Главное
Минск
Эксклюзив
Деньги и власть
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Спорт
Авто
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    2627282930311
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    303112345

Общество


Президент Белоруссии Александр Лукашенко прилетал во вторник в Москву с рабочим двухдневным визитом во второй раз за последние семь дней. Формальным поводом для поездки на этот раз стало вручение ему премии «За выдающуюся деятельность по укреплению единства православных народов». На самом деле Лукашенко приезжал к Путину за советом, но тот его не дал.

Александр Лукашенко несколько утомил Путина. На прошлой неделе белорусский президент приезжал расслабиться и поиграть в хоккей. Само собой, не обошлось без встречи с Путиным и обсуждения важных государственных проблем. Во вторник Лукашенко прилетал уже на вручение себе премии международного фонда «Единство православных народов» (помимо него обладателями награды «За выдающуюся деятельность по укреплению единства православных народов» стали глава «Газпрома» Рем Вяхирев и председатель палаты представителей республики Кипр Спирос Киприану). Но всем было очевидно, что получение премии – лишь повод для визита. На самом деле Лукашенко очень хотел увидеть Путина.

К Путину у Лукашенко было важное и срочное дело. Бородина нужно спасать, а Москва, по мнению главы Белоруссии, как-то не очень активна в этом деле. А главное – Лукашенко явно не знает, как к этой проблеме относится его российский коллега. Попытки навести справки по дипканалам результатов не дали. Даже Грызлов, встречавшийся с Путиным специально по этой теме, ничего путного по итогам беседы с президентом не сказал. Вроде бы тот внимательно следит за ситуацией, но виду не подает – ни словом, ни жестом. Лукашенко попытался припереть Путина к стенке, но из этого ничего хорошего, как можно было заранее догадаться, не вышло – тот просто отказался с ним встречаться. Причем, судя по всему, в достаточно грубой форме. В результате белорусский батько, сославшись на неотложные дела в Минске, досрочно убыл на родину.

Что касается позиции по Бородину, то президент Белоруссии высказал ее, едва отойдя от трапа самолета во «Внукове-2». Лукашенко заявил, что намерен твердо отстаивать права Бородина, задержанного ФБР в Нью-Йорке. «Я, как председатель Высшего госсовета союзного государства России и Белоруссии, обязан защищать этого человека», – подчеркнул он, добавив, что точно так же защищал бы любого на этом посту. И в этом деле белорусскую сторону ничто не остановит. «Мы готовы к любым шагам», – грозно заявил Лукашенко. И тут же обвинил США в финансовой нечистоплотности. «Америке нечего себя рядить в тогу защитника российских денег, она сама вывезла из России и отмыла триллион долларов, а Бородину клеит не то 16, не то 26 миллионов», – заявил Александр Григорьевич.

Уверенности Минску в эффективности борьбы с Соединенными Штатами придает, видимо, и приобретенный еще в 1998 году положительный опыт. Разразившийся тогда так называемый посольский скандал (послы 22 государств по решению правительства были выселены с территории президентской резиденции «Дрозды») побудил американцев и европейцев на некоторое время заморозить отношения с Белоруссией и отозвать послов. Минск же, будучи уверен в своей правоте («резиденция предоставлялась послам временно»), спокойно пережил конфликт и в конце концов добился своего – послы вернулись.

До того как Путин отказал ему в беседе, у Лукашенко вполне могло хватить смелости предпринять в отношении США какой-нибудь аналогичный демарш. Например, еще раз выселить американского посла или даже отозвать своего из Вашингтона. Но теперь – после того, как Лукашенко уехал из Москвы униженным и оскорбленным (до сих пор его так грубо посылали только на Западе) – активность Минска в общем деле двух братских администраций по освобождению Бородина явно сойдет на нет. А все потому, что Путин, судя по последним заявлениям его доверенных лиц, до сих пор не решил, как относиться к скандалу с госсекретарем и что ему выгоднее – публично встать на защиту крупного госчиновника, обвиняемого в коррупции, или отказаться от публичного вмешательства в скандал. И в первом, и во втором случае друзья Путина и его оппоненты сделают совершенно определенные выводы о подоплеке скандала. Но в том-то и дело, что подавать знак ни тем, ни другим Владимир Владимирович пока не готов.

www.Gazeta.ru