Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Татьяна Тюхай,

Для некоторых выпускников вузов распределение по-прежнему остается не возможностью получить "первое трудовое место" (как в Трудовом кодексе), а настоящим комом в горле. Вместо статуса "молодой специалист" - нелюбимая работа, а для некоторых – попытки объясниться с законом. Известны случаи, когда на одного студента за неделю до распределения поступало четыре заявки от различных организаций. Но есть и печальный опыт.
Герой этой истории закончил одно из высших учебных заведений страны. Дневное. Бюджет. Распределили на одну из районных ветстанций – на должность ведущего ветеринарного врача с окладом в 283 тысячи белорусских рублей. Как сегодня вспоминает Александр, на первом рабочем месте "требовали выполнения не моих обязанностей", обещания оплачивать жилье оказались лишь обещаниями, а законные подъемные выплатили лишь после года и трех месяцев распределения – когда выпускник госвуза подал на организацию в суд.
 
Через неделю после приезда на место распределения Александр обратился к руководителю с устной просьбой "выплатить подъемные, дать материальную помощь", на что получил отказ. Жилье в городе с 15-тысячным населением удалось найти только нелегальное, без договора. А рабочий график оказался полной неожиданностью: день начинался в 5 утра и мог закончиться после 21.00. С одной стороны, это логично объясняется спецификой работы – сельское хозяйство. С другой стороны, нигде и никем не фиксировалось время начала и завершения рабочего дня у молодого специалиста. Хотя должно было, о чем вчерашний выпускник узнал позже из официального ответа районной инспекции по труду, куда он обратился с жалобой. В трудовом договоре оговаривалось, что специалист имеет право на 5 дополнительных дней отпуска в связи с ненормированным рабочим графиком. На деле пяти дней он так и не увидел.
 
"Бумагу" в инспекцию по охране труда Александр написал спустя несколько месяцев с момента начала работы. Приехавший на место инспектор посоветовал парню "работать". Через неделю он приехал снова с просьбой забрать заявление… Инспекция установила, что наниматель действительно нарушил ст. 54 Трудового кодекса (не провели вводный инструктаж и не ознакомили под роспись с порученной работой), также "не было выплачено единовременное пособие в связи с переездом на работу в другую местность в связи с направлением". Кстати, полезный опыт: просьбу о подъемных нужно оформлять письменно в течение трех дней. В официальном ответе также признали, что молодой специалист выполнял работу, не предусмотренную должностной инструкцией.
 
"Нанимателю выдано предписание о запрещении требовать выполнения работы, не предусмотренной трудовым договором", - отмечается в письме районной инспекции по труду. Дело в том, что ветеринарного врача-гинеколога заставляли исследовать животных на инфекционные заболевания, что не входило в его должностные обязанности, и это также закреплено в законе.
 
Руководителя оштрафовали на 4 базовые величины. А молодой специалист тоже был наказан – начальством – премию получал через месяц. Копии приказов, за которые Александра лишали премии, у него сохранились – наказывали за то, что "написал не вовремя" первый в жизни отчет, "отказался ехать в нерабочее время на мероприятие по сельскому хозяйству", "за нарушение трудовой дисциплины".
 
"Это продолжалось целый год, - рассказывает он. – Я обращался в университет, к юристу, ходил в Минске в Минтруда. Юрист посоветовала расторгнуть договор за нарушение законодательства о труде".
 
В конце концов Александр подал в суд – за нарушение нанимателем законодательства о труде и с просьбой расторгнуть трудовой договор. Как раз между первым и вторым слушаниями молодому специалисту выдали подъемные в размере 400 000 рублей. Суд ответил отказом, который мотивировал тем, что нарушения со стороны нанимателя были зафиксированы в прошлом году, а обратился в суд он только в этом.
 
После суда Александр не получал премии (а это порядка 200 тысяч ежемесячно) в течение четырех месяцев подряд. Кроме того, ему отказывали в просьбе предоставить выходные, отпуск, в том числе и за свой счет. "Денег не получал и находился под моральным давлением", - как вспоминает он сегодня.
 
Последней каплей стала очередная попытка заставить выполнять не свою работу, после чего молодой специалист в буквальном смысле "ушел с работы". Через две недели получил письмо, в котором говорилось о необходимости "сообщить причины отсутствия" на работе. В противном случае: "Будете уволены". Еще через три недели уволили официально. 
 
В беседе с корреспондентом TUT.BY Александр цитирует отдельные пункты Трудового кодекса, ссылается на различные постановления Совмина. За неполных два года выпускник белорусского вуза изучил закон, научился писать исковое заявление "по форме", но так и не нашел правды – ни в инспекции по охране труда, ни в родном университете, нигде.
 
Как правильнее было бы поступить в такой ситуации?
 
Комментарий юриста:
 
- Если истец подал исковое заявление в течение трех месяцев после отказа нанимателем уволить его по ст. 41 Трудового кодекса Республики Беларусь, то срок исковой давности не нарушен. А срок, когда были выявлены нарушения, в данном случае не является, на мой взгляд, основанием для отказа в иске. Законом не установлен срок, в который работник может предъявить нанимателю требование об увольнении после того, как были выявлены нарушения. Срок установлен только для предъявления иска в суд, и начинает он течь в данном случае с момента, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права на увольнение по ст. 41 ТК РБ, то есть с момента отказа нанимателя удовлетворить его заявление об увольнении.

С момента вынесения решения или получения решения суда с мотивировочной частью, которое выдается по требованию любой из сторон, в течение 10 дней истец мог оспорить это решение в кассационном порядке в суде высшей инстанции. Кроме того, он мог вновь инициировать проверку со стороны контролирующих органов, и если были бы выявлены новые нарушения трудового законодательства, подать новое заявление об увольнении по ст. 41 ТК РБ.