154 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
Коллапс с водой в Минске
  1. 35 лет после Чернобыля. История женщины, родившей сына в апреле 1986-го
  2. Путин ответил на предложение Зеленского встретиться
  3. В подвешенном состоянии. История многодетной семьи из Бреста, которая готовится на три года отправить папу на «химию»
  4. Провизор дает шесть простых советов, которые помогут вам сэкономить на лекарствах
  5. СМИ выяснили, кто может быть четвертым фигурантом по «делу о госперевороте»
  6. Мингорисполком назвал две версии аварии на водопроводе в Чижовке
  7. «Нельзя отворачиваться от друга, чьи глаза закрываются в последний раз». Как пережить смерть любимого питомца
  8. В Оршанском РУВД в кабинете нашли тело сотрудника милиции. СК проводит проверку
  9. Как самому недорого создать эффектный сад без помощи ландшафтного дизайнера. Вот простые советы
  10. Усилить защиту силовиков, ужесточить наказание за экстремизм. Какие изменения в УК поддержали депутаты
  11. Внимание: синоптики предупредили о резком ухудшении погоды
  12. Минчанка рассказала, как за неделю вырастила на балконе грибы и получилось ли на этом сэкономить
  13. Все умеют считать деньги — свои. А как насчет общих денег из кошелька страны? Проверим?
  14. Пособие на погребение снова сократилось. В ФСЗН рассказали, сколько оно сейчас составляет
  15. Прогноз от властей: каким будет курс доллара в ближайшие три года
  16. Следственный комитет объявил в розыск Герасименю и Опейкина
  17. Вводят новшества по валютному рынку. Что они означают для белорусов
  18. «Остеопороз может привести к инвалидности». Поговорили с врачом о еще одной эпидемии 21-го века
  19. Поцелуй молодой пары попал на фото TUT.BY. Что с ней стало спустя три года?
  20. Убита телохранителем, погиб от рук племянника. Как глав государств убивают на посту
  21. «И линии нарисуем, и достойно ответим». В Москве прошла встреча Лукашенко и Путина
  22. «Трупный яд попал к соседям через доски в полу». История Леонида, который убирает дома после смерти
  23. Мингорисполком отказал организаторам в проведении «Чернобыльского шляха»
  24. Покупатель с 50 тысячами долларов — король на рынке квартир в Минске. А королю не нужно спешить
  25. Посмотрели, что происходит сегодня в Чижовке, где вчера случилось коммунальное ЧП
  26. Самая красивая пара современной «фигурки»: выиграли ЧМ и счастливы вместе вне льда
  27. Украина вводит спецпошлину на белорусские автобусы и грузовики
  28. МИД недоумевает по поводу заявления Литвы о возможной аккредитации посла США в Беларуси
  29. Почему из-за прорыва всего одной трубы сотни тысяч минчан остались без воды? Разбираемся
  30. «Все границы перешли!» Путин о «попытке госпереворота и убийства Лукашенко» в Беларуси


"Отношение большевистской власти к воинам Красной Армии, попавшим в плен, сложилось еще в годы Гражданской войны. Тогда их расстреливали без суда и следствия"… Такими словами фронтовик академик Александр Яковлев в своей книге "Сумерки" обозначил одну из самых страшных бед Великой Отечественной, с первого дня которой плен стал жестоким испытанием для миллионов советских солдат и офицеров. Большинству он стоил жизни, а выжившие почти полтора десятка лет носили на себе клеймо предателей и изменников.

Статистика войны

Точных данных о советских военнопленных нет до сих пор. Германское командование указывало цифру в 5 270 000 человек. По данным Генштаба Вооруженных Сил РФ, число пленных составило 4 590 000.

 

Статистика Управления уполномоченного при СНК СССР по делам репатриации говорит, что наибольшее количество пленных пришлось на первые два года войны: в 1941 году - почти два миллиона (49%); в 1942-м - 1 339 000 (33%); в 1943-м - 487 000 (12%); в 1944-м - 203 000 (5%) и в 1945 году - 40 600 (1%).

