1. «Женское предназначение — не семья и дети, а она сама». Мнение о том, почему материнство — это не главное
  2. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  3. «Самое благоприятное время для продавцов». Что происходит на вторичном рынке квартир в Минске
  4. Биатлонистка Сола честно рассказала о позиции, народной любви и собственном гнездышке в Новой Боровой
  5. Белоруска запустила уникальную платформу помощи бездомным животным. Ее проект оценили даже в ЕС
  6. Уролог объясняет, как не пропустить признаки одного из самых частых заболеваний почек
  7. Герасименя продала на аукционе золотую медаль чемпионата мира
  8. «Мне говорили: «Лучше бы ты мужа нашла и варила ему борщи!». История молодой трактористки Наташи
  9. «Друзья шутят, что я теперь «яжбать». Молодой папа в декрете — о разводе, дочери и трудностях
  10. «На претензии отвечали: „Вам что, жалко?“». Как Gastrofest боролся с клонами фестиваля
  11. Немецкая компания сообщила о приостановке сотрудничества с «Гродно Азотом»
  12. Умер «песняр» Леонид Борткевич
  13. От документалки про ЖКХ до «организации протестов». Что за блогеры Петрухин и Кабанов, которым дали по 3 года
  14. Брестским блогерам Петрухину и Кабанову вынесли приговор в Могилеве. Их самих в суд так и не пустили
  15. «Самая длинная 16 сантиметров». Дома у минчанки живут 34 улитки. Смотрите, какие они красивые
  16. Приговоры блогерам и еще одна книга в списке экстремистских. Что происходит в Беларуси 14 апреля
  17. «Фокусируюсь на великой цели по примеру Маска». Как сын Израилевича попал в список «Форбс»
  18. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  19. В Москве задержали адвоката Юрия Зенковича. Сейчас он в Минске в тюрьме КГБ
  20. Товар исчезнет с полок? А есть шанс, что вернется? Про запрет по NIVEA — в простых вопросах и ответах
  21. «Когда умирают такие люди, говорят, что уходит эпоха». Друзья и коллеги — о «песняре» Леониде Борткевиче
  22. «Спросили, связана ли работа с политикой». Как белорусы сейчас проходят украинскую границу
  23. Польша опровергла сообщение Минобороны Беларуси о нарушении границы
  24. КГБ сообщил о задержании Костусева и Федуты «по подозрению в совершении преступления»
  25. Euronews прокомментировал прекращение вещания в Беларуси
  26. «Все больше откусывают парк». Как там стройка Национального стадиона и чем она тревожит местных
  27. Купаловский восстановит поставленный 20 лет назад спектакль. Названы фамилии новых актеров
  28. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  29. Третья волна. В Беларуси растет количество заразившихся COVID-19 и пациентов с тяжелыми пневмониями
  30. «В Беларуси не ценил того, что имел». Физик отчислился из БГУ и изучает бозон Хиггса в Германии


Татьяна Гусева,

Столица горняков занимает первое место в рейтинге самых богатых городов страны, опередив Минск по уровню средней зарплаты. Корреспондент "Салідарнасці" разузнала, как живет народ в городе "толстосумов" – Солигорске, а также оценила свои шансы выйти замуж за шахтера.



Пока в Беларуси не нашли нефть, которая, по мнению главы государства, где-то у нас есть, Солигорск был и остается нашим Клондайком. Правда, не для всех, а лишь для работников ОАО "Беларуськалий" и членов их семей.

Рынок "Октябрьский": старики забыли вкус морской рыбы

Бабушки, торгующие дарами огорода на рынке "Октябрьский", куда корреспондент "Салідарнасці" отправилась пообщаться с народом, жалуются, что продавцов овощей-фруктов больше, чем покупателей.

–– По будням так всегда, –– уточняет старушка в ватнике.

Цены, надо заметить, не кусаются. Яблоки у бабушек дешевле, чем в магазине: вместо 8-9 тысяч стоят 5-6. Поговорить за жизнь соглашаются охотно, но… на условиях анонимности. Осторожные нынче бабки пошли, удивляюсь я.

–– Как вам живется в самом богатом городе страны?

–– Богачам хорошо живется, бедным везде плохо, –– рассуждают бабульки.

