148 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Глава Минздрава о третьей волне коронавируса в Беларуси: заболевших меньше, но тяжелых случаев больше
  2. В стране — большой субботник. Куда пойдут деньги, что с коронавирусом и куда в Минске идти за лопатами
  3. Врач объясняет, когда выпивать два дня — это уже запой и как быстро человек может спиться
  4. На «Гомсельмаше» рассказали про 400 вакансий, приглашение россиян на работу и зарплаты выше 3600 рублей
  5. «Нормализация отношений невозможна, пока не прекратится насилие». Макей встретился с послами Германии и Франции
  6. «Попытка восстановить легитимность». Эксперты — о «заигрывании с Баку» и будущей встрече с Путиным
  7. «В больнице плакал и просил прощения». Поговорили с женой Виктора Борушко, которому дали 5 лет колонии
  8. «Два раза смотрел потом». Лукашенко прокомментировал «шпионский» фильм «Манкурты»
  9. Склепы с останками ребенка и взрослого обнаружили при прокладке теплотрассы в центре Могилева
  10. За сутки в стране 1384 новых случая COVID-19 и 10 смертей
  11. Почему начало глаукомы легко пропустить? Врач рассказывает про опасное заболевание глаз
  12. «Свое надо есть, из нашей земли, а не какое-то заморское». Лукашенко порассуждал о борьбе с вирусами
  13. Девушка Роналду — модель с невероятными формами. Вы удивитесь, узнав, чем она занималась до встречи с ним
  14. «Шли из детской поликлиники во взрослую». Как школьник и пенсионерка оказались в РУВД 25 марта
  15. «Переболел COVID-19 и вернулся». История 92-летнего фельдшера, без которого в деревне никак
  16. Школьный друг Виктора Бабарико уже 10 месяцев в СИЗО КГБ. Вот что рассказывает об этом его брат
  17. «Оказалось бы, что Минск — древний азербайджанский город». Бывший президент Армении раскритиковал Лукашенко
  18. Тима Белорусских о дочери: «Она скрывалась ради образа мальчика с разбитым сердцем»
  19. Туктамышеву называют новой примой российского фигурного катания. Только взгляните, как она хороша
  20. Суд приговорил музыканта Тиму Белорусских к двум годам «домашней химии»
  21. Вместо Земфиры — Моргенштерн. Организаторы «Вёски» — о возврате билетов и новом лайнапе
  22. В прокате — «Чернобыль» Данилы Козловского. Что с ним не так?
  23. «Мы не гоняемся за сложными рецептурами». На Белинского открылась кондитерская Mousse
  24. Власти взялись за лопаты и грабли. Кто и где трудится на субботнике
  25. Мужчина, который попал на видео с медвежонком, о случившемся: «Хотел как лучше, а вышло, что виноват»
  26. «Ну ты же понимаешь о последствиях». Работники рассказали, по сколько сбрасывались на субботник
  27. Курсы доллара и евро заметно упали. Что происходит на валютном рынке
  28. Дух захватывает. Что видно с крыши в центре Минска, где сегодня презентовали высотный огород?
  29. Белорус заочно получил пожизненное за убийство французских миротворцев. Рассказываем, что известно
  30. Как скручивают пробеги у машин из Европы: вопиющие примеры и советы специалистов


Марина Шкиленок,

"Теракт в Норвегии – дело рук не одного человека. Это акция, и у человека, ее совершившего, достаточно ярко выраженные националистические убеждения. Это вполне нормальный нацистский террор, и не надо закрывать глаза и делать вид, что ничего не случилось", - считает Давид Фельдман, профессор Российского государственного гуманитарного университета, специалист по истории терроризма.

Своим мнением о том, почему в "сытой" Норвегии произошло такое страшное событие, специалист поделился в эфире TUT.BY-ТВ.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать аудио (5.56 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать видео

Скажите, с чем можно сравнить события 22 июля, теракт в Норвегии? Есть ли подобные события в истории?

