Юрий Зиссер,

Недавно в Вене состоялась очередная конференция future. talk, которую ежегодно, начиная с 2001 года, проводит Telekom Austria Group. Тема конференции, как явствует из ее названия — разговоры о будущем. В переполненном зале поместились около 1500 менеджеров крупных компаний, партнеров, журналистов. Спикерами future. talk выступили известные эксперты, ученые, влиятельные персоны из мира технологий, медиа, политики и т.д.

В прошлом году спикерами конференции были футуролог Рэй Курцвайль и основавший вместе со Стивом Джобсом компанию Apple Стив Возняк. TUT.BY подробно писал об этом событии.

В этом году состав экспертов тоже оказался звездным. Темой для нынешней дискуссии стал вопрос: «Кто управляет интернет-сообществом?» На эту тему сначала рассуждал изобретатель Всемирной паутины английский профессор сэр Тим Бернерс-Ли, давший журналистам часовую пресс-конференцию.

На последующей дискуссии в рамках конференции его собеседниками стали известные европейские эксперты:

• Генеральный директор Telekom Austria Group Ханнес Аметсрайтер;

• Анке Домшайт-Берг, германский эксперт в сфере электронного правительства;

• Виктор Майер-Шонбергер, профессор Оксфорда, эксперт по законодательству в области СМИ;

• Антониа Радос, политолог и известный военный корреспондент, обладательница Германской ТВ-премии и австрийской ТВ-премии Romy.

Открытость правительств

Изобретатель Всемирной паутины оказался обаятельным и харизматичным, без запинки отвечал по существу на все поставленные журналистами вопросы. Будучи ярым сторонником и пропагандистом открытости правительственных данных, профессор поведал следующую историю.

«Мне как-то пришлось работать с британским правительством», — рассказал он. — «Был ланч с Гордоном Брауном. Он спросил: — Тим, что может сделать правительство, чтобы максимально эффективно использовать интернет в будущем?

Я ответил: „Вывести все министерства и госкомитеты в сеть“.

— ОК. Мы это сделаем, — ответил Браун.

Это так странно, когда о чем-то мечтаешь, а тебе вдруг говорят: ОК!!! Кэмерон тоже был большим сторонником выхода правительства в сеть. Кстати, первый меморандум Обамы был о размещении правительственных данных в сети: о бюджетных расходах и о том, как правительство тратит деньги, и о его эффективности».

По словам ученого, Дэвид Кэмерон придавал большое значение открытому размещению правительственных данных, а Гордон Браун принял активное участие в реализации этого проекта. Кроме того, было множество энтузиастов на уровне министерств. И это очень важно — участие первых лиц на всех уровнях. Важно и то, что британское правительство создало саму систему. Теперь будут меняться правительства и администрации, а система публичного размещения данных продолжит работу. Очень хорошо работают системы по размещению данных об образовании, дорожных службах, транспорте, системах здравоохранения, бюджетных расходах и др.

«Вообще, для правительства очень удобно и выгодно выходить в интернет», — продолжил профессор. — «Это как с бизнесом. Он более эффективен, если о нем знают, знают, где находятся его подразделения, как в него инвестировать и т.п. То же и с государством: население видит, что делает правительство, видит, какие проблемы оно решает и как оно это делает. Видит трудности правительства и знает, где оно нуждается в помощи. Ну, а если кто-то руководит страной и думает, что открытость может быть не очень полезна, пусть подумает о том, что после того, как выборы выиграет другая партия, хотелось бы ему, чтобы и она отказывалась открывать информацию в сети?»

Успех интернета был обусловлен тем, что лежащие в основе него технологии и протоколы бесплатны и доступны всем, напомнил изобретатель веба. Условием участия в консорциуме W3C было подписание вступающими в него участниками бумаг о том, что все созданное будет распространяться бесплатно. Сейчас же существует большая опасность в том, что корпорации могут создать определенный дизайн, протокол или конструкцию, запатентовать их и наложить запрет на их использование, что ограничивает развитие, инвестиции и будущее технологий.

Разные люди создавали самые различные сайты — для людей, компаний, правительств. Отдельные компании создавали отдельные приложения. Все то многообразие, которое есть сейчас в Сети — результат именно децентрализации и сочетания различных подходов. Не стоит смотреть на это как на само собой разумеющееся. Наоборот, следует пытаться предотвратить любую возможную монополизацию интернета в целом и любых услуг в нем.

«Открытость данных позволит населению не только сравнивать сайты. Очевидно, что зайдя на сайт, каждый сможет узнать о том, насколько эффективно работает его правительство. Возникнет коммуникация между правительством и гражданами на местном уровне. Кто угодно сможет посмотреть планы развития района, где стоит его дом, и принять участие в обсуждении. И это поднимет популярность правительства. Это как с компанией: если она закрыта и не сообщает клиентам и потребителям информацию о себе, с ней не очень хотят сотрудничать. Если же она прозрачна и демонстрирует свою успешность, это привлекает все новых клиентов и инвесторов. Так что открытость правительств может привести к процветанию стран и без крупных инвестиций и больших усилий», — утверждает ученый.

