1. Власти взялись за лопаты и грабли. Кто и где трудится на субботнике
  2. «В больнице плакал и просил прощения». Поговорили с женой Виктора Борушко, которому дали 5 лет колонии
  3. «Нормализация отношений невозможна, пока не прекратится насилие». Макей встретился с послами Германии и Франции
  4. Приговор Тиме Белорусских, реакция на заявления Лукашенко и рассказ жены осужденного — все за вчера
  5. Дух захватывает. Что видно с крыши в центре Минска, где сегодня презентовали высотный огород?
  6. На «Гомсельмаше» рассказали про 400 вакансий, приглашение россиян на работу и зарплаты выше 3600 рублей
  7. Суд приговорил музыканта Тиму Белорусских к двум годам «домашней химии»
  8. Тима Белорусских о дочери: «Она скрывалась ради образа мальчика с разбитым сердцем»
  9. Курсы доллара и евро заметно упали. Что происходит на валютном рынке
  10. В прокате — «Чернобыль» Данилы Козловского. Что с ним не так?
  11. «Переболел COVID-19 и вернулся». История 92-летнего фельдшера, без которого в деревне никак
  12. Туктамышеву называют новой примой российского фигурного катания. Только взгляните, как она хороша
  13. Девушка Роналду — модель с невероятными формами. Вы удивитесь, узнав, чем она занималась до встречи с ним
  14. Школьный друг Виктора Бабарико уже 10 месяцев в СИЗО КГБ. Вот что рассказывает об этом его брат
  15. «Оказалось бы, что Минск — древний азербайджанский город». Бывший президент Армении раскритиковал Лукашенко
  16. «Ну ты же понимаешь о последствиях». Работники рассказали, по сколько сбрасывались на субботник
  17. Почему начало глаукомы легко пропустить? Врач рассказывает про опасное заболевание глаз
  18. Вместо Земфиры — Моргенштерн. Организаторы «Вёски» — о возврате билетов и новом лайнапе
  19. Врач объясняет, когда выпивать два дня — это уже запой и как быстро человек может спиться
  20. Глава Минздрава о третьей волне коронавируса в Беларуси: заболевших меньше, но тяжелых случаев больше
  21. «Шли из детской поликлиники во взрослую». Как школьник и пенсионерка оказались в РУВД 25 марта
  22. «Это недопустимо». Григорий Василевич — об идее ограничить возраст для голосования 70 годами
  23. Мужчина, который попал на видео с медвежонком, о случившемся: «Хотел, как лучше, а вышло, что виноват»
  24. «Попытка восстановить легитимность». Эксперты — о «заигрывании с Баку» и будущей встрече с Путиным
  25. Как скручивают пробеги у машин из Европы: вопиющие примеры и советы специалистов
  26. Врач — о симптомах хламидиоза и том, как им можно заразиться
  27. Белорус заочно получил пожизненное за убийство французских миротворцев. Рассказываем, что известно
  28. В стране — большой субботник. Куда пойдут деньги, что с коронавирусом и куда в Минске идти за лопатами
  29. Склепы с останками ребенка и взрослого обнаружили при прокладке теплотрассы в центре Могилева
  30. «Мы не гоняемся за сложными рецептурами». На Белинского открылась кондитерская Mousse


Алена ГЕРМАНОВИЧ,

Александр Лукашенко пошел навстречу жителям украинских приграничных сел и разрешил им собирать ягоды и грибы на белорусской территории — Мерлинском полигоне. Для этого в украинских деревнях Дроздынь и Познань были созданы упрощенные пункты пропуска границы.
Клюква

Белорусские любители даров леса от этого решения не пострадали: с нашей стороны все равно на Мерлинский полигон не попадешь — непроходимые болота. Разве что на вертолете прилететь, но это больно уж дорогое удовольствие.

Украинцы-полешуки десятилетиями имели доход с даров белорусского леса, а порой — и с самого леса, но делали это нелегально. До ближайшего пункта пропуска — около 40 км, а белорусский лес — вот он, рядом. Так и прорывались кустами-болотами полешуки за черникой и клюквой. Белорусские пограничники их ловили, штрафовали, депортировали. Только в 2011 году депортированы были двадцать жителей Дроздыни. При всем при том что лес и болото — единственные места, где могут заработать деньги жители этих украинских деревень.

"Как нам жить, как кормить детей? Работы никакой нет, единственное — мешок на горб и лезь в болото", — объясняет житель Старого Села Николай Свиридович.

В Дроздыни и Старом Селе — большие семьи, от 5 до 16 детей. Половина сел — баптисты-пятидесятники, остальные — православные, все люди работящие и дружные. В случаях, когда белорусские пограничники брали нелегальных сборщиков ягод в "плен", украинцы шли выручать своего всей родней...

Дроздынь — большая деревня, больше тысячи детей: маленькие — в колясках, постарше — бегают толпами, подростки — на велосипедах и мотоциклах. Люди тут трудолюбивые, добрые и неунывающие. Ни одной жалобы от них слышать не приходилось, их бы только в лес пускали без проблем, а там уж сами себя прокормят.