Это уже давно принято называть эксцитативным террором, беспокоящим, побуждающим. Можно провести аналогию с динамитной войной французских анархистов в конце XIX века.

Что тогда происходило, можете пояснить?

После одной из французских демонстраций были осуждены ее участники. Анархисты объявили, что они накажут все буржуазное общество. Сначала они взрывали дома людей, участвовавших в суде, и пользовались сочувствием населения. А потом они стали взрывать казармы, кафе. Сочувствие населения их тут же покинуло. Вскоре они были арестованы. На этом все и кончилось. Такой террор называется эксцитативным, потому что террористы показывают обществу, что оно беззащитно, и виновато в этом правительство.

Очень многие специалисты, анализируя ситуацию в Норвегии, говорят, что общество там очень расслаблено. По сути, там социализм – все есть, не нужно бороться за свои права. Там не создана конкурентная среда. Видимо, таким образом террорист решил проявить свой протест. А некоторые говорят, что от скуки.

В любом обществе, даже самом сытом, не все так благополучно, как кажется. В Норвегии довольно стабильный социум. Действительно, наиболее острые противоречия там сняты. Но отсюда ничего не следует, потому что все познается в сравнении. От скуки не добывают в большом количестве автоматическое оружие. От скуки не делают взрывчатку. Кроме того, это сделал не один человек. Это акция. У этого человека вполне конкретные и достаточно ясно выраженные националистические убеждения. Это классический нацистский террор. Не надо закрывать глаза и делать вид, что ничего не случилось.

Он заявил, что действовал самостоятельно. Пока еще его сообщников не нашли, хотя подозревают, что ему кто-то помогал. Вы считаете, что он действовал не один?

Конечно.

А почему?

Я не располагаю документальными свидетельствами. Я располагаю информацией, которую предоставляет радио, телевизор, интернет. И я оперирую совокупностью аналогий. Так не бывает. Человек успел, по сути, составить программу, подробное обоснование своих действий, подготовиться к интернет-атаке. Это показывает, что у него было свободное время, и не мало. По аналогии террористы не одиночки.

Известно, что он готовил этот теракт с 2009 года. Тут тоже возникает вопрос, каким образом человек мог так скрываться, что никто из его ближайших соседей не обнаружил, что у него есть какие-то мотивы.

Во-первых, это он сообщил, что готовил этот теракт с 2009 года. Раз он так сказал, значит, ему это зачем-то было нужно. Во-вторых, это провал норвежских спецслужб. Это значит, что они расслабились. Под их носом был нацист, известный своими нацистскими убеждениями, и не было никакой агентурной работы.

Он также заявил на суде, что хотел противодействовать исламизации континента. Действительно ли это может быть одним из факторов? Может, это месть фанатика за устранение террориста номер один Бен Ладена? Или мусульманский фактор ни при чем?

Из того, что он сказал, следует, что он хотел так сказать. Вот и все. Обществу объясняют, что оно беззащитно в силу пассивности правительства. Именно это и есть эксцитативный, беспокойный, побуждающий террор. С таким же успехом он может быть орудием националистических сил, которые противодействуют не исламизации, а миграции тех, кого они называют мусульманами. Исламизация – это достаточно расплывчатое понятие. Во-вторых, он может быть орудием мусульманских террористических организаций, которые показывают, как страшны те, кто противодействуют им.

Насколько велика вероятность возникновения подобных случаев в других европейских странах?

Такое уже происходит. В России такое происходит ежегодно. Или вам ничего не известно о том, как нацисты избивают тех, кого они считают расово чуждыми? Я хочу сказать, что в любом террористическом акте можно различить два аспекта: мотив и средство. С аналогичными мотивами совершаются убийства в Москве. Если вы заглянете в институт Склифосовского в Москве, то вы увидите, сколько привозят избитых и убитых таджиков, узбеков. На них нападают группы агрессивно настроенных молодых людей, избивают их и убивают. Такого рода акции проводятся везде.