Большую практическую пользу имело привлечение молодежи. Им выдали правительственные данные и предложили привести их к такому виду, чтобы с ними было удобно работать и анализировать, находить нужную информацию, продолжил профессор. Те, кто лучше справлялись с задачей, получали потом бесплатные пиво и пиццу. Тем самым были решены две задачи: получены идеи, как реализовать доступность данных правительства, и появилась целая группа людей, которые умеют профессионально работать с данными правительства.

Во время последующей дискуссии сэру Бернерсу-Ли вторили эксперты, заметив, что «и у нас в Германии, и в Австрии традиционно чиновники всегда были закрыты. Они просто сидели у себя в кабинетах со своими бумагами и принимали решения, всегда боясь, что кто-то сможет отследить их ошибки. Они хотят, чтобы все так и оставалось: они в своих кабинетах, и минимальный контроль». Эксперты вспомнили недавний скандал в Великобритании, когда обнаружилась пропажа сорока миллионов фунтов. Причем не следователями, а простыми гражданами, которые откопали эту информацию в правительственных документах, размещенных на официальных веб-сайтах.

Один из экспертов отметил весьма положительное влияние публикации правительственных данных на статистику дорожно-транспортных происшествий в Великобритании. Так, после распространения выложенных правительством в интернет данных о том, какое количество ДТП возникает из-за отправки SMS во время управления автомобилем, число таких ДТП в стране снизилось наполовину! Оказалось, люди просто не знали, до какой степени это опасно.

Но, может, достаточно, когда правительственные данные раскрываются и выкладываются хакерами? «Wikileaks с запутанной системой и обилием информации, в которой сложно найти конкретные факты — не лучший пример реализации открытости», — заметил Тим Бернерс-Ли. По его мысли, данные должны выкладываться в интернет самими правительствами в виде документов, электронных таблиц и т.д., в которых удобно искать информацию, а не в виде электронной почтовой переписки или PDF-файлов.

На вопрос, не боится ли он, что Сеть сможет стать концом демократии и средством контроля, ученый ответил, что люди в интернете постоянно ставят новые вопросы, общаются, выдвигают новые идеи. Скорее, идет вопрос о конкуренции новых идей и даже, возможно, зарождения новых форм демократии в сети. Пользователям останется только выбирать лучшие из этих форм, заключил профессор.

Сбор сведений о пользователях: слежка или благо?

Публичные сервисы (Google, Facebook, почтовые сервисы и т.д.) собирают данные о пользователях. В этих условиях лучший способ предотвратить тотальный контроль- каждому отдельному гражданину «защитить свои инвестиции в данные», например, пользуясь не всеми социальными сетями сразу, а только одной из них, рекомендует Бернерс-Ли. С другой стороны, защита эта относительна, поскольку правительства и компании всегда будут следить за гражданами и контролировать их. Вот почему необходима открытость правил, по которым пользователей контролируют. Открытость процесса и самих принципов контроля позволит обществу управлять соблюдением правил игры, отметил профессор.

Многие сейчас беспокоятся из-за централизации и накопления личных данных в социальных сетях, продолжил изобретатель Всемирной паутины. Не стоит беспокоиться об этом, потому что в W3C-консорциуме и вообще в мире идет работа над новыми приложениями, которые позволят каждому лично создавать свои базы данных в сети и управлять ими. Сеть основана на децентрализации, и она фактически не сможет существовать в виде механизма, управляемого из одного центра.

Что же касается анонимности в сети и попытках ее ограничить, то у людей есть два базовых права: жаловаться и кричать о несправедливости, в том числе и анонимно, если они боятся последствий, утверждает изобретатель Всемирной паутины. Кроме того, когда на нас кто-то жалуется, мы имеем право знать, кто и на что. Выход состоит в том, чтобы не ограничивать анонимность в случае корректного поведения тех, кто ей пользуется.

Необходимо выстроить хорошую законодательную и судебную систему в этой области.

Не стоит бояться того, что в компьютерах активно собираются личные данные: размер обуви, информация о тренировках в спортзале и прочее. Эта информация имеет ценность для компаний и магазинов лишь для статистики или как инструмент предоставления пользователям лучшего обслуживания. Так что пора прекратить рассматривать сбор и даже последующую продажу таких личных данных как покушение на права пользователей.

«Неплохо, к примеру, быть объектом таргетированных рекламных кампаний», — отметил профессор (речь идет о показе рекламы не всем подряд, а лишь потенциально заинтересованным в товаре группам пользователей).

Если же говорить о возможностях утечки информации, например, информации работодателей о сотрудниках, то в будущем работодатели будут спрашивать у кандидатов, представивших личную информацию о себе, можно ли ее использовать в дальнейшем или кандидат предпочитает, чтобы о ней «забыли».

