Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


С 1986 года в Беларуси 9 раз пересматривались нормы содержания радионуклидов в продуктах питания. Сегодня они меньше европейских нормативов, заверил заместитель председателя Минкомчернобыля Валерий Шевчук. Независимые же эксперты оценивают теперешнюю систему контроля за радионуклидами в продуктах как неэффективную.

- В Европе есть правила торговли, они имеют норматив 600 беккерелей на 1кг продукта по цезию и 100 беккерелей по стронцию. Белорусский норматив по стронцию - 3,7 беккереля. Относительно молока имеем 600 - европейский, 100 - белорусский норматив, по говядине - 600 европейский, 500 - белорусский, грибы - 600 европейский, 370 - белорусский. В Европе нет необходимости радиационной защиты, потому что содержание радионуклидов там может быть в единичных продуктах, поставляемых из России или Украины, к примеру, в грибах, -- сообщил Радые Рацыя Валерий Шевчук.

Белорусские специалисты не видят необходимости употреблять пищевые добавки, способствующие выведению из организма радиации, заверил Геннадий Антипов, начальник управления реабилитации загрязненных территорий Минкомчернобыля.

- Наша основная задача - не допустить попадания радионуклидов в организм. Поэтому основные силы и средства государство направляет на получение чистых продуктов. Употребление специальных добавок с целью выведения радионуклидов не имеет ни медицинских, ни клинических причин. Мы их не рекомендуем, потому что любые пищевые добавки имеют как положительный, так и отрицательный эффект. По химическим свойствам цезий близок к калию, поэтому выводя цезий, организм теряет и калий.

Если на загрязненных территориях получают продукты с превышением нормативной загрязненности, их не уничтожают, а направляют на переработку. К примеру, из молока, чей уровень загрязнения больший за 100 беккерелей на литр, можно получить масло, имеющее уровень загрязнения меньший за нормативный. Зерно с высоким содержанием радионуклидов отдают на корм скоту. Если и получают люди большое количество радионуклидов с пищей, то только из-за своего безразличия. Специалисты интересовались у таких сельчан их рационом и выяснили, что все они употребляли немало грибов и дичи. Сельские жители, тем не менее, знают, что продукты леса содержат высокий уровень радиации, но продолжают употреблять их в пищу - по экономической причине, или из-за своего безразличия к этой проблеме.

Между тем, по словам специалистов, через 17 лет после Чернобыльской катастрофы радиация воздействует на людей именно через продукты.

-- В воздухе их мало теперь, фон невысокий. Основные радионуклиды теперь поступают теперь из земли, через растения, через воду. Власти ведут такую политику, как будто там ничего загрязненного нет. На Гомельщине и Могилевщине несколько сотен деревень лишили статуса загрязненных. Все ведется к тому, чтобы люди забыли о радиации, но тем не менее, она напоминает о себе. Радиация – это бомба замедленного действия. Ослаблен контроль на сегодняшний день. Наши власти ведут ту же политику, какую вели и советские власти. Все замазать, припрятать, и потому мы будем болеть еще долго, -- сообщил Радыё Свабода президент Белорусского социально-экономического союза "Чернобыль" Василий Яковенко.

Каким образом употребление продуктов с содержанием радионуклидов влияет на состояние здоровья людей? По словам руководителя медицинской лаборатории Белорусского комитета "Дети Чернобыля" Тамары Белоокой, внутренне хроническое облучение наблюдается сегодня по всей Беларуси. В качестве примера Тамара Белоокая приводит цифры, полученные во время исследования гродненских ученых:

-- Они проводили исследование слизистой матки после аборта, кусочков ткани, взятых после операций на органах малого таза пациенток чистой Гродненщины. Наличие радионуклидного цезия отмечалось у этих женщин в 100% случаев, а в 15-20% пробах присутствие радиоцезия отмечалось как очень высокое. Институт охраны материнства и детства исследовал загрязнение материнского молока несколько лет подряд. Цезий находили в 89% проб, стронций – в 81%. В 100% случаях свинец есть в материнском молоке, в том числе в Минске и других городах, значит, это загрязнение есть и в наших продуктах. Если бы был соответствующий контроль, то оно не попадало бы в продукты. Я считаю, что наша система отслеживания не работает.