Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Начало прощания с народным писателем было назначено на 10 часов утра. Но люди возле столичного Дома литератора, где был выставлен гроб с телом покойного, стали собираться задолго до этого времени. Близлежащие улицы были перекрыты для автомобильного движения, а буквально накануне тротуары вокруг Дома литератора покрыли свежим асфальтом.

"Спадарства! Становитесь, пожалуйста, теснее, можно в три ряда", - к половине одиннадцатого утра желающих проститься с писателем столько, что очередь вытянулась до станции метро "Площадь Победы" – больше чем на километр. Чтобы попасть в зал, надо было простоять два часа. А люди все подходили и подходили. К этому времени во всех цветочных магазинах в окрестности не осталось красных и белых роз, гвоздик и хризантем. А еще студенты, пенсионеры, ветераны и лидеры политических партий, официальные чиновники и представители белорусской интеллигенции несли охапки васильков.

...Сцена, где стоит гроб, завалена цветами. Двигающиеся в нескончаемом потоке люди поднимаются по узкой винтовой лестнице, проходят через зал и не могут даже на мгновение замереть возле гроба – только один прощальный взгляд, кто-то крестится, кладут цветы и уступают место идущим следом.

Ранним утром 25 июня родные и близкие, друзья Василя Быкова пребывали в тревожном неведении. Связи с руководством государственной комиссии по организации похорон у родных усопшего не было.

Около 8-9 утра прибыл министр культуры Беларуси Леонид Гуляко (председатель комиссии по организации похорон). Он распорядился убрать крест у изголовья гроба и установить на это место красное знамя. Но вдова Ирина Михайловна потребовала это знамя убрать, что и было сделано.

В 11 часов гроб накрыли бело-красно-белым флагом. Министр культуры снова требует убрать опальную символику. Ему отвечают: только с разрешения вдовы, а она против. Тогда Леонид Гуляко и другие официальные лица покидают церемонию прощания. Военный караул снят. В двенадцать часов прибыл эскорт дипломатических машин с флажками Германии, Великобритании, Италии, Франции, Чехии, Литвы, Словакии и Эстонии. Посол Украины приехал позже. "Официальных лиц больше не ожидается" - сказал председатель Союза писателей Алесь Пашкевич.

В два часа двери закрыли. В это время очередь по-прежнему была около киллометра. Началась панихида. "Мы потеряли писателя, который поднял нашу литературу на высоту, - заявил академик Максим Горецкий. – от нас ушел великий проповедник, который боролся за справедливость, за белорусскую идею, язык, культуру. Ушел великий белорус, который полностью отдал себя для ее расцвета. Через сотни лет наше время назовут эпохой Василя Быкова". Потом прозвучал голос самого Быкова: "долг писателя творить, понимая, что истина за нами".

Между тем, как будет доставлен гроб на Восточное кладбище, никто не знал.

Не было ясно, разрешат ли пронести гроб по главному проспекту Минска, не понятно, позволят ли вообще нести гроб друзьям или это поручат только военному караулу. Неясно, будет ли на похоронах президент страны, который накануне был недоволен тем, как российская пресса написала о нелегких взаимоотношениях Василя Быкова и белорусских властей (в день похорон Александр Лукашенко вылетел на вертолете с рабочим визитом в Светлогорский район).

КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР

В траурной колонне по главному проспекту Минска шло не меньше 10 тысяч человек. В разговорах между собой милиция называла цифру 20 тысяч. Процессия заняла шесть полос проезжей части, машинам оставили две. На проспекте Скорины пробка. Минская милиция пытается объяснить, что разрешено занимать только две полосы проезжей части. Бесполезно. В ответ слышится: когда президент едет по проспекту, вы все движение перекрываете. А ведь это похороны Быкова!

Народный поэт Рыгор Бородулин нес мешочек с землей, которую сегодня привез из родной деревни Василя Быкова корреспондент "Комсомолки". Колонна с цветами, венками и бело-красно-белыми флагами растянулась метров на 150. Писатель Геннадий Буравкин попросил живые цветы возложить к памятнику Якуба Коласа, потому что цветов слишком много. Рядом - униатский священник, Быков просил, чтобы его отпевали представители униатской церкви. На площади Якуба Коласа траурную колонну дожидался только один автобус и катафалк. Ожидалось, что отсюда дальше на кладбище поедут на автобусах. Однако гроб с телом положили в катафалк. Люди взяли его в живое кольцо – катафалк оказался в центре колонны. И, к неудовольствию милиции, на кладбище вся траурная колонна направилась прямо по проезжей части.
0058045