Интернет и революции

«В Египте я разговаривал с инженером», — вспоминает сэр Бернерс-Ли. — «Во время революции Египет отключили от сети. И тогда местные программисты и инженеры запустили ретранслируемый чат (relay chat) — систему коммуникации между компьютерами по обычным проводным телефонным сетям, основанную на технологиях тридцатилетней давности. Значит, мы не должны воспринимать интернет как нечто само собой разумеющееся. Это мы сами его создаем и развиваем, и потому он особо ценен таким, какой он есть».

Британский ученый отметил, что технологии могут использоваться для репрессий. Так, в Египте людей арестовывали из-за их сообщений. «Правительство может определить местонахождение человека еще до того, как он отправит „твит“ с телефона. Но все же из-за децентрализации в конце концов интернет работает не на репрессивные правительства, а на общество», — заявил он.

Недавние восстания интересны еще и тем, что они — первые, за которыми можно буквально наблюдать в реальном времени, отметили эксперты. Участники постоянно «постят» с места событий, рассказывают и публикуют фотографии. Раньше можно было лишь рассуждать о том, что такое истинное народное восстание и как оно проходит, а теперь всё отражается в реальном времени. Конечно, интернет — источник не только новостей и официальной информации, но и сплетен и слухов. Но во многом — и информации, которой бы без него и не было бы.

Несколько минут эксперты хором обсуждали, нужно ли правительствам выключать интернет в критических ситуациях. Одна из экспертов рассказала о своей встрече с известным египетским блогером. По его словам, когда страну отключили от интернета, часть пользователей вышла на улицы просто для того, чтобы узнать, в чем дело. С этого и начались массовые выступления, закончившиеся революцией.

«Китай в какое-то время принял решение отсоединить страну от интернета, но потом пришло понимание, что это обходится дороже самой стране, и все вернули обратно. Милошевич во время войны и бомбардировок принял решение не отключать интернет, поскольку он ему самому был нужен для информационной войны. Египет оказался перед таким же выбором, отключил интернет — и быстро проиграл, как видим», — заключила эксперт.

После бурного обсуждения эксперты сошлись на том, что интернет всего лишь дает свободу общения и выражения тем, у кого нет власти. А власти нет у 95% населения. В Египте уровень проникновения интернета 6%, в Сирии — 5%. Это немного. Но в основном его использует молодежь, а это самая активная часть населения.

«Сам по себе интернет не может организовать революцию. Для революции надо еще очень многое: озлобленность, усталость, протестный потенциал. Надо еще сказать, что если противопоставить веб-страницу и автомат Калашникова, автомат всегда выйдет победителем», — наконец обобщила германский эксперт под смех и аплодисменты зала.

Равный доступ к информации

Тим Бернерс-Ли затронул и вопрос равного доступа к данным: «Если я заплатил своему провайдеру за доступ, то даже если я в ссоре с провайдером, я должен быть обеспечен доступом ко всему: и к общению, и к информации о моей политической партии, пусть даже провайдер поддерживает другую партию. Ведь мы используем интернет часто в очень приватных целях». Профессор призвал подумать о подростке, который ищет информацию, к примеру, о венерических болезнях. А ведь он побоится это делать, если боится слежки провайдера или слежки вообще, когда он может пострадать или его отец: скажем, может потом не получить работу из-за его интересов в Сети, отметил профессор.

Что же касается интернета как медиа, изобретатель веба заявил о важности децентрализации и в этой сфере: «Интернет должен оставаться нейтральным и, следовательно, децентрализованным СМИ. И это достижимо: до настоящего времени все в мире было географически привязано: страны, правительства, регионы. Теперь же мы можем связывать людей со всех концов мира для обмена данными и информацией».

Кто-то из присутствующих спросил изобретателя Веба: «Что вы отвечаете своим студентам на вопрос, кто конкретно управляет интернетом?» Ответ сэра Бернерса-Ли был, как всегда, предельно прямым: «Я говорю им, что интернет неуправляем. Более того, я им говорю, что информационная революция, которую мы сейчас наблюдаем, — не самое важное. Важнее будет революция в нашем понимании жизни общества. Потому что в интернете мы можем видеть, как оно живет и функционирует. Наблюдать воочию, и не в рамках глупых экспериментов, а в жизни».

На вопрос TUT.BY, как он чувствует себя в роли человека, изменившего мир, ученый ответил: развитие Всемирной сети еще не завершено, она постоянно развивается. С другой стороны, Вебу еще нужно много и долго развиваться. В мире множество проблем, включая рак и глобальное потепление, которые он поможет решить. Но в любом случае его роль далека от завершения: ведь Сеть только начинает свое развитие. Так что скорее он чувствует себя человеком, который пока не изменил мир, констатировал в заключение профессор.

Автор сердечно благодарит компанию velcom, лично Ирину Корзюк, а также Telekom Austria Group за возможность участия в мероприятии, Александра Власкина — за техническую помощь.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-50%
-21%
-10%
-21%
-10%
-20%
-10%
-30%