Кстати, жители этих приграничных украинских сел — этнические белорусы. Когда в 60-х годах прошлого века создавался крупнейший в Европе Мерлинский полигон для тренировок солдат стран-участниц Варшавского договора, жителей белорусских хуторов Столинского района переселяли именно в эти деревни. Так белорусы "стали" украинцами. После развала Советского Союза военную технику вывезли, а ту, что осталась, местные жители разобрали на металлолом или приспособили под собственные нужды. К примеру, на мостах БТР-ов сделали вездеходы, на которых и сейчас ездят в болота за клюквой.
 
"Беспрецедентные шаги в отношении братского народа"

2 июля жители Дроздыни, практически все село — более 2 тысяч человек, потребовали переговоров с белорусскими властями, а уже 5 июля был издан указ белорусского президента. На следующий день с 5 утра на украинской границе стоял глава Дроздынской сельской рады и выдавал справки местным жителям, необходимые для прохода на белорусскую территорию.

Почему ситуация, которая больше десятилетия не решалась, вдруг изменилась? Причем оперативно, без традиционных бюрократических проволочек?

Об этом мы спросили в Государственном пограничном комитете Беларуси и у жителей украинских сел.

В пресс-центре Государственного пограничного комитета Беларуси высказали мнение, что проблема достигла точки кипения, потому и была в итоге решена.

"Людям нечего было есть, они не трудоустроены, и с учетом того, что это все-таки этнические белорусы, главой государства было принято решение дать им возможность собирать грибы и ягоды. Украинцы вышли к границе, но это не митинг был, просто задержали их земляков, и они пытались вернуть их обратно, попросили пограничников решить эту проблему. Потому что другого выхода ни местные власти, никто там не мог найти. Никаких просьб с украинской стороны не было, то есть это была инициатива белорусской стороны", — пояснил сотрудник пресс-центра. И добавил, что "мы пошли на беспрецедентные шаги в отношении братского народа, это была наша добрая воля".

"Раньше нас ловили в лесах, возили в Пинск в суд. Мы все равно ходили в лес, а как жить? Пробирались кустами, болотами, тряслись — поймают - не поймают. Меня тоже ловили пограничники несколько раз, но отпускали, — рассказывает один из жителей Дроздыни. — Односельчанам депортацию ставили. Думаю, границу открыли, потому что мы все вместе вышли на границу, нам терять уже было нечего. Потребовали переговоров с белорусами, наши пограничники говорят, мол, ждите, сейчас. Ждали мы ждали, не дождались, да и рванули к белорусской границе. Там нас встретили и говорят: если вернетесь на свою территорию, то мы придем к вам на переговоры".

В итоге к мнению людей прислушались.

Правда, ходят слухи, что терпение людей лопнуло после того, как белорусские пограничники натравили собак на детей и выводили их из леса под дулами автоматов. Но местные об этом дипломатично молчат.

"Не знаем про собак. Может, это и не пограничные собаки были, у них документов нет. Сейчас вся молодежь с собаками ходит — куда им без собак, могут и в морду дать, сейчас такое время", — говорит жительница Дроздыня Анна Крупич. Односельчане ей поддакивают.
 
Клюква пойдет — и в лесу будут жить неделями

Вообще жители Дроздыни рады, что наконец-то можно свободно ходить в лес.
Сборщик клюквы

"Ой, что тут творилось в первые дни! Шли в лес все — и старые, и малые, все село. За ночь в сельской раде напечатали справки и на границе всем выдавали. Это же не чужой нам лес, да и в паспортах у нас до 90-х писали, что мы белорусы. Очень хорошо, что проблема решилась. А сколько мы просили наши власти — мол, посодействуйте, попросите белорусов, чтобы разрешили нам ходить в лес. А наши говорят — да, да, мы просим, в Минске вопрос рассматривается. Годами рассматривалось, а потом, когда разобрались, белорусское пограничное начальство нам сказало, что никаких просьб не было с украинской стороны, никто и не обращался", — рассказала местная жительница, которая живет практически на границе — как раз возле ее дома находится пограничный пункт.

В лес за ягодами идут семьями. За день можно собрать ягод на 500 гривен, а за сезон трудолюбивые сборщики могут получить до 20 тысяч гривен (около 2500 долларов США). В августе на болотах пойдет клюква, тогда украинцы мигрируют в лес целыми селами, причем на неделю. Строят там шалаши, ставят палатки…

"Видели бы вы, что творится в лесу — весь лес гудит, собирается несколько тысяч человек, сидят на болотах, причем у нас весело: собираем клюкву, а вечером веселимся — гармошка, песни", — рассказывают местные мужчины.

Они признают, что раньше были неправы: "Надо было шкоду не делать, и все было бы хорошо. А то лес вырубали белорусский, вот и были конфликты. Но опять же — людям строиться надо, семьи большие, а свой хороший лес уже давно вырубили".

На последнем собрании сельской рады жители деревни решили написать письмо Александру Лукашенко и поблагодарить его от всей души за решение их проблемы. Сейчас собирают подписи под обращением к белорусскому президенту.
-15%
-21%
-55%
-10%
-25%
-40%
-15%
0073023