/

Дураки обожают собираться в стаю,
впереди главный — во всей красе…
Булат Окуджава
 
Запад-81. Дневники лейтенанта-взводного
Простой, как лейтенантский погон, вопрос об учениях "Запад-81": почему так получилось, что их провели именно в 1981 году? А не в 1980-м — в год Московской Олимпиады, когда большая советская политика могла обозначить ситуацию так: "Западный мир может нас любить или не любить (бойкот Олимпиады-80 из-за советского вторжения в Афганистан), но бояться будет всегда".
 
Генерал армии Валентин Варенников в мемуарах "Неповторимое. Книга 4" написал следующее: 
"О маневрах "Запад-81". В начале 1981 года на одном из заседаний Совета обороны Д.Ф.Устинов и Н.В.Огарков доложили Л.И.Брежневу о том, что есть необходимость на Западном направлении провести крупные маневры войск. Предполагалось также, чтобы Леонид Ильич принял участие и, возможно, выступил бы перед руководящим составом Вооруженных Сил. Л.И.Брежнев в принципе согласился. Затем, подумав, сказал: "А почему у нас так давно не проводились маневры?" Все молчали. Но действительно — почему? Крупные учения, в том числе с привлечением значительных войск были (в том числе и предыдущее, т. е. "Юг-80"), однако маневры с боевым применением оружия и боевой техники с участием больших масс войск после А.А.Гречко не проводились…"
 
Итак — Брежнев, который в начале 1981 года вроде бы согласился, что надо грохнуть оружием на Западном стратегическом направлении и самому объявиться в белорусских лесах в качестве маршала…


 
В лагерях на "Западе-81" во всех ротных ленинских уголках висели репродукции картины Д.Налбандяна "Брежнев на Малой земле". Книгу "Малая земля" без конца цитировали на политзанятиях.
 
 
Я помню, как возвращались с совещаний в высоких политотделах замполиты батальонного звена и с доверительным теплом в голосе сообщали нам, младшим офицерам, что со дня на день ожидают прибытия на учения дорогого Леонида Ильича. "Радость-то какая!"
 
Взводный Володя Бенько так объяснял причину этой радости:
 
— Брежнев привезет вагон орденов. А когда эти ордена распределят в полковничье-генеральской пирамиде, то, естественно, количество наград обернется качеством самой главной награды на вершине: Леониду Ильичу дадут очередную звезду Героя Советского Союза. Произойдет это ко взаимному удовольствию Брежнева и генералитета.
 
 
А для себя лучшей наградой за учения "Запад-81" Володя Бенько считал окуньков, которых в перерывах между тренировками ловил в речке Полота и сушил под пологом ротной палатки…
 
Генерал-майор авиации в отставке писатель Анатолий Сульянов осветил эту специфическую "брежневскую проблему" значительно шире Валентина Варенникова. Есть у Анатолия Константиновича богатая фактами документальная повесть "Генерал, который был самим собой" — о Герое Советского Союза генерале армии Ивановском, командующем войсками Белорусского военного округа в 1980-1985 гг., а в дальнейшем — главкоме Сухопутных войск СССР.
 
Повесть содержит замечательное по откровению описание того, как в 1980 году в БВО специально под Брежнева "затачивали" учения "Запад-80", которые в итоге не провели по причине неприезда советского лидера: 
"Незадолго до его [Ивановского] назначения войска Белорусского военного округа готовились к оперативно-стратегическому учению "Запад-80", прошли многочисленные тренировки, проверки центральным аппаратом готовности полков и дивизий, качества стрельб и бомбометания, возросло количество танковых стрельб и полигонных упражнений. Готовность к этому важному событию проверялась не единожды. На одной из подобных тренировок участвовал маршал Н.Огарков. Как-то в конце дня он оказался на смотровой площадке основного полигона. Николай Васильевич несколько раз прошелся по площадке, всматриваясь в сторону полигона, где должны были развернуться главные сюжеты учений.
 
