Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Олег Манаев,
профессор, директор НИСЭПИ

Интернет-бум, наблюдающийся в последние годы в Беларуси, имеет очень специфический характер. Президент и правительство утверждает различные программы и концепции информатизации, в которых либерализация рынка телекоммуникаций признается ключевым фактором информационного развития страны. Однако фактически все коммуникации осуществляются через одного провайдера - Белтелеком, который является структурой Министерства связи. Около тридцати работающих на белорусском рынке провайдеров также имеют лицензии на различные виды Интернет-услуг, но все они вынуждены покупать доступ к каналу у Белтелекома. В стране нет альтернативных операторов связи, которые имели бы собственные внешние каналы. Сегодня выдаваемые (или переоформляемые) лицензии запрещают даже использование приемных спутниковых антенн, предписывая направлять весь трафик только через мощности Белтелекома. Еще четыре года назад министр связи В. Гончаренко публично заявлял о начале акционирования и частичной приватизации года (на продажу должно было выставляться 25% акций) РО Белтелеком к 1 июля 1999. Но никакой приватизации так и не началось. Теперь уже поэтапная приватизация Белтелекома планируется с 2007 года. Таким образом, информационные потоки через Интернет как изнутри страны, так и в страну де-факто идут и еще долго будут идти через государственную структуру.

Такое монопольное положение, резко ограничивающее скорость коммуникации, дает государству огромные преимущества в сфере Интернета. Оно произвольно устанавливает цены для пользователей (специальные выделенные линии с большой скоростью обходятся до $ 500 в месяц, что, при среднемесячной зарплате в $ 100, делает их недоступными для большинства пользователей) и, таким образом, получает сверхприбыли. По оценкам экспертов, свыше половины всех доходов Минсвязи поступают от Белтелкома через его подразделение БелПАК (которому принадлежит свыше 50% рынка провайдерских услуг). Многие в белорусском Интернет-сообществе убеждены, что именно получение сверхприбылей является главным мотивом государственной монополии.

Но есть и другой, еще более важный мотив. В отличие от других стран, где гражданское общество и частный бизнес успешно противостоят попыткам правительства ввести специальные программы контроля за пользованием Интернетом - читать электронную почту любых граждан и организаций, фиксировать серверы, на которые они выходят и т.п. (например, печально известных программ Carnivore, разработанной ФБР в США или СОРМ-2, разработанной ФСБ в России) - белорусские власти пошли другим путем. Пользуясь своим монопольным положением в этой сфере, они в принципе может контролировать практически любую информацию, проходящую через Интернет (электронную почту, Web-сайты и др.), без специальных программ контроля. Разумеется, это вовсе не значит, что вся информация, проходящая через Интернет, подвергается политическому контролю. Однако белорусские пользователи вынуждены постоянно "иметь в виду" такую возможность и фактически работать в условиях самоцензуры.

Примеров использования белорусским государством своего монопольного положения для осуществления политического контроля над Интернетом немало, и они хорошо известны. Так, за неделю до последних президентских выборов Web-сайты ведущих независимых масс медиа, политических партий и правозащитных организаций Беларуси неожиданно исчезли из on-line. Попытки их владельцев найти свои сайты и получить сколь-нибудь внятные объяснения ни к чему не привели (Белтелеком ссылался на какие-то "технические проблемы"). Но как только Центризбирком объявил официальные результаты выборов, все исчезнувшие сайты чудесным образом вернулись в on-line. Другой, еще более скандальный и получавший широкий международный резонанс пример, связан с использованием Интернета независимой прессой. Во время той же президентской кампании минская газета "Рабочий" опубликовала статью "Вор должен сидеть в тюрьме", написанную по материалам различных Интернет-изданий, а гродненская газета "Пагоня" опубликовала свою критическую статью на собственном сайте. Год спустя оба редактора и один журналист были осуждены на срок от одного до двух лет ограничения свободы ("химии").

Одним из важных показателей отношения государства к Интернету является развитие системы публичного доступа - в библиотеках, Интернет-кафе и т.п. В крупных городах Европы (включая Москву, Петербург, Ригу, Киев и др.) сегодня насчитывается тысячи Интернет-кафе с весьма умеренными ценами, открывающие доступ к Интернету миллионам людей. В почти двухмиллионном Минске сегодня существует около ста Интернет-кафе, многие из которых испытывают серьезные финансовые трудности, поскольку высокие цены (примерно доллар в час) ограничивают доступ для большинства желающих. Как показывает анализ, в Беларуси постоянно пользуются Интернетом те, кто имеет к нему доступ дома или на работе, т.е. система публичного доступа к Интернету остается слабо развитой:

Таблица 1. Регулярность пользования Интернетом в зависимости от места доступа, %*

Пользование Интерентом      Дома  На работе   В библиотеке  В и-кафе
Постоянные пользователи      73.0   49.0            23.1                 8.6
Непостоянные пользователи  24.0   46.9            69.3                 68.5

* По результатам национального опроса НИСЭПИ. Читается по вертикали

Развитие Интернета в Беларуси, особенно в регионах, ограничивается и очень слабой технологической базой. Несмотря на широковещательные программы информатизации, за исключением некоторых сфер государственного управления (правительство, оборона, финансы, транспорт и некоторых других), реальное положение дел оставляет желать лучшего. Например, в январе 2003 года санэпидемстанция Гомеля (второго крупнейшего города страны с населением свыше полумиллиона человек) заявила, что "75% компьютерных классов городских школ не отвечают санитарным нормам (имеют слишком высокий уровень электромагнитного и электростатического напряжения) и рекомендовала руководству этих школ сократить время обучения информатике, иначе эти классы будут закрыты вовсе. Причина такого положения банальна: большинство компьютерных классов в школах очень стары ("Я работаю в этой школе свыше пятнадцати лет, - сказал журналистам директор СШ N 25, - и все компьютеры, которые мы имеем, были установлены здесь еще до моего прихода") . В других странах с развивающейся экономикой власти, сталкиваясь с подобными проблемами, обращаются за помощью либо к общественности, либо к частному бизнесу. В нашей стране большинство школьных советов или родителей не в состоянии оказать такую помощь, поскольку минимальная стоимость одного компьютерного класса составляет свыше $ 5.300 (при среднемесячной зарплате $ 100), а частный бизнес, обладающий такой возможностью ( 88% частных компаний имеют PC, свыше 70% - e-mail, почти 30% - собственные Web сайты ), сам вынужден бороться за существование с постоянно усиливающимся давлением государства.

Таким образом, заявляя о поддержке развития телекоммуникаций, органы государственной власти Беларуси де-факто усиливают свою монополию в этой сфере, нередко вводя дополнительные ограничения для ее развития. Прекрасно понимая потенциал Интернета для развития гражданского общества и демократии, они стараются поставить его под свой контроль. Так, важнейшей целью новой программы "Электронная Беларусь", представленной правительством в конце минувшего года, "является формирование в стране единого информационного пространства, …а также совершенствование законодательства и государственного регулирования в сфере информатики". О том, как следует понимать "единство информационного пространства", а также "совершенствование законодательства и государственного регулирования в сфере информатики" без обиняков заявил в недавнем интервью министр информации М. Подгайный: "Все это будет заложено в новой редакции закона о СМИ. Там пойдет речь и об Интернет-изданиях. Этим тоже нужно заниматься, определить правовые рамки. Я ведь сейчас ничего не могу предпринять по отношению к владельцу веб-издания - даже если там появится некорректная или искаженная информация (выделено мной - О.М.)"

Справедливости ради следует заметить, что белорусские власти и тут не оригинальны. Так, с 1995 года власти Китая ввели свыше 60 механизмов правового регулирования Интернета, установивших над ним почти тотальный контроль (например, с января 2001 г. отправление любой "секретной" или "реакционной" информации по электронной почте квалифицируется как государственное преступление и может повлечь наказание вплоть до смертной казни, а в декабре 2002 г. накануне съезда правящей компартии был заблокирован Google - один из самых мощных Интернет-поисковиков); два месяца назад власти Ирака заблокировали всю электронную почту из США, критикующую режим С. Хуссейна.

Важнейший вывод этого анализа состоит в том, что будущее Интернета в Беларуси как важного фактора социального прогресса связано не только с развитием коммуникационных технологий: попытки властей поставить его под свой контроль представляют собой не меньшую угрозу, чем распространение компьютерных вирусов. "Спрятаться" от власти нельзя - ни в реальном, ни в виртуальном пространстве. А эффективное взаимодействие с ней возможно только тогда, когда белорусское Интернет-сообщество станет не только технологической, но и социальной силой.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Новосяд В. Телекоммуникационный рынок Беларуси: состояние и перспективы либерализации.
Доклад на Пятом Интернет-форуме by '2003. Минск, 20.03.2003.
Web site of the Belarus Service of Radio Liberty, January 10, 2003.
Web site of Charter '97, January 23, 2003.
"Советская Белоруссия", 15.03.03.
Web site of Russian Service of Radio Liberty, February 11, 2002.