Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Когда Администрация президента заинтересована быстро провести через Национальное собрание какой-то законопроект, то проблем с убеждением большинства депутатов не возникает. Так было с законом о бюджете и ратификацией договоров с Россией. Аналогичная судьба у закона "О государственной службе в Республике Беларусь", который был принят в мае сразу в двух чтениях. Между тем данный нормативный акт устанавливает целый ряд норм, которые могут привести к значительной депрофесионализации государственной службы и дальнейшему оттоку квалифицированных кадров из органов государственного управления.

Государство, т.е. избранные или назначенные в соответствии с Конституцией чиновники, естественно, имеет право устанавливать свои правила найма на работу. Эффективность и целесообразность этих правил определяется тем, насколько они способствуют выполнению государственными органами своих функций и соблюдаются ли при этом конституционные права и свободы гражданина. К сожалению, многие положения закона "О государственной службе" мотивируют государственного служащего быть преданным лишь непосредственному начальнику, угадывать и строго выполнять "линию руководства".

В последнее время мы наблюдаем отток специалистов высокого класса из органов государственного управления, потому что они не могут работать в такой системе. Принятый с подачи Администрации закон жестко защищает Бюрократа, Иерархию власти, но никак не гражданина, который решил поработать на государство, и тем более не того гражданина, который хочет защитить свои права в конфликте с государством.

Все проблемы начинаются с того, что "государственные интересы", которым должны служить чиновники, в законе четко не определены. Во многих странах, например, открытым текстом говорится, что государственные служащие обязаны стимулировать конкуренцию, не допускать дискриминации одних экономических субъектов или социальных групп другими, создавать одинаковые правила игры на рынке. Никому в голову не придет ограничивать фундаментальные права и свободы граждан (в том числе и чиновников).

В белорусском законе все иначе. Само название — "О государственной службе", а не "О работе в органах государственного управления" — четко расставляет акценты: Никому в голову не придет назвать свою работу на заводе или в частной компании службой. Авторам закона и тем, кто за него голосовал, очевидно, ближе аналогия с армией или милицией. В этих структурах, действительно, служат, а не работают. Но в таком случае незачем требовать от госслужащих творчества, инициативы и т.п.

После вступления закона о государственной службе в силу все госслужащие будут делиться на 12 классов. 8 руководителей важных структур (премьер, главы двух палат парламента, глава Администрации президента, управляющий делами президента, госсекретарь Совета безопасности, председатели Комитета государственного контроля и правления Национального банка) и их заместители, а также председатели облисполкомов и Минского горисполкома автоматически попадают в высший класс. Тот факт, что в этом списке нет председателя КГБ, еще раз подтверждает, что главным координатором силовых министерств является Совет безопасности. Согласно статье 11, "министрам может быть присвоен высший класс". Решения, разумеется, принимает президент. Он же следит за "соотнесением между собой классов госслужащих и государственных должностей" и утверждает порядок создания комиссии по присвоению классов.

Неприятная процедура ждет депутатов Национального собрания при присвоении им классов. Вроде бы все должны быть равны, но руководство палат будет решать, кому быть "белой костью" среди депутатского корпуса и получать больше льгот. Пройти путь от самого низкого 12-го класса до четвертого можно как минимум за 6 лет.

Классность госслужащих указывается в трудовой книжке и в конечном итоге влияет на размер пенсии. Порядок выплаты пенсий для госслужащих устанавливается гораздо более льготный, чем для простых граждан. Статья 54 устанавливает, что "пенсия за выслугу лет государственным служащим назначается в размере 40 процентов от заработной платы за любые 5 лет подряд из последних 15 лет работы на государственных должностях. За каждый полный год стажа государственной службы свыше 20 лет размер пенсии увеличивается на 2 процента заработной платы. При этом общая сума пенсии не может превышать 50 процентов заработной платы государственного служащего".

Вместе с тем, следуя логике воинской службы, авторы закона и те, кто за его голосовал, поставили желающих служить государству в очень жесткие рамки. Статья 21 устанавливает как минимум 12 ограничений. Мы говорим, "как минимум", потому что пункт 2 данной статьи гласит: "Законодательным актами могут быть установлены иные ограничения, связанные с государственной службой". Некоторые ограничения логично вытекают из природы государства, которое должно быть беспристрастным, относиться ко всем одинаково и не превращаться в инструмент для корыстных целей. К таким положениям можно отнести запрет на занятие предпринимательской деятельностью или на право использовать служебное положение в интересах политических партий и религиозных организаций. Но даже это положение противоречиво. К примеру, станет парламентарием представитель некой политической партии, начнет в стенах Национального собрания реализовывать свою программу — и формально войдет в конфликт с законом.

Другие ограничения еще более абсурдны и опасны для любого чиновника. Пункт 1.9 статьи 22 гласит, что госслужащий не вправе "пользоваться в личных целях бесплатными услугами физических и юридических лиц". Поскольку в нашей жизни часто являются бесплатными — в порядке взаимопомощи — услуги по уборке урожая на дачах, ремонту квартир и машин, перевозке до работы или до другого места, то служащему ради сохранения своей репутации и должности надо просто перестать общаться с друзьями, родственниками и соседями, дабы никто не заподозрил, что он получает от кого бы то ни было бесплатные услуги. Или почему госслужащему нельзя иметь счет в иностранном банке, если он был открыт в соответствии с законом? В России гражданин только информирует власти о том, что у него счет за границей, а вот Беларуси чиновники такого права в принципе иметь не будут. Чиновник не сможет расслабиться ни на минуту, потому что контроль над ним будет самый жесткий.

Военизированный характер закона о госслужбе подтверждается и содержанием статьи 38, которая регламентирует командировки за границу. Отныне поездка в служебную командировку за границу, "финансируемую за счет государственных органов, иностранных государств, международных или иностранных организаций, граждан и юридических лиц, допускается только в случаях, когда такая командировка осуществляется в соответствии с международными договорами Республики Беларусь, а также по договоренности государственных органов Республики Беларусь с государственными органами иностранных государств, международными или иностранными государствами, если иное не определено президентом Республики Беларусь". Таким образом, получается, что без санкции президента ни депутаты, ни министры, ни другие лица, имеющие статус госслужащего, не смогут выехать, например, на научную конференцию, семинар или тренинг.

Что же получает гражданин Беларуси за добровольный отказ от прелестей свободной жизни при поступлении на "службу государеву"? Официально — весьма скромно: оклад и разного рода надбавки и пособия, 30 дней отпуска (депутату — на 6 дней больше). Порядок предоставления жилья определяется Жилищным кодексом, т.е. среднему чиновнику без стажа в 20 лет претендовать на бесплатное жилье вряд ли стоит. Да, еще за хорошую службу можно получить благодарность или ценный подарок. Другое дело, что бедные белорусские чиновники, несмотря на строгость президента, наловчились находить тайные источники повышения благосостояния. Но государство от этого, как вы понимаете, нисколько не выигрывает. В органах управления остаются приспособленцы, а люди творческие, талантливые, имеющие собственное мнение — уходят.

Итак, подведем печальные итоги принятия закона "О государственной службе в Республике Беларусь". Во-первых, граждане не стали более защищенными от государства; во-вторых, сами чиновники поставлены в жесткие рамки службы прежде всего вышестоящему начальству; в-третьих, бюрократия закрепилась, получила прочную законодательную базу и готова к дальнейшему наступлению на экономику и остатки здравого смысла. Наконец, в четвертых, Беларусь в очередной раз отдалилась от стандартов цивилизованного мира.

Ярослав РОМАНЧУК, президент научно-исследовательского центра Мизеса
,