Алексей Вайткун,

Алексей Вайткун составляет очередное "Личное дело". На этот раз гостьей журналиста стала ведущий дизайнер Белорусского центра моды Эльвира Жвикова.





Она родилась в Витебске – творческой столице Беларуси. Любовь к живописи и рисунку девушке привил дедушка, а бабушка благодаря своему умению хорошо шить смогла дать азы конструирования одежды. Этот "багаж" дополнило посещение витебской студии изобразительного искусства, а утвердил текстильный институт в Москве, который Эльвира успешно окончила.

Говорили с Эльвирой, безусловно, о белорусской моде, ее тенденциях, качестве… Из интервью вы узнаете, насколько модны белорусы, что им нравится, а чего в одежде они себе позволить никак не могут. В программе прозвучат и практические советы дизайнера.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео

Скажите, в детстве вы были модной девочкой?

Думаю, что да, потому что над этим работали и моя бабушка, и моя мама. Это были мои первые стилисты и учителя. Бабушка всегда старалась сшить что-нибудь модненькое и красивенькое…

Как "модненькое" понималось тогда? Было то же понятие, как и сегодня?

Конечно же, нет – информация была совершенно другая. Вернее, ее было катастрофически мало. Ведь как раньше считывалась информация? Это дикторы, ведущие концертов, какие-то журналы, дозированно дающие информацию о том, что выбрасывалось в магазины и что можно было купить, стоя в очередях или через знакомых. Это было что-то югославское или финское…
Или кто-то, выезжая в заграничные командировки, что-то оттуда привозил. Или мама, возвращаясь из командировки через Москву, старалась купить что-то интересное и модное и для меня.

Я должна отдать должное и бабушке, и маме, у которых было все в порядке со вкусом. Поэтому я могу сказать, что одета я была хорошо.

Вспомните какие-нибудь модные детали вашей одежды той эпохи…

У меня было шикарное клетчатое двубортное пальто с четким силуэтом, под пояс…

Сколько вам тогда было лет?

По-моему, мне было лет 12.

И вы его так хорошо запомнили?

Это да. Кстати, давеча копалась в домашнем альбоме и нашла там фотографию, где я с вьющимися волосами и в этом пальто с окантовкой. И я подумала: "Надо же, какое оно классное!"

А мода тогда сочеталась с практичностью?

Мне, наверное, трудно будет ответить на этот вопрос, потому что тогда это были мои детские ощущения от интересной и классной вещи, которую мне покупали. А практичность… Это, скорее, относилось к маме. Но, конечно, вещи покупались для того, чтобы относить их один-два сезона. И такой сезонной сменяемости, как сегодня, когда как только сезон заканчивается, мы начинаем подчищать гардероб, тогда не было. И, кстати, это было тогда общемировой тенденцией. Модные тренды носили более навязчивый характер, мол, можно носить только это.

Тогда это тоже было?

Конечно. Модные дома ведь основаны в Западной Европе.

Это понятно. А у нас?

Если говорить о нас, то… собственно говоря, Белорусскому Центру моды 5 ноября исполнилось 62 года. Так что делайте выводы! Насколько я в курсе истории Центра моды, в который я попала не просто так, он был самым прогрессивным на всей территории Советского Союза. Здесь осваивались самые передовые технологии, и Белорусский Центр моды одним из первых перешел из разряда Домов моделей в разряд Центра моды. И название поменялось не просто так, на тот момент это была концепция.

А чем отличается Дом моделей от Центра моды?

Как мне кажется, Дом моделей – это более камерная организация, занимающаяся разработкой трендовых коллекций и дающая рекомендации. А Центр моды аккумулировал в себе творческий потенциал всей Беларуси на тот момент. В нем работало около 30 дизайнеров, художников-модельеров, за которыми были закреплены белорусские предприятия. На фабриках художников не было.

В какой момент вы решили, что хотите заниматься модой?

Все дело в том, что за мое творчество и мою креативность в семье отвечал дедушка. Он оказался нереализованным живописцем, будучи живописцем-любителем. Он решил, что меня надо приобщить к прекрасному, к живописи. У меня, естественно, это вызвало просто невероятный детский протест, потому что когда все бегали летом во дворе, дедушка сажал меня за скучнейшие натюрморты или рисование пирамид и шаров. Причем я должна была все это изображать со светотенью, что мне невероятно не нравилось. Тогда мне все это казалось просто тоской смертной. Но на самом деле все это пошло мне