–– Моя дочка медсестра в детской поликлинике 600 тысяч получает, у зятя зарплата –– миллион. Двоих детей растят. Средняя по городу зарплата –– 2,6 миллиона –– так что у них даже на всю семью не выходит. Вот я им помогаю: торгую на рынке. Пятьсот тысяч, что президент всем пенсионерам выделил, им отдала, –– рассказала о себе круглолицая бабушка.



Ее соседке по прилавку 83 года. Сухонькая старушка-одуванчик с поразительно живыми синими глазами сетует на нелегкую жизнь. Муж прикован к постели уже три года, и она его "даглядае". Приработок на базаре позволяет "шиковать": покупать по заоблачной цене гречку и речную рыбу. Вкус морской уже давно забыли –– не по карману.

–– Что тут говорить: колбаса в магазинах уже стоит 100 тысяч за килограмм! – возмущаются женщины. –– А пенсия –– 700 тысяч рублей.

"По-вашему, всем на калийном комбинате хорошо платят"

Прогуливаюсь по торговому ряду, перекидываюсь парой слов с другими продавцами. Остановившись у очередного яблочного прилавка, вдруг слышу: –– Вы ей поменьше говорите! Вдруг из оппозиции!

Бабки подозрительно переглядываются и замолкают. Я заметила, стоит задать человеку с улицы вопрос, как ему живется, как тебя немедленно начинают подозревать в связях с оппозицией. Видимо, облеченным властью не придет в голову спросить об этом народ.

Показываю удостоверение журналиста. Языки у старушек снова развязываются. А бабка, разглядевшая во мне оппозиционерку (на лбу у меня, что ли, написано?), шипит:

–– Все у нас хорошо! И кризиса никакого нет…

–– Да, –– вторит ей дед. – Россияне про нас всякую чушь говорят.

–– Да я хорошо живу, мой сын на "Беларуськалии" работает, невестка тоже хорошо зарабатывает, –– делится торговка. –– По-вашему, всем на калийном комбинате хорошо платят, а на самом деле миллионеры только те, кто в лаве. А там люди на коленях ползают, стоять в полный рост невозможно. Вот вы смогли бы весь день на коленях провести?

После паузы продолжает:

–– А еще мне 500 тысяч помощи дали –– разве плохо о нас государство заботится?

–– Тебе хватило, а мне –– нет. За эти деньги разве что три раза в магазин сходить, –– парирует ее соседка.

Цены с шахтерским коэффициентом

На вещевом рынке часть павильонов закрыта. По словам продавца Натальи, многие предприниматели выходят торговать только по выходным дням.

–– Люди в шоке от цен, –– говорит она. –– Если обувь покупают – не выйдешь ведь на улицу босым, – то в новой одежде стали себе отказывать. Снизить цены мы не можем, потому что товар закупается за валюту в Москве. Говорят, что ИП – спекулянты, и дешевле купить белорусское. Так вы зайдите в павильон к моей соседке. У нее одежда отечественного производства. Как думаете, сколько стоит платье? 900 000 рублей! И все потому, что эту одежду производят в Беларуси из импортных тканей.

Для Натальи работа у предпринимателя до кризиса была неплохим подспорьем к пенсии. Теперь в неделю ее заработок не больше 40 тысяч рублей.

Жительница Солигорска Виктория пришла на рынок прицениться. Дочери нужны джинсы, ей –– куртка.

–– Здесь мы давно ничего не покупаем. Цены в Солигорске с коэффициентом на шахтеров. Так что наша семья ездит на шопинг в соседний Слуцк. Там и одежда, и запчасти к авто дешевле. Там и зубы лечим у частных стоматологов, чтобы сэкономить.

Почему городские жители ездят работать к фермерам

Миловидная блондинка Валентина работает на рынке уже 28 лет. Сейчас она продает продукцию фермерского хозяйства "Веска".

По словам собеседницы, зарплата в хозяйстве неплохая. Можно заработать от 70 до 120 тысяч в день. В колхозах заработки ниже. Поэтому на работу к фермерам ездят и городские жители.

–– Кто хочет хорошо жить – тот и живет. Наши люди почему-то думают, что деньги платят, а не зарабатывают. Отсюда и все проблемы, –– считает Валентина. – Я наблюдаю за сельскими жителями, которые имея неплохую зарплату, после получки отправляются в магазин. За водкой. Хотя в доме у них куска хлеба не будет. Белорусская деревня спивается. Вот у нас недавно хоронили молодого мужчину – сорока лет не было. Напился и упал в колодец.