Подавляющее большинство солдат и офицеров попало в плен не по своей воле - брали раненых, больных. В плену погибло до 2 000 000 солдат и офицеров. Обратно в СССР репатриировано свыше 1 800 000 бывших военнопленных, из которых около 160 000 отказались вернуться.

Согласно сводке донесений немецких штабов, с 22 июня 1941-го по 10 января 1942 года фашисты взяли в плен 3 900 000 человек, среди них более 15 000 офицеров.

Меж двух огней

Однако вся эта человеческая трагическая цифирь появилась лишь после Дня Победы. В первые же дни Великой Отечественной еще не было данных о ходе боевых действий, но репрессивный аппарат советской власти уже предвидел возможные негативные последствия и считал нужным их пресекать на корню.

На шестой день войны, 28 июня 1941 года, под грифом "Совершенно секретно" был издан совместный приказ НКГБ, НКВД и Прокуратуры СССР "О порядке привлечения к ответственности изменников родины и членов их семей". В таковые записали и семьи пропавших без вести. Под следствие попадали даже военнослужащие, пробывшие за линией фронта всего несколько дней. Бойцов и командиров, вырвавшихся из окружения, встречали как потенциальных предателей.

По советскому законодательству, действовавшему до войны, сдача в плен, не вызывавшаяся боевой обстановкой, считалась тяжким воинским преступлением и каралась высшей мерой наказания - расстрелом с конфискацией имущества. Кроме того, советским законодательством была предусмотрена ответственность за прямой переход военнослужащего на сторону врага, бегство или перелет за границу. Эти преступления рассматривались как измена Родине и карались смертной казнью, а совершеннолетние члены семьи изменника привлекались к уголовной ответственности. Таким образом, из советского законодательства явствует, что военнослужащий, попавший в плен по независящим от него обстоятельствам, в условиях, вызванных боевой обстановкой, привлечению к ответственности не подлежал. В законодательстве не было никаких ограничений в отношении материального обеспечения, выдачи пособий и оказания льгот членам семей военнослужащих, попавшим в плен.

Однако в реальных условиях войны для предотвращения случаев сдачи в плен руководство страны во главе со Сталиным использовало карательные средства.

Постановлением Государственного комитета обороны СССР от 16 июля 1941 года плен и нахождение за линией фронта квалифицировались как преступления. А ровно через месяц появился приказ Ставки Верховного Главного Командования Красной Армии № 270 "Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия". Его не публиковали, а лишь зачитали "во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах и штабах".

В частности, в приказе говорилось, что "позорные факты сдачи в плен нашему заклятому врагу свидетельствуют о том, что в рядах Красной Армии имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы", которые "прячутся в щелях, возятся в канцеляриях, не видят и не наблюдают поля боя, а при первых серьезных трудностях в бою пасуют перед врагом, срывают с себя знаки различия, дезертируют с поля боя. Трусов и дезертиров надо уничтожать".

Председатель Государственного Комитета Обороны Иосиф Сталин приказывал "командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров". Вышестоящие командиры обязывались расстреливать "подобных дезертиров".

Сталин требовал драться до "последней возможности", а если "начальник или часть красноармейцев вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться в плен - уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи".

Очевидно, что Иосифу Виссарионовичу судьба попавших в плен соотечественников была глубоко безразлична. Хорошо известны его высказывания, что в "Красной Армии нет военнопленных, есть только предатели и изменники Родины. Советский Союз не знает пленных, он знает лишь мертвых и предателей".

В этом духе был сочинен и другой не менее жестокий приказ № 277 от 28 июля 1942 года, больше известный под названием "Ни шагу назад!".

Сталин устал отступать и потребовал "упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр советской территории, цепляться за каждый клочок советской земли и отстаивать его до последней возможности". Для этого было все, но не хватало "порядка и дисциплины в ротах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях". "В этом теперь наш главный недостаток, - был убежден "отец народов". - Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину". "Паникеры и трусы должны истребляться на месте", - требовал вождь.

Командиры, отступающие с боевой позиции без приказа свыше, объявлялись предателями Родины и подлежали расстрелу.

Приказом № 227 создавались штрафные батальоны из солдат и офицеров, провинившихся "в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости", чтобы "дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины". Этим же приказом главнокомандующего сформировались заградительные отряды, чтобы "поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов".

