148 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Где в Беларуси численность населения падала, а где росла? Посмотрели статистику по регионам
  2. Девушка Роналду — модель с невероятными формами. Вы удивитесь, узнав, чем она занималась до встречи с ним
  3. Врач — о симптомах хламидиоза и том, как им можно заразиться
  4. Врач объясняет, когда выпивать два дня — это уже запой и как быстро человек может спиться
  5. «Оказалось бы, что Минск — древний азербайджанский город». Бывший президент Армении раскритиковал Лукашенко
  6. «Нормализация отношений невозможна, пока не прекратится насилие». Макей встретился с послами Германии и Франции
  7. Мошенники оформили на женщину онлайн-кредит на 10 000 рублей, пришлось его выплатить. Что говорят в банке
  8. «Падает мотивация платить налоги». Белорусы плохо разбираются в бюджете. Вот к чему это может приводить
  9. «Настроения упаднические». Работники «Белмедпрепаратов» сообщают об увольнениях из-за политики
  10. Премьер-министр России в Минске: налоговая интеграция и анонс встречи Лукашенко и Путина
  11. В выходные чуть потеплеет, на следующей неделе — похолодание и дожди
  12. «В больнице плакал и просил прощения». Поговорили с женой Виктора Борушко, которому дали 5 лет колонии
  13. Переговоры с Мишустиным, новые законы и задержания. Что происходило в Беларуси 16 апреля
  14. Суд приговорил музыканта Тиму Белорусских к двум годам «домашней химии»
  15. Склепы с останками ребенка и взрослого обнаружили при прокладке теплотрассы в центре Могилева
  16. «Белнефтехим» рассказал, насколько подорожает топливо до конца года
  17. «Мы не гоняемся за сложными рецептурами». На Белинского открылась кондитерская Mousse
  18. Вместо Земфиры — Моргенштерн. Организаторы «Вёски» — о возврате билетов и новом лайнапе
  19. Курсы доллара и евро заметно упали. Что происходит на валютном рынке
  20. На «Гомсельмаше» рассказали про 400 вакансий, приглашение россиян на работу и зарплаты выше 3600 рублей
  21. Дух захватывает. Что видно с крыши в центре Минска, где сегодня презентовали высотный огород?
  22. В прокате — «Чернобыль» Данилы Козловского. Что с ним не так?
  23. Глава Минздрава о третьей волне коронавируса в Беларуси: заболевших меньше, но тяжелых случаев больше
  24. Как скручивают пробеги у машин из Европы: вопиющие примеры и советы специалистов
  25. «Это недопустимо». Григорий Василевич — об идее ограничить возраст для голосования 70 годами
  26. «Переболел COVID-19 и вернулся». История 92-летнего фельдшера, без которого в деревне никак
  27. Белорус заочно получил пожизненное за убийство французских миротворцев. Рассказываем, что известно
  28. «Попытка восстановить легитимность». Эксперты — о «заигрывании с Баку» и будущей встрече с Путиным
  29. Руководителем Белорусской ассоциации журналистов избрали Андрея Бастунца
  30. Туктамышеву называют новой примой российского фигурного катания. Только взгляните, как она хороша


Наталья НЕВИДОМАЯ,

Узнав о цели моего визита, Татьяна Павлова (фамилия по просьбе пострадавшей изменена) сказала, как отрезала:

— Я не хочу вспоминать тот самый страшный в моей жизни день.

— Договорились, — соглашаюсь я.

— Я столько усилий трачу на то, чтобы вместе с психологом стереть эту ужасную картинку из памяти, но удается это с большим трудом. Тяжелые видения, как наваждение, преследуют меня, — признается молодая женщина. — Все глубоко врезалось в память. Я же была в сознании и видела весь этот ужас, он до сих пор стоит у меня перед глазами. А так хочется забыть его!..

Глаза женщины темнеют...

Потом она снова начинает говорить:

— Теперь мне кажется, что в любом транспорте заложено взрывное устройство. Иногда думаю, как буду из больницы возвращаться домой. Пытаюсь победить свои страхи, но они почему-то держат меня крепко...

