/

Хочешь быть красивым — поступай в гусары. 
Козьма Прутков
 
Запад-81. Дневники лейтенанта-взводного

Пролог >>>
 
Сегодня, 4 сентября, исполняется 30 лет со дня протокольно-официального начала учений "Запад-81".
 
Завтра, в понедельник, об этом юбилее вспомнят на утренних планерках в редакциях военных газет, в информационных агентствах стран ОДКБ. Найдут цитату из мемуаров легендарного генерала армии Валентина Варенникова:
 
"…Проводилось заседание Совета обороны и среди других стоял вопрос о состоянии боевой готовности Вооруженных Сил. Докладывал Н. В. Огарков. Николай Васильевич смог построить свой доклад до того умело и увлекательно, что даже Леонид Ильич вклинивался в этот доклад-рассказ и задавал по ходу интересные вопросы. Огарков, кстати, ввернул сообщение о нашем стратегическом учении "Запад-81", сравнив его с крупной операцией Великой Отечественной войны (что соответствовало действительности). Леонид Ильич поблагодарил за доклад и сказал, что надо действовать именно так и впредь…"
 
Вряд ли знали борзые расхристанно-ушитые воины с Дретуньского полигона близ Полоцка, которые готовили главный боевой этап учений 9 сентября 1981 года (крайний справа — мой двоюродный брат Игорь Давыдик), что Брежнев порекомендовал "так и впредь".


 
 
Как офицер я считал и считаю, что "так и впредь" Верховного Главнокомандующего не относилось к способу ношения форменной одежды некоторыми малодисциплинированными военнослужащими срочной службы. Советская военная униформа не нуждалась в переделках и украшательствах. Вот как, например, были одеты офицеры и прапорщики во время учений "Запад-81".

 
Обратим внимание, насколько полевая форма 1981 года перекликалась с формой русской армии времен Первой мировой войны (фотографии из фондов Национального музея истории и культуры Беларуси).
 
Военврач 17-й пехотной дивизии. 1916 г.
 
Пулеметная команда 303-го Сенненского полка в районе Гродно. 1914 г.
 
Особая тема — камуфляжная раскраска. Выскажу свое субъективное мнение. Прекрасно помню время, когда ношение камуфляжных комбинезонов (маскхалатов, курток) допускалось только на территории полигонов и только — в ходе выполнения учебно-боевых задач.
 
Офицеры 339-го полка на Дретуньском полигоне. Август 1981 г.
 
Прежде люди в погонах четко понимали разницу в назначении форменной одежды и спецодежды. Отглаженный китель или гимнастерка с хорошо различимыми петлицами, эмблемами и погонами — это для службы в гарнизонах и лагерях. Бесформенная пятнистая роба — для технологии войны. И технологией этой не мозолили глаза.
 
Точно так у хирурга есть "производственный" зеленый балахон, в котором он режет тела в операционной, и есть белый халат, в котором передвигается по клинике. Представьте что будет, если врач появится в палате или на встрече с родственниками больного в измазанных кровью перчатках, в забрызганном гноем операционном балахоне…
 
Более короткий пример. У моряка-водолаза есть скафандр, в котором выполняет служебные задания, но остальное время на корабле или базе он проводит в форменном кителе.
 
Повальный "банановый" синдром — весь этот убого-подражательный "стиль коммандос" — проявился в белорусских войсках в начале девяностых годов прошлого века. И в итоге сегодня в камуфляжной полуармейской одежде разгуливают массы мужского гражданского населения: рабочие-коммунальщики и электромонтеры, а вместе с ними — грибники и рыболовы-любители, сельские механизаторы и животноводы, а также просто бомжи — все те, кому нужна недорогая одежда, которая не требует тщательной стирки и утюжки.
 
На фоне этой массы потерялись собственно военные.
 
Продолжение следует…
{banner_819}{banner_825}
-12%
-10%
-35%
-10%
-20%
-30%
-10%