/

Приятно иметь дело с дотошным, глубоко знающим читателем. Ничего еще, кроме Пролога, не опубликовано из "Дневников лейтенанта-взводного", а меня уже с помощью почтового ящика s.krapivin@tut.by взяли двумя пальцами за верхнюю пуговицу виртуального кителя и вдумчиво спросили:
 
— Почему у вас имеются разночтения с тем, что публикует журнал "Армия" — печатный орган Министерства обороны Республики Беларусь? Почему среди участников маневров "Запад-81" вы называете одних офицеров, а в статье журнала "Армия" значатся иные люди на тех же должностях и в тех же подразделениях?..
 
Мои знающие читатели имеют в виду статью полковника Николая Качука, которая под рубрикой "Эксклюзив" появилась в первом номере журнала "Армия" за 2007 год: "БМП-2: испытано в Белоруссии (30 лет назад новую БМП первыми начали осваивать воины Краснознаменного Белорусского округа)". В полиграфическом формате PDF эта статья доступна на сайте журнала "Армия", и ее же в формате HTML воспроизводит военно-патриотический сайт "Отвага".
 
Поясним, отчего столько внимания уделяется какой-то одной модели боевой машины пехоты. Появление в ВС СССР машины БМП-2 явилось таким же этапным событием, как в общегражданской жизни начало массового производства "Жигулей". Вот вроде и была прежде в СССР легковая машинка "Москвич" (это, условно говоря, как БМП-1), но когда появились "Жигули" (БМП-2), то состоялся качественный, а затем и количественный прорыв. Новая тактика, новые масштабы планируемых операций…
 
Западные эксперты традиционно рассматривают БМП-2 в "брачном союзе" с танком "Т-72".

 
"T-72" (слева) и БМП-2 (справа). Bundeswehrmuseum Dresden mit Teilen von der NVA. Source: Jan Rehschuh
 
Этакие "Бонни и Клайд" в бронетехнике. Танк "Т-72" — мощный громила, а БМП-2 при нем — вёрткая, злобная соучастница нападения.
 
Фактически БМП-2 — это легкий скоростной танк-агрессор. Автоматическая 30-миллиметровая пушка 2А42 способна выпустить боекомплект 500 снарядов менее чем за одну минуту. Историк бронетехники М. Барятинский писал об испытаниях этой пушки в стрельбе по танку: "После обстрела на нем [использованном в качестве мишени танке] не осталось никакого навесного оборудования (зенитный пулемет, например, улетел на 15 м), а топливные баки воспламенились. После осмотра выяснилось, что башня и пушка танка заклинены, маска пушки имеет сквозную пробоину, а все смотровые приборы и прицел разбиты".
 
Специалист далее повествовал:
 
"Несмотря на столь убедительные результаты, сомнения продолжали точить руководство Министерства обороны СССР. В системе госзаказа, например, выпуск новой машины планировался в объеме примерно 10% от производства БМП-1. Окончательную точку в ее судьбе поставил Афганистан. Распоряжение правительства о срочном освоении серийного производства объекта 675 [БМП-2] было передано на завод по телефону апрельской ночью 1980 года. Приказ был категоричен — через две недели первая партия машин должна быть отправлена в Афганистан! На такое решение сильно повлиял генерал армии М.М. Зайцев, который, находясь в Афганистане, позвонил в ЦК КПСС и разъяснил, что в местных условиях новая машина Курганмашзавода незаменима. Зайцев знал машину, еще когда был командующим войсками Белорусского военного округа, в котором новая БМП проходила войсковые испытания. На следующий день производство Курганмашзавода было переведено на режим военного времени…"
 
Понятно, что исторический приоритет освоения БМП-2 в линейных частях — это вопрос престижа. Это как танк "Т-34" в 1940-м году и первой половине 1941-го: кто первый из ротных и батальонных командиров его оседлал?..
 
Подчеркнем, что речь наша про обычные линейные батальоны, а не о подразделениях со специфическими "экспериментальными" задачами вроде 50-го отдельного разведбата 29-й танковой дивизии, которая дислоцировалась в Первом военном городке Слуцка. Николай Качук очень интересно написал об этом батальоне и о его командире Аскере Махмудове: "Первые 14 секретных "объектов" поступили на вооружение в 1-ю и 2-ю разведывательные роты (по 7 машин в каждую)… Именно его [Махмудова] подчиненным в 1977 году было суждено первыми осваивать новые БМП. Зампотех батальона майор Михаил Низовцев был даже специально загодя откомандирован на Курганский машиностроительный для более детального знакомства с "объектом 675".
 
А далее полковник Качук рассказывал о батальоне, в котором служил автор этих заметок:
 
"В 1980 году БМП-2 вооружили 2-й батальон 339-го гвардейского Белостокского Краснознаменного, орденов Александра Невского, Кутузова и Суворова мотострелкового полка 120-й гвардейской мотострелковой дивизии. Полком тогда командовал гвардии полковник Леонид Ковалёв. Комбатом был гвардии старший лейтенант Владимир Варенников — сын легендарного Героя Советского Союза генерала армии Валентина Варенникова. Четвертая рота (командир — гвардии старший лейтенант В. Ларионов), пятая (командир – гвардии старший лейтенант Э. Апоян) и шестая (командир – гвардии капитан А. Берчук) 2-го батальона получили по 10 БМП-2. Им выпала почетная роль — продемонстрировать новые боевые машины пехоты на крупнейших маневрах "Запад-81".
 