— Отсюда, Михаил Митрофанович, плохо видно поле боя — лес мешает, — сказал маршал генерал-полковнику М.М.Зайцеву, в то время командующему войсками Белорусского военного округа. — Надо что-то делать. Он же ничего не увидит! Это же особый сектор!
 
Большая группа сопровождения Огаркова замерла — "немая сцена" тянулась несколько томительных секунд, пока Зайцев не произнес короткую фразу: "Понял, товарищ Маршал Советского Союза — уберем. Сделаем, как надо".
 
Произнесенное короткое "он" заинтересовало группу — многие подумали об Устинове — министре обороны, но, похоже, речь шла не о нем… Тогда еще не знали, что готовилось посещение и участие Верховного главнокомандующего — маршала Леонида Брежнева. Именно ему и готовил Огарков особый сектор — место на главной смотровой площадке.
 
Вскоре в лесу застучали топоры, завизжали пилы…"
 
Вот режиссура "театра военных действий"! Первейшая забота — чтобы бывший армейский политработник Брежнев впечатлился батальным "пейзажем".
 
Какой-то лес мешает широте картины?.. Одно мановение руки — и не стало леса!
 
А вот тут сквозь болото хорошо бы погуще пустить танки и боевые машины пехоты. Чтобы мчались, как стадо буйволов, и палили изо всех орудий! И не пытайтесь убедить, что местность непроходимая! Если надо будет, то поручим дело военным НИИ и они зальют это болото жидким азотом, а пока что валите лес и стройте гати…
 
Результаты такого "режиссирования" на многих тысячах гектаров живых природных объектов в Беларуси можно отследить по изображениям местности.
 
Вот участок Дретуньского полигона на немецкой карте 1942 года. Дорог, как видим, минимум, а большая часть местности обозначена зеленым цветом — леса и болота.


 
Состояние этой же местности в 1986 году (карта издания 1987 г.) разительно отличается — пустоши и вырубки.


 
И наконец на фотоснимке из космоса 2010 года (программа Google Earth) видно, что пустыни бывшего Дретуньского полигона постепенно затягиваются "зеленкой".


 
Анатолий Сульянов писал: 
"Из-за болезни Л.И.Брежнева учения перенесли на 1981 год. Снова полигонные упражнения со стрельбами, бомбометаниями, пусками ракет, тренировками. Вроде бы и хорошо — повышалась боевая выучка, но, как всегда, в бочке меда оказалась и ложка дегтя. У нее есть название — показуха, которая не единожды предшествовала приезду руководства. Людям надоело подолгу торчать в лесах и болотах, на полигонах и стартовых позициях ракет, жить в палатках. <…> В высших кругах стало известно о возможном приезде на учение и военный парад Верховного главнокомандующего. Огаркову хотелось показаться генсеку в роли командующего парадом. Всякое могло быть — Устинову много лет, а Огарков крепок, сравнительно молод. Но, как позже выяснилось, врачи в самый последний момент настойчиво рекомендовали Брежневу не покидать Подмосковья". 
Други мои, объяснение неприезда Брежнева в Белоруссию должно быть иное!
 
Почему-то вообще не любил генсек этот край. Может, завидовал кому?.. Вспомним, что 26 июня 1974 года был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении Минску почетного звания "Город-герой". Но только спустя четыре года, в июне 1978-го, Леонид Ильич наконец-то сподобился прибыть в белорусскую столицу для вручения ордена Ленина и медали "Золотая Звезда". И прямым оскорблением Белоруссии явилось неучастие генсека в похоронах Петра Мироновича Машерова в 1980 году.
 
А у нас тут надеялись, что Брежнев подскочит на какую-то полигонную показуху…
 
Продолжение следует…
{banner_819}{banner_825}
-30%
-26%
-49%
-20%
-21%
-70%
-35%
-9%
-46%
-55%