабатывать опыт, определять, какие формы, фактуры востребованы. Конечно, есть модные направления в этом сезоне. Но есть и модели, которые мы продаем уже по 5-7 лет, и все равно их заказывают, и они популярны.

В чём секрет популярности?

Наверное, в удобстве. Действительно эта та форма, которая приятна покупателю. Основная масса женщин не покупает сумки на полгода. Сумка покупается на более длительный срок.

Какие модели, цветовая гамма сумок сегодня популярны?

Раньше тенденции были более явные. Модны сумки из мягкой кожи. Хотя и тут есть отличия: в Италии модны большие или маленькие сумки. У нас больше идут средние. В сентябре была выставка в Милане, представляли тенденции весна-лето следующего года: все очень спокойно – белый, бежевый цвет, мягкая кожа. Ничего революционного я не видела.

У вас сумка "Маттиоли"?

Всем это всегда интересно. У меня есть разные сумки. Естественно, у меня есть сумки "Маттиоли", но есть и сумки других марок. Надо носить всех понемногу, для сравнения.

Недавно прошла информация о том, что белорусские обувщики предлагают партнерам по Таможенному союзу – России и Казахстану – повысить ввозную пошлину на кожаную обувь. Вы лоббируете подобные меры в своей отрасли?

Я о таком не слышала относительно кожгалантереи. Сейчас таможенная пошлина на кожгалантерею – 25%. Я бы уже не назвала ее маленькой. Я еще не поняла, как функционирует ЕЭП. На российском рынке идет очень большой поток импорта. У нас импорта немного, если что-то завозится, то чаще из России. Напрямую мало кто возит. В России все происходит очень непонятно. Например, я думаю, что Китай всем создает проблемы, и кожгалантереи в том числе. Своей продукцией легкой промышленности, мне кажется, они забили весь мир. Конечно, идея была бы хорошая, особенно на российском рынке, потому что для нас, как для производителей, в первую очередь интересен российский рынок с его возможностями.

…которые вы до конца еще не использовали.

Конечно. Даже итальянские производители, с которыми я общаюсь, говорят, что для них в первую очередь важен российский рынок, потому что Европа небольшая и ситуация там непонятная. А российский рынок развивается и растет.

В основном у вас итальянские материалы, которые вы покупаете за валюту...

Верно.

Соответственно, я не могу не спросить, как на вас повлиял кризис. Курс вырос. Вы тоже подняли цены почти в три раза?

Нет, у нас они не выросли в три раза. У нас немного другая система. В белорусские цены мы закладываем курс, по которому мы конвертируем валюту. Но в кризис мы просто переориентировались. Раньше на нашем рынке мы реализовывали 60%, и 40% у нас уходило на Россию. Проблем у нас не было. Сейчас 70% уходит в Россию, потому что лучше конвертировать российский рубль (все-таки это валюта) и рассчитаться за сырье. Вы же не будете поднимать цены до бесконечности. У людей есть определенные возможности, у них не выросла зарплата в три раза. Конечно, можно поставить сумку по цене 1,5 млн, но кто ее купит? Вопрос ценообразования должен быть достаточно гибким.

Во сколько возросла цена ваших сумок?

Цена поднялась приблизительно на 60%, если считать с того момента, когда все начало меняться.

На ваш взгляд, белорусские женщины модницы или все-таки прагматики?

Женщины очень изменились. Я помню, когда мы только начинали работать, как правило, пользовался популярностью черный цвет, немного коричневого и бордового. На этом все. Летом выбирали белый, бежевый. Сейчас у нас очень широкая цветовая гамма. Покупательницы изменились, и, может быть, мы тоже сыграли свою роль. Сейчас есть какие угодно цвета и оттенки, и покупательницам это нравится, мы этому только рады. Хотя когда ты работаешь с большим ассортиментом, это сложнее, но с другой стороны, приятно, когда в магазине видишь большой выбор цветовой гаммы.

А в городе вы узнаете свои сумки?

Конечно. Когда только начинали работать, радовались, когда видели наши сумки. Я всегда обращаю на это внимание. Когда я смотрю на женщину, я обращаю внимание на ее сумку, а потом уже на все остальное.

Белорусские женщины с годами стали более модными, я правильно понял?

Они уже просят что-то новое, отслеживают новинки, звонят нам на фабрику. В основном коллекции готовятся осень-зима, весна-лето. Но мы все равно каждый месяц выпускаем новые модели.

Как белоруски воспринимают новинки?

По-разному. Я не могу сказать, что им нравится только классика. Судя по нашим магазинам, покупают все. Что-то покупают лучше, что-то – меньше, но каждая сумка найдет своего покупателя.

В силу профессии вам наверняка приходится договариваться и с чиновниками. Как строятся взаимоотношения? Насколько легко с ними договориться?

У нас не было конфликтов, мы работаем параллельно.

Взятки или презенты приходилось давать?

Нет, у нас не возникало особых проблем. Конечно, со всеми надо дружить и иметь хорошие отношения.

А чего вам, как руководителю, сегодня не хватает для своего бизнеса?

Мне бы хотелось новое большое здание и квалифицированных рабочих. Все остальное можно сделать. Сейчас ты понимаешь, что у тебя есть возможности, но ты теряешь на этом. То, что ты хочешь сделать, не получается быстро в силу определенных организационных моментов и всего остального. Ты упускаешь момент, которым можешь воспользоваться.

Есть в кризисе плюсы?

Говорят, что кризис – это всегда начало чего-то нового, поэтому мы немного пересмотрели свою работу, переориентировали ее. Мы нашли новых клиентов, увеличили объемы с тем, с кем работали. Мы стали активнее работать с российским рынком. Раньше мы работали и там, и там. В 2008 году был кризис, и на российском рынке было очень сложно работать. В Беларуси было более спокойно, и мы этого не чувствовали.

В семье вы тоже руководитель?

Нет, когда я прихожу домой, я хочу помолчать. И вообще мне нужно какое-то время, чтобы меня ни о чем не спрашивали, не разговаривали со мной. Я появляюсь дома часов в 7, и я не хочу там руководить.

Бизнес процветает – семья страдает. Правда?

Надо совмещать.

У вас получается?

Я стараюсь. Хотя мой сын недоволен, когда я куда-то уезжаю. Но мы с ним договариваемся, я планирую время на поездки и общение с ним. Время проходит, и мы не замечаем, как наши дети вырастают. Сын уже в третьем классе, такой большой.

Как вы отдыхаете?

Если мы не планируем выезды, я стараюсь проводить время с ребенком.

Готовите хорошо?

Каждый день не готовлю. Спасибо моей маме, она со мной живет и готовит. Я люблю, когда приходят гости, периодически я их приглашаю и тогда готовлю. Любимое блюдо моего сына – спагетти с морепродуктами. Их готовлю только я.

Поплакать можете?

Конечно, можно поплакать: стресс выходит через слезы, но всё зависит от ситуации...
-15%
-20%
-20%
-30%
-25%
-30%
-10%