У этого человека в Норвегии была возможность использовать автоматическое оружие и большое количество боеприпасов. Не случайно он поехал на достаточно уединенный остров. В городе так легко и быстро ему бы не удалось это сделать. Во-вторых, у него была возможность использовать взрывчатку. Кстати, взрывчатка дала гораздо меньший результат, чем автоматическое оружие.

В апреле в Минске в метро тоже случился теракт. 15 человек погибло и очень много раненых и пострадавших. Можно ли как-то связать эти события? Очень невнятно звучала официальная версия мотивов преступления. Говорят, что хотели насилия. Как это можно расценивать?

В свое время я и Михаил Павлович Одесский написали книгу о средствах убеждения, которые используют террористы. Эксцитативный террор – беспокоящий общество и заставляющий общество оказывать давление на правительство. При этом повод может не всегда соответствовать тому, что кто-либо говорит.

Вы считаете, что реальные мотивы нам не озвучили?

Могут и не озвучить. Просто обществу показали, что правительство в чем-то не право. А отвечает за это общество. Террор – это достояние общества, где устанавливается либо уже есть демократия. В тоталитарном обществе такого рода террор неэффективен, там главный террорист – государство. А здесь общество вынуждают воздействовать на государство, показывая, что последнее не защищает общество.

Вы сказали, что необходимо обратить внимание на событие, которое произошло в Норвегии, что это сигнал.

Это сигнал, но такого рода события в России происходят ежемесячно. Разница лишь в масштабах.

Каким-то образом можно с этим бороться? Что нужно предпринять, чтобы таких событий было хотя бы меньше?

В Москве ежедневно, еженедельно избивают тех, кого считают чужими.

И что делать?

Кому?

Обществу.

Обществу надо объяснять, что это нельзя делать.

Каким образом?

Это серьезный вопрос. Так называемые межнациональные конфликты – уже давно обыденны. Это более или менее удается выдавать за обыденность, потому что участники этих конфликтов не используют взрывчатку и автоматическое оружие. Речь идет об избитых и единичных случаях убийств в городе, который наводнен сотрудниками правоохранительных органов. В Норвегии человек выбрал такое место, где полиции нет. Что нужно делать? Нужно работать с людьми. Нужно объяснять, почему так нельзя делать. Все остальное – это постоянная и ежедневная работа правоохранительных органов.

Реально ли объяснить обществу, что так нельзя делать?

За один раз нереально. Характерная примета сознания представителей постсоветского пространства – поиск панацеи. А нельзя ли принять такой закон? А нельзя ли провести такую передачу? Нельзя ли кого-нибудь одного убить, и на этом все закончится? Нет, так нельзя. Это длительная работа СМИ, исследователей, которые изучают язык убеждения, спецслужб. Сразу ничего не получится. Более-менее быстро получается там, где хорошо работают спецслужбы. Но тогда не доходит до террористических актов, и их своевременно предотвращают.

Было принято решение, что слушание по делу Брейвика будет закрытым. Многие наши пользователи отмечали, что это правильно и что к нему нельзя применять смертную казнь, чтобы не сделать из него икону. В истории есть случаи, когда за подобными террористами потом шли их последователи. Каково ваше мнение? Действительно ли из этого человека можно было бы сделать символ?

Я убежденный и последовательный противник смертной казни. Вопрос, можно ли убивать Брейвика, для меня не вопрос. Я считаю, что если преступник пойман, то смертная казнь уже не нужна - достаточно и заключения. В Норвегии ему дадут предельный срок – 30 лет. Это не так много, это не пожизненное. Во-вторых, есть условно-досрочное освобождение. Последователи за ним не то что пойдут, они у него уже есть.

Получается, это какая-то национальная катастрофа.

Это симптом национальной катастрофы. Уже все произошло. Кстати, это произошло не только в Норвегии, а везде. Войны на этнической основе вот-вот начнутся. Собственно говоря, уже начались.
-25%
-30%
-30%
-20%
-30%
-20%
-35%
-25%
-10%
-10%