–– А как, по-вашему, почему народ на селе пьет?

–– Я думаю, гены виноваты. В деревне остаются те, кому родители не дали дороги в жизни, кого не выучили. Эти люди с детства голыми ходили. Это их образ жизни. Потому и молодежь, отработав по распределению на селе, бежит оттуда. Им не с кем там оставаться. Вот у нас агрогородок построили, озеро выкопали, мост любви через него положили, детскую площадку оборудовали. Любо-дорого глядеть. Только это молодых не держит.

–– Так, может, не нужны агрогородки?

–– Ну почему не нужны! Все зависит от хозяина. Есть руководители, которые предлагают жилье городской молодежи, и те переселяются в деревню. Десять лет на хозяйство отработали, и дом выкупили.

Торговля у Валентины идет бойко, несмотря на будний день. Женщина уверена, что это потому, что качество продукции фермерских хозяйств выше, чем в СПК.

–– Фермер –– хозяин. Он посадит овощи и будет смотреть, как они растут, уберет урожай вовремя. Это его деньги. А в некоторых СПК урожай сгниет –– не заметят. На уборку свеклы выгоняют детей из училищ. А это ведь нарушение закона!

По наблюдениям собеседницы, солигорчане стремятся запасаться на зиму на ярмарках. Думают, что так дешевле. Пенсионеры хватают картошку по 700 рублей за килограмм и только дома обнаруживают полмешка гнилья. "Скупой платит дважды", –– резюмирует собеседница.

"Одинокая журналистка желает познакомиться"

"Очевидно, что для того, чтобы жить безбедно в самом богатом городе страны нужно …выйти замуж за шахтера", –– думаю я по дороге с рынка. Заглядываю в гости на кофе к подруге-солигорчанке. Та смеется:

–– Есть простой способ осуществить твою мечту – обратись в службу знакомств.

И в самом деле, где молодой женщине познакомиться с мужчиной? В Интернете можно нарваться на женатика, на улице –– неприлично (тем более, богачи пешком давно уже не ходят), в рестораны люди ходят, чтобы поесть, а в ночные клубы – развлечься.

Служба знакомств –– то, что мне нужно, решила я и отправилась в разведку.

Солигорчанка Алевтина Ивановна свахой стала недавно. Всю жизнь она проработала в школе, а уйдя на выслугу, решила помочь людям найти свое счастье.

–– Я вдруг увидела, как много одиноких вокруг, –– говорит женщина. – А службы знакомств в городе не было.

За полгода Алевтина Ивановна наработала солидный каталог со всего региона. Среди ее клиентов – люди от 25 до 74 лет. Все они не состоят в браке: холостые, разведенные и вдовцы. Хозяйка службы знакомств у каждого проверяет паспорт на наличие штампа.

Просматриваю условия договора. Здесь не работают с желающими получить интим-услуги (Йес!), с зависимыми от алкоголя и наркотиков (нам таких и даром не надо!), с теми, кто ищет партнера с целью улучшения своего материального положения…

–– Скажите, а если я, например, спонсора не ищу, но считаю, что мужчина моей мечты должен хорошо зарабатывать, вы меня не зарегистрируете? –– интересуюсь я.

–– Почему же? –– улыбается сваха.

–– Вы могли бы оценить мои шансы выйти замуж за шахтера?

–– А сколько вам лет? – оценивающе смотрит Алевтина Ивановна.

–– Тридцать.

–– Думаю, шансы у вас есть. Тем более, в нашем каталоге есть и шахтеры, и бизнесмены, и директора предприятий.

В общем, все правда, девочки, как в песне поется: "Если вам немного за тридцать, есть надежда выйти замуж за принца…". Тем более, услуги службы знакомств стоят совсем дешево: 40 000 рублей + 10 000 ежемесячный взнос.

Разумеется, никто не дает гарантии, что в течение года я стану женой шахтера, но испытать судьбу можно.

По дороге домой я передумала выходить замуж за шахтера. Мне бы хотелось дожить до золотой свадьбы и умереть с любимым в один день, а шахтеры живут хоть и богато, но недолго. По неофициальной статистике средняя продолжительность жизни горняка –– 48 лет.  
-53%
-26%
-10%
-40%
-33%
-50%
-5%
-5%
-35%
-20%
0068422