Горькая правда войны: в плен нельзя - объявят предателем, и не отступишь - свои же расстреляют. Со всех сторон - смерть…

Из фашистских лагерей - в родной ГУЛАГ

Для выживших в плену советских военнопленных после Победы испытания не закончились. Это по международному праву военный плен не считался преступлением. У советского права было свое мнение. Каждый военнослужащий, выходивший из окружения, совершивший побег из плена или освобожденный Красной Армией и союзниками по антигитлеровской коалиции, подвергался проверке, граничившей с политическим недоверием.



В соответствии с постановлением ГКО от 27 декабря 1941 года бывшие военнопленные направлялись через сборно-пересыльные пункты Наркомата обороны под конвоем в специальные лагеря НКВД для проверки. Условия содержания бывших военнопленных в них были установлены такие же, как для преступников, содержащихся в исправительно-трудовых лагерях. В обиходе и документах их именовали "бывшими военнослужащими" или "спецконтингентом", хотя в отношении этих лиц никаких судебных и административных решений не принималось. "Бывшие военнослужащие" лишались прав и преимуществ, полагавшихся за воинские звания, выслугу лет, а также денежного и вещевого довольствия. Им запрещалась переписка с родными и близкими.

Пока проводились проверки, "спецконтингент" привлекался к тяжелому принудительному труду на рудниках, лесозаготовках, строительстве, в шахтах и металлургической промышленности. Им устанавливались предельно высокие нормы выработки, формально начислялась незначительная зарплата. За невыполнение задания и за малейшие проступки их подвергали наказанию как заключенных ГУЛАГа. Проще говоря, попали из фашистского огня да в советское полымя.

Статистика войны

По сведениям Управления уполномоченного Совнаркома СССР по делам репатриации, на октябрь 1945 года было учтено оставшихся в живых 2 016 480 освобожденных советских военнопленных. Имеются сведения, что к середине 1947 года на Родину из них вернулось 1 836 000, включая поступивших на военную и полицейскую службу к противнику, остальные остались за рубежом. Одни из вернувшихся на Родину были арестованы и осуждены, другие направлены на 6-летнее спецпоселение, третьи зачислены в рабочие батальоны НКО. По данным на 1 августа 1946 года, только 300 000 военнопленных было отпущено домой.

После окончания войны из плена на родину вернулось 57 советских генералов: 23 из них были приговорены к высшей мере (8 - за измену Родине), 5 - осуждены на срок от 10 до 25 лет, 2 -  умерли в тюрьме, 30 - прошли проверку и продолжили службу.

По данным академика Александра Яковлева, за время войны только военными трибуналами было осуждено 994 000 советских военнослужащих, из них свыше 157 000 - к расстрелу, то есть практически пятнадцать дивизий были расстреляны сталинской властью. Более половины приговоров приходится на 1941-1942 годы. Значительная часть осужденных - бойцы и командиры, бежавшие из плена или вышедшие из окружения.

На проблему бывших военнопленных в Советском Союзе обратили внимание после смерти Сталина. 17 сентября 1955 года был принят указ Президиума Верховного Совета СССР "Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов". Как ни странно, но в первую очередь власть решила помиловать тех, кто служил в полиции, в оккупационных силах, сотрудничал с фашистами. Амнистия не относилась и к тем людям, которые уже отбыли свои сроки на каторгах, в специальных лагерях, в рабочих батальонах.

Публикация указа вызвала поток писем в высшие партийные и правительственные инстанции. В результате была создана комиссия под председательством маршала Жукова. 4 июня 1956 года Жуков представил доклад, в котором впервые были приведены убедительные свидетельства произвола в отношении военнопленных. В итоге 29 июня 1956 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли секретное постановление "Об устранении последствий грубых нарушений законности в отношении бывших военнопленных и членов их семей", которое "осудило практику огульного политического недоверия к бывшим советским военнослужащим, находившимся в плену или окружении противника".

С многих сотен тысяч бывших военнопленных, оказавшихся в плену врага не по собственной воле, власть смыла клеймо позора, ею же и нанесенное.
 

-20%
-20%
-30%
-30%
-10%
-21%
-50%
-50%