Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Если читатель помнит, в феврале Александр Лукашенко подверг обструкции собственное правительство за то, что оно якобы "чрезмерно обирает" население. Имелось в виду резкое подорожание жилищно-коммунальных услуг, а также крутой рост прочих цен и тарифов. Желая навести в этом деле порядок, президент отдал Комитету госконтроля распоряжение проверить обоснованность этих цен и тарифов. А недавно глава государства и вовсе заявил, что обеспечение социальных стандартов станет главной задачей его политической жизни в нынешнем качестве. "Рыночного разбоя в ценообразовании на социально значимые услуги населению быть не должно", — изрек президент.

В связи с этими патетичными высказываниями, прозвучавшими 11 апреля на совещании "по вопросам разработки и внедрения единых нормативов социального стандарта по обслуживанию населения", представляют интерес результаты проверки, проведенной государственными контролерами. Возьмем для примера бытовые услуги. В 1999 году по указу президента был установлен перечень социально значимых услуг из тринадцати видов (считалось, что без них ну никак невозможно). Как отметили контролеры, правительство постепенно сокращало список, и сейчас в нем осталось только три позиции. Итак, сегодня, по мнению правительства, невозможно обойтись лишь без услуг парикмахерских (кроме салонов), ритуальных услуг (в пределах похоронного минимума) и услуг бань.

Можно, разумеется, иронизировать по этому поводу, но, увы, это действительно тот уровень, на котором только и можно ныне реально проводить социальную стандартизацию. Этот уровень упал по банальной причине экономического неблагополучия и, смеем предположить, вопреки желанию главного белорусского политика. Но чистота помыслов в данном случае значения не имеет — от этого простому гражданину не слаще.

Впрочем, и такой минимум социальной защиты может завтра показаться недосягаемой роскошью. Утилизация человеческих останков в пределах "похоронного минимума" будет, очевидно обеспечена и впредь — все же в христианской стране живем, а вот насчет остального есть сомнения. В частности, как сказано в справке госконтроля, "структурные изменения в сети бытового обслуживания на селе привели к тому, что, например, в сельских населенных пунктах Копыльского и Наровлянского районов отсутствуют парикмахерские, Жабинковского и Кормянского районов — бани…". То есть право вымыться по социально низким ценам, что гарантированы государством, вроде бы и есть, а вот самой бани нет. Остаются еще водные бассейны, которые государство в своем природопреобразующем рвении не все уничтожило, но часть года они все-таки покрыты льдом.

При этом бани, парикмахерские, приемные пункты, ателье и мастерские службы быта на селе закрывались не по чьей-то злой воле. Эти предприятия попали в катастрофическое финансовое положение по банальной причине: сельское население просто-напросто обнищало, и платить ему стало нечем. Причем произошло это после объявления аграрной экономики приоритетной отраслью.

Резкое повышение цен и тарифов на коммунальные услуги увеличило долю населения, живущего ниже так называемой черты малообеспеченности. В декабре прошлого года она была на уровне 89 тыс. рублей (около 50 долларов) в месяц на человека, а число тех, кто оказался ниже, достигло трех миллионов. Причем тех, кто опустился в два раза ниже (до 25 долларов, то есть до 80 центов в день), стало 300 тысяч.

Исходя из этих обстоятельств следует, очевидно, оценивать и дискуссию о необходимости организации в стране так называемой адресной социальной помощи. Последняя предполагает, что социальные работники изучают заявления нуждающихся в такой помощи граждан и выделяют ее только после тщательной проверки уровня их благосостояния. Понятно, что когда социальную помощь делят на всех, то большая часть ее достается людям вполне благополучным, близким к власти или каналам распределения. Поэтому адресность нужна, в чем нас убеждают и зарубежные эксперты. Но нынешние масштабы бедности таковы, что впору говорить о надвигающейся социальной катастрофе, которую вряд ли сможет предотвратить нынешняя власть. Вот лишь один вопиющий факт: 4/5 многодетных (в большинстве с тремя детьми) семей живут ниже упомянутой черты. Тут впору вести речь, например, о создании международных благотворительных фондов, которые работали бы с населением напрямую, не прибегая к посредничеству правительственных структур.

Возвратимся, однако, к сфере коммунальных услуг, в которой госконтролеры сделали немало интересных открытий. Так, согласно ряду нормативных документов, плата граждан за пользование жилыми помещениями и жилищно-коммунальные услуги в этом году не должна превышать 60% затрат жилищно-коммунальных предприятий на оказание этих услуг. Фактически с учетом потребления электроэнергии и газа уровень возмещения населением затрат на жилищно-коммунальные услуги в целом составил в январе 2003 г. 62%, в феврале — 63,5%. Это данные Министерства экономики. А по расчетам Комитета госконтроля, реальный уровень возмещения еще выше: в январе он составил 72%.

Иными словами, жилищно-эксплуатационные службы, вместо того чтобы снижать издержки, все более успешно покрывают за счет населения свои растущие расходы. Коммунальщики к тому же традиционно практикуют завышение объемов выполненных работ — по стране в целом приписки в этой сфере составляют 5%, что в денежном выражении выливается в 4 млрд. рублей в год. В этой отрасли постоянно создаются "новые рабочие места" для руководителей и специалистов. Поэтому, отмечают специалисты госконтроля, одно только элементарное сокращение в организациях жилищно-коммунального хозяйства удельного веса специалистов и руководителей с 20,3 до 15% от общей штатной численности позволило бы получить годовую экономию зарплаты до 35 млрд. рублей.

Традиционный перечень "скрытых резервов" коммунальщиков был бы неполным без указания на необходимость и возможность уменьшения потерь тепла в сетях. Так, если бы потери тепла в Могилевской области уменьшились хотя бы до их уровня в Гродненской, можно было бы сэкономить в 2002 г. только по графе прямых затрат на производство тепловой энергии 5,7 млрд. рублей.

Некоторые из этих красноречивых данных глава государства привел в своем большом выступлении в парламенте 16 апреля. В справке госконтроля содержится множество иной подобной цифири не только по коммунальной сфере, но и по медицинским, образовательным, транспортным и прочим услугам. И говорят эти цифры не столько о "рыночном разбое в ценообразовании на социально значимые услуги", сколько о затратном механизме старой системы хозяйствования. Ее реформирование и впрямь стоило бы сделать смыслом жизни в качестве главы государства. Но президент предпочитает популистский пафос.

Константин СКУРАТОВИЧ

Белорусские новости