Страшный день

В тот день Таня возвращалась с работы домой — она работала бухгалтером в столовой Белорусской железной дороги. Привычно спустилась в метро — спешила забрать из детсада дочку. А потом прогремел взрыв...

— Вначале я подумала, что авария произошла с поездом, — все-таки решается рассказать о том страшном дне Татьяна. — Заметив, что окна электрички стали разлетаться на мелкие осколки, я интуитивно прикрыла глаза рукой. Она и пострадала очень серьезно. Спасибо незнакомому мужчине, который перетянул мне своим ремнем эту руку — кровотечение было очень сильное, рука висела, как говорят, на ниточке. Если бы не участие этого человека, я, возможно, погибла бы из-за большой потери крови.

Взрывная волна уложила молодую женщину на перрон. Открыв глаза, Таня увидела рассыпанные по полу гайки, болтики и винтики. А переведя взгляд, заметила столб огня и дыма. Даже успела подумать: “Господи, хотя бы не рвануло еще раз...”

Подняться самостоятельно женщина уже не смогла. И не только из-за болевого шока. Взрывной волной ей раздробило обе голени — врачи собирали их буквально по клочкам, а после “заковали” в аппараты Илизарова. Нижняя часть туловища также была иссечена осколками стекла, железа и гайками.

— Я видела, как по станции бегали и кричали люди, помогали пострадавшим, — продолжает Татьяна. — Даже те, кто мог делать это только на одной ноге, поддерживали более тяжелых. Уже прошло пять месяцев, а я не перестаю задавать себе один и тот же вопрос: почему все это произошло в мирное время? Кому понадобилось убить и искалечить столько людей? У нас ведь нет войны. Но иногда мне даже кажется, что я побывала на войне...

Таня говорит, что ее одну из последних выносили из метро, она надышалась гарью, поэтому, после того как была доставлена в больницу скорой медицинской помощи, ее подключили к аппарату искусственной вентиляции легких. Об этом теперь напоминает “звездочка” в области гортани на шее.

“Я не переставала думать о дочери”

Таня была в больнице, а мама, ничего не знавшая о случившемся, ждала ее и внучку дома. Поскольку в тот вечер они задерживались, даже подумала: коль погода такая хорошая, значит, еще гуляют. Но чуть позже позвонили коллеги Тани и поинтересовались, где она. Потом внучку привела домой из детского сада воспитательница...

Голос Татьяны вдруг сорвался. Женщина глубоко вздохнула, быстро осушила глаза и не позволила себе расплакаться.

— Сколько я была в сознании, ни на минуту не переставала думать о своем ребенке, — признается. — Это и теперь держит меня в жизни. Я пришла в себя в реанимации лишь на четвертые сутки. Боли как таковой не было, потому что мне кололи болеутоляющие препараты. На ногах уже были установлены аппараты Илизарова. В какой день мне поставили еще один — на руку, я даже не помню.

Тогда Таня увидела маму с почерневшим от горя лицом. Мама держалась изо всех сил, чтобы не расплакаться. А Таня, встретившись с самым дорогим человеком на свете глазами, увидела в них столько муки, тревоги и боли, что попросила, чтобы ей дали бумагу и ручку. Дочери так хотелось поддержать мать! Таня начала что-то писать, но буквы никак не выстраивались в строчку — все сливалось воедино. Да и правая рука ослабела так, что не могла четко написать все, о чем так хотелось сказать Татьяне.

Спустя несколько месяцев после трагедии в метро Таня впервые встала на ноги в 3-й клинике. Процесс этот был длительный и болезненный. Первые ее шаги были очень неуверенные. Рядом, как всегда, находились врачи и родные. А еще Татьяне помогала Марина Шубич — та самая девушка, пострадавшая после взрыва в метро, о которой уже рассказывала “Народная газета”.

Всем врачам — огромное спасибо!

За это время Тане пришлось сменить несколько лечебных учреждений. И отовсюду она уезжала с разбитым сердцем — не хотелось расставаться с теми, кто к ней был так добр и внимателен. Вначале молодая женщина лечилась в больнице скорой медицинской помощи, потом в 3-й клинике, в городском центре остеомиелитов, где она провела три месяца.

— Здесь работают такие замечательные врачи! — не скрывает восхищения Татьяна. — Никогда не забуду, сколько заботы мне было оказано заведующим центром Михаилом Зайцевым. Хочу и в дальнейшем консультироваться у этого доктора от Бога. Я благодарна также хирургам Ивану Долгалевичу, Александру Федорашко и Сергею Рощину. Для меня все они стали родными.

Как разгадать знаки судьбы?

— А в тот злополучный день вы чувствовали, что что-то должно случиться? — спрашиваю у Татьяны.

— Нет, конечно, — окунается она в воспоминания. — День был прекрасный. Погода — тоже. У меня было какое-то игривое настроение. Весна все-таки! Кругом столько красивых людей. Все спешат, улыбаются. Я спустилась в метро в надежде быстрее увидеть свою дочь. А тут... Знаете, после всего случившегося я наконец-то поняла смысл снов, которые преследовали меня на протяжении всей взрослой жизни. В них я постоянно видела метро, которого очень боялась. Снилось, будто я лечу под поезд, или не могу удержаться за поручни эскалатора, или оказываюсь на платформе, падаю, и меня уносит порывами сильного ветра. Тогда я не могла предположить, почему именно такие сны приходят ко мне с завидным постоянством. После взрыва все, как говорят, связалось. Это были знаки судьбы, которые я не смогла разгадать. Кто же мог знать, что в спокойной Беларуси произойдет теракт?! Тот день изменил мою жизнь. В физическом и психологическом плане. Я понимаю, что левая рука никогда уже не станет полноценной. Да и с ногами еще немало проблем. Врачи говорят, что после таких травм придется восстанавливаться долго. Но мне нужно быть сильной, быстрее поправиться и выйти на работу, воспитывать дочь. Кстати, моей Дианке исполнилось уже пять лет. Без меня. В ее день рождения мне сделали очередную операцию...

Со своей семьей Татьяна каждый день общается по телефону. Чаще всего, конечно, с дочерью, которая не устает щебетать в трубку: “Мамочка, приезжай скорее, я тебя всю зацелую”. Когда они встречаются, их не разлить водой. Дочка утыкается теплым носиком в шею мамы и рассказывает свои девчоночьи секреты.

Кстати, за время, что Татьяна провела в больницах Минска, к ней приходило столько друзей, коллег по работе, одноклассников и знакомых, что всех не пересчитать. Она им всем очень благодарна.

— Таня, это правда, что несчастья меняют приоритеты в жизни любого человека? — задаю еще один вопрос своей собеседнице.

— Правда, — отвечает она. — Мой главный вывод — нужно радоваться каждому дню. Еще я поняла, что необходимо быть терпимее друг к другу, а все, что тебе дано в жизни, принимать как должное. Я вот иногда думаю, возможно, все, что произошло со мной, не случайно? — вопрошает Татьяна.

Шаги к новой жизни


Сейчас Таню возвращают к жизни в Республиканской клинической больнице медицинской реабилитации в Аксаковщине. Она уже без особого труда управляет инвалидной коляской, которой ее обеспечило государство. Но главное — принимает процедуры. Практически с утра до вечера. Кто-то, возможно, и зароптал бы от их количества, но только не Таня. Она считает, что каждая из них приближает ее к восстановлению. И тогда она снова сможет ходить на работу, воспитывать свою дочь — жить, как все.

— Я часто думаю: смогу ли снова спуститься в метро и доехать до своей станции? Признаюсь честно, не знаю, — искренне замечает женщина. — А вот пешком добираться до дома — это мне нравится больше. Я надеюсь, что меня выпишут в эту пятницу. Приеду домой и, наверное, буду целовать стены, так соскучилась...
  
Все новости по теме >>>

-10%
-30%
-5%
-50%
-30%
-10%
-25%
-40%
-10%
-30%
-15%