В шестую роту я был назначен командиром взвода приказом по полку от 22 января 1981 года и уже не застал во главе ее капитана Берчука. Ротой командовал недавний взводный командир старший лейтенант Михаил Байков. Он-то и поведет 6-ю МСР в составе 2-го батальона в памятную атаку 9 сентября на учениях "Запад-81". На фотографии, которую я сделал на Дретуньском полигоне 8 сентября 1981 года во время загрузки снарядов, командир 6-й роты Байков стоит справа вверху — в черном комбинезоне и полевой фуражке, с ведомостью выдачи боеприпасов в руке.


 
Но как-то так получилось в изложении журнала "Армия", что мой заклятый друг-командир Байков, который в 1981 году и на гауптвахту меня сажал, и водку со мной пил, выпал из состава героев-участников "Запада-81". Обидно мне за Михаила Ивановича!
 
А между тем Николай Качук об этом же человеке писал: "Уже будучи главкомом ГСВГ, генерал М. Зайцев на полигоне под Вюнсдорфом впервые провел [в 1980 году] показные стрельбы из специально доставленных из Союза двух БМП-2. Для их демонстрации из Белоруссии откомандировали "бээмпешных" асов — гвардии капитана (на самом деле старшего лейтенанта. — С.К.) Михаила Байкова и гвардии старшего лейтенанта Сергея Владимирова. Отстрелялись они в Германии блестяще, получив из рук Зайцева наручные часы".
 
Старшего лейтенанта Владимира Варенникова я несколько раз видел в полку в начале 1981 года, но лично не был с ним знаком. Командир батальона не удостоил меня ни краткой напутственной беседой в начале службы, ни простым рукопожатием.
 
Следующим командиром батальона (исполняющим обязанности) стал капитан Владимир Сокол. Это был офицер-пахарь, крикун и ругатель, в известном смысле популист. Много работал с подчиненными на уровне сержантов — командиров боевых машин. ("Я добьюсь, чтобы вас называли соколятами!") Одно из таких занятий капитана Сокола на макете местности я сфотографировал в августе 1981 года в батальонном полевом тактическом классе.
 
 
Конечно, у генерал-полковника С.И. Постникова указка была длиннее на тех же учениях "Запад-81" (фото из мемуаров "В далеких гарнизонах")… Ну дык!


 
Главное же то, что капитан Сокол лично повел 2-й батальон в атаку 9 сентября 1981 года на Дретуньском полигоне. Описание этого события полковник Качук в журнале "Армия" сделал с множеством восклицательных знаков:
 
"После мощной артиллерийской подготовки (плотность огня была 300 (!) орудий на 1 км фронта) танки и БМП ринулись в атаку прямо под "зонтиком" разрывавшихся снарядов двойного огневого вала! Огонь артиллерии переносился на следующий рубеж при приближении бронетехники всего лишь на 200 метров (!) к стене рвущихся снарядов. Второй батальон 339-го полка на БМП-2 и третий батальон на БМП-1 "Кольцо" (с ножевыми противоминными тралами) непосредственно участвовал и как в наступлении, так и в отражении контратаки танков "противника" — сорока радиоуправляемых самоходок СУ-100. С рубежа правее ПУР-2 второй батальон на доселе большинством высокопоставленных наблюдателей невиданных БМП-2 шквальным огнем скорострельных пушек умело отразил атаку "противника", в клочья разнося гусеницы и баки движущихся мишеней. Зрелище было настолько потрясающим, что вызвало даже спонтанные аплодисменты среди гостей и военачальников. Такими были дебют БМП-2 на учениях и первые смотрины ее высшим военным руководством страны".
 
А то!.. И далее:
 
"Право открыть прохождение механизированной колонны участников маневров [на итоговом смотре войск] было предоставлено БМП-2 2-го батальона 339-го гвардейского мотострелкового полка. Кстати, и в газетах, и в специально посвященной маневрам "Запад-81" одноименной многостраничной книге, и в документальном фильме об этих учениях "Такой солдат непобедим" нет даже намека об участии в них БМП-2. Все было покрыто плотной завесой секретности".
 
Прочитал я этот замечательный текст. Уронил слезу ("и я ж там был"). Сходил на кухню к холодильнику. Накатил сотку. Покурил. Подумал.
 
А где в статье из журнала "Армия" сказано об участии ротного Байкова и комбата Сокола в учениях "Запад-81" и их роли в масштабном представлении БМП-2?
 
Думаю, произошло так. Военный авиатор и публицист Николай Качук не обязан был знать все детали кадровых подвижек в мотострелковом батальоне, которым до начала 1981 года командовал Владимир Варенников. Очевидно, мой уважаемый коллега — серьезный и глубокий военный писатель-документалист воспользовался чьими-то исследовательскими данными (ох, не одна диссертация защищена по теме "Запад-81"!). А военные ученые, похоже, взяли строевую записку батальона 1980 года с именами и должностями офицеров и спроецировали ее на август-сентябрь 1981 года — привязали таким образом к историческим маневрам.
 
Но теперь, как мне кажется, недоразумение прояснилось.
 
Добавлю сугубую отсебятину. Солдаты не любили БМП-2. Отлично помню, как мотострелки, которых перевозили в десантном отделении, дружно ругали эту машину за ее "нелюдскую жесткость" в сравнении с колесными бронетранспортерами. Согласно солдатским суевериям, "БМП-2 сконструировала какая-то баба". Пехотинцы охотно фотографировались на фоне "дергучей" и "стервозной" машины для дембельских альбомов, а вот прокатиться внутри — "няма дурных". Но в армии выбирать не приходится.


 
Вот и мы с механиком-водителем Лёхой Алексеевым как-то сжились с БМП-2 и совершенно молодецки-залихватски выглядим на снимке, который в августе 1981-го щелкнул моим "Зенитом" командир гранатометного взвода Петя Опрышко.
 
Продолжение следует…


Читайте также:
{banner_819}{banner_825}
-15%
-10%
-50%
-70%
-30%
-50%
-20%
-10%