Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Белорусские власти потеряли всякий интерес и перестали бурно реагировать на ОБСЕ. Новое представительство ОБСЕ в Минске формально начало свою работу с начала года. В отличие от предыдущего - Консультативно-наблюдательной группы, Офис этой европейской организации, руководимый послом Эберхардом Хайкенем, уже не вызывает столь сильной аллергии у белорусских властей. Его присутствие предпочитают просто не замечать. И публично не комментировать в государственных СМИ. Похоже, нынешние миссионеры из ОБСЕ находятся под надежным колпаком у Лукашенко.

Как известно, пик конфликта Минска с ОБСЕ был достигнут осенью прошлого года. Результатом выдворения иностранных сотрудников миссии стало ответное решение Европейского союза объявить Лукашенко и семь его чиновников персонами нон-грата в своих странах. К этому решению присоединились США. У самого же ОБСЕ к тому времени инструменты влияния на поведение Лукашенко были исчерпаны. А сам белорусский лидер нелестно охарактеризовал эту структуру, которая, по словам Лукашенко, уже два года не может даже утвердить повестку дня своего саммита. Другие европейские форумы для него остаются недоступными. А ОБСЕ для него, да и для многих других, в общем кризисная и никчемная организация. А пореформировать ее в своем духе не получается.

Однако, полностью игнорировать роль ОБСЕ в европейской безопасности в Минске все же не решились и пошли (под сильным давлением Москвы, которой все труднее становилось оправдывать поведение своего стратегического союзника) на подписание в конце 2002 года меморандума о взаимопонимании и согласии на новый мандат миссии, которая стала называться Офис ОБСЕ в Минске (ООМ).

Лукашенко как-то публично признался, что, мол, иностранные посольства в Минске все равно занимаются сбором информации. Так что, если еще мониторить внутреннюю ситуацию будет и ООМ, то ничего страшного. Главное - чтобы не консолидировали оппозицию, как это было раньше. Особо нервную реакцию действиями закрытой предыдущей миссии вызывал Консультативный совет оппозиционных политических партий, регулярно заседавший под эгидой представителей ОБСЕ. Новый, временной, мандат такого рода деятельность уже не позволяет. В конце года пролонгирование этого мандата потребует согласия белорусских властей, что диктует крайнюю осторожность в начавшейся работе ООМ. И вызывает жесткую критику со стороны оппозиции.

Один из ее лидеров, экс-спикер белорусского парламента Станислав Шушкевич пояснил, что новое представительство есть "филиал известной конторы". А бывший заместитель министра иностранных дел Андрей Санников сожалеет, что Офис ОБСЕ пока оправдывает те опасения, которые высказывались белорусскими демократами по поводу слабого мандата миссии. По словам Санникова, настораживает тот факт, что Офис информирует венскую штаб-квартиру о каких-то положительных сдвигах в белорусской ситуации. Именно эта информация, если верить представителям ЕС, послужила основанием для отмены визовых санкций для руководства Беларуси. Произошло это, кстати, после трех подряд разгонов мирных демонстраций. Вряд ли это свидетельствует об улучшении. "Похоже, что Офис ОБСЕ повторяет ошибки своих предшественников, пытаясь уговаривать власти, а не настаивать на выполнении ими своих обязательств, в частности, в области прав человека," - считает белорусский дипломат.

Неприятной неожиданностью для оппозиции стало и решение (с подачи делегации российской Госдумы) Парламентской ассамблеи ОБСЕ представить место для "национального собрания", которое называют карманным парламентом при Лукашенко. А неожиданностью для самих инициаторов этого решения стала реакция официального Минска. Вернее, ее отсутствие. На обидное невнимание со стороны государственных СМИ на это событие посетовал даже вице-спикер нижней палаты Владимир Коноплев. Самого же Лукашенко так называемый венский компромисс еще раз убедил в правильности проводимого им политического курса: "Мы и так, географически, в центре Европы". И с заметным высокомерием, как отмечают наблюдатели, продолжает игнорировать европейские стандарты. Даже председатель думского комитета по международным делам Дмитрий Рогозин был вынужден как-то признать, что российские парламентарии уже устали защищать в европейских структурах непредсказуемого Лукашенко. В ответ председатель комиссии по международным делам "совета республики" Николай Чергинец как-то в запале дискуссии о будущем "союзном государстве" на страницах президентской "Советской Белоруссии" обозвал Рогозина "третьеразрядным политиком". Можно отметить, что о разрядах белорусских официальных лиц известно лишь в различных дисциплинах спорта. К примеру, тот же Чергинец мастер спорта по футболу.

А тем временем Офис ОБСЕ начинает потихоньку разворачиваться. По словам его пресс-секретаря Хайди Смит, представительство уже укомплектовано 5 иностранными и 7 местными сотрудниками. Уже сформированы четыре рабочих группы. Интересно, что одна из них будет-таки заниматься совершенствованием белорусского законодательства. В частности, Избирательным кодексом, который Лукашенко считает достаточным. Что касается ПА ОБСЕ, то, по словам госпожи Смит, решение было принято исключительно по правилам процедуры. И ни в коем случае не означает поддержки того, что происходит в Беларуси. По некоторыми данным, в планах руководителя ООМ посла Хайкена изыскать возможность попасть в прямой эфир белорусского телевидения с целью рассказать телезрителям и ответить на их вопросы о своей работе. Интересное может получиться "селекторное совещание по-европейски".

Ожидается, что во многом ответ на вопрос: к чему привел компромисс ОБСЕ с Лукашенко, - может дать предстоящий 25-28 мая визит в Минск делегации ПА ОБСЕ. Ее возглавит известная Ута Цапф, встречи с которой Лукашенко пока игнорирует.

На своей последней пресс-конференции в Минске госпожа Цапф призналась, что для взаимопонимания с белорусским руководством ей обещал помощь российский посол Александр Блохин. Который сам себя чувствует в Минске под колпаком.

Роман Яковлевский, для Радыё Рацыя
0058648