Поддержать TUT.BY
142 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Закроем наши посольства там, где они не приносят отдачи? С кем мы успешно торгуем, а с кем — просто дружим
  2. В Беларуси не хватает более 2 тысяч врачей и столько же — медсестер. В Минтруда рассказали про дефицит специалистов
  3. С осторожным оптимизмом. Как безвизовый Гродно, потерявший туристов и деньги, ждет новый сезон
  4. 15 жертв, более 400 пострадавших. 10 лет назад произошел теракт в минском метро
  5. «Больше 1000 долларов за две недели». Бухгалтер на пенсии открыла онлайн-школу и учит печь хлеб
  6. Пассажиры автобуса, которых не пустили в Украину из-за поддельных ПЦР-тестов, рассказали подробности
  7. Врач объясняет, откуда берется шум в ушах и как от него избавиться
  8. Какие курсы доллара и евро установили обменники на выходные
  9. Последняя официальная статистика по коронавирусу в Беларуси: за сутки умерло 10 человек
  10. Глава Минска задумался об отказе от участков под паркинги у МКАД. И вот почему он прав
  11. Топ-10 самых популярных подержанных авто в стране. Какие на них цены?
  12. МВД прокомментировало жалобы на условия в ИВС на Окрестина и в Жодино и показало видео из изолятора
  13. Полчаса процедуры, два дня страданий. Как я сделала прививку от коронавируса
  14. История одного фото. Как машинист метро и его коллеги помогали пассажирам после взрыва 11 апреля 2011 года
  15. Роман одного из самых известных белорусских писателей отправили на экспертизу
  16. Доски стали «золотыми»: пиломатериалы подорожали в два раза. Разбираемся, что происходит
  17. Оценивает по походке. История бывшего балетмейстера, который в 74 года работает фитнес-тренером
  18. Я живу в 25 км от центра Европы. Как семья на хуторе в глуши среди леса делает сыры по рецептам ВКЛ
  19. Что сейчас происходит между Россией и Украиной и при чем тут Беларусь: поясняем простыми словами
  20. Как не пропустить рак легкого? Главное о здоровье за неделю
  21. «Джинн злобно загоняется в бутылку». Большое интервью с многолетним журналистом президентского пула
  22. Прокурор: Протесты в Беларуси начались и из-за блогеров из Бреста. Обвиняемых лишили слова в суде
  23. «Этот магазин для всех». В Минске открывается гастромаркет FishFood, где закупаются рестораны
  24. «Затеял игру в президентство». В суде над Бабарико допросили свидетеля в наручниках и озвучили жалобы
  25. В Мингорисполком подана заявка на проведение «Чернобыльского шляха»
  26. «По фестивалю решили ударить». Директор «Славянского базара» о том, что вокруг него происходит
  27. «У Лукашенко нет опоры в госаппарате». Латушко рассказал про новые санкции и транзит власти
  28. Автозадачка на выходные. Простая ситуация на перекрестке, но мало кто справится
  29. «Чем ниже спускаешься, тем больше горя». Жители домов над «Октябрьской» — о теракте в метро и фото, сделанных сразу после взрыва
  30. В Беларуси хотят разрешить создавать партии только постоянно проживающим в стране гражданам


Жительница Витебска, сын которой является обвиняемым по делу о взрыве в метро 11 апреля, попыталась нанять другого адвоката - кроме того, который был назначен следствием. Однако все, к кому она обращалась, ей отказали, сославшись на печальный опыт своих коллег, лишенных адвокатских лицензий после защиты участников акции протеста 19 декабря.

Мать обратилась к независимым журналистам и рассказала о фактах, которые не позволяют ей сделать вывод, что следствие ведется объективно:

- Я не контактирую с родителями второго парня, которого также обвиняют в терроризме. Впрочем, близкими друзьями они не были: в начальной школе они учились в одном классе, потом встречались лишь время от времени. Но по тому видео, которое выложено в интернете, я могу сказать одно: я не узнаю в этом человеке с большой сумкой ни сына, ни его друга. Мой сын сказал мне, что вечером 11 апреля в метро не был вообще. Значит, где-то есть свидетели, которые его видели в каком-то другом месте. Но я не знаю, ищет ли их следствие, и как вообще оно проводится.

Мать обвиняемого убеждена, что у независимого адвоката куда больше возможностей, чем у назначенного следствием, и что два защитника в любом случае лучше, чем один:

- Я спрашивала у адвоката, кто сейчас следователь у моего сына. Она отвечает, что это "целая команда". Ничего узнать не могу. Адвокат ссылается на подписку о неразглашении следствия и говорит, может сообщать мне только о состоянии здоровья сына - и то по внешним признакам, если его видит. А что такое "внешние признаки"? В интернете, к примеру, сообщалось, что одного из обвиняемых в тюрьме избивали. Я не знаю, верить этому или нет. От сына сведений о таком не получишь. Мне вообще пришло только одно письмо за весь месяц задержания. Там написано, что кормят хорошо и что следователи "лишнего навешивать не будут". Но я не уверена, что это письмо написано искренне.

В семейном архиве сейчас собираются все документы относительно следствия о событиях 11 апреля. Это распечатки из интернета, газетные вырезки и два протокола обысков. Первые обыски прошли ночью 13 апреля в витебской квартире и в минской комнате - обвиняемый снимал ее с конца прошлого года, когда переехал в Минск искать лучшей работы.

- У нас из дома забрали гвозди, проволоку, даже цепочки от пояса к юбке моей дочери. Нашли 5 таблеток гидроперита, которым я когда-то осветляла волосы. Забрали проволоку, на которой муж сушил рыбу. Зачем это делали, я не знаю: по телевизору говорили, что не было в тех бомбах ни гвоздей, ни шурупов ... Говорят, что в подвалах нашли какую-то лабораторию, а где-то за городом - целый полигон для испытаний. Мне все это кажется странным. И вообще, следствие ведется странно. Цепляются ко всему, что поддерживает обвинение. Например, спрашивают: "В детстве он петарды взрывал?" Если взрывал - значит, все!

Когда с обыском в квартиру пришли во второй раз, матери дома не было. И она говорит, что до сих пор не знает, что тогда забрали из квартиры:

- Я была в Минске. Мужа забрали с работы, посадили в комнате, запретили передвигаться по квартире. А сами ходили повсюду, делали, что хотели, что-то забрали, а я даже не знаю, что. Поскольку протокола не оставили. И понятые якобы были, но не соседи - их тоже привезли с собой. Я в это время была в квартире, где сын снимал комнату. Там тоже делали обыск, но меня не пустили. Забрали всю одежду сына и даже пылесос хозяйки. Я не знаю, отдадут его обратно, и как я буду с хозяйкой рассчитываться - ведь все забрали, также не оставив никаких протоколов ...

Мать говорит, что в таких условиях чувствует себя беззащитной и не знает, чем можно действительно помочь сыну. Поэтому готова принять любую юридическую помощь - от адвокатских услуг до разовых юридических консультаций от правозащитников. 

Правозащитный центр "Весна", РПОО "Белорусский Хельсинкский Комитет" 

-70%
-15%
-20%
-15%
-20%
-15%
-40%
-10%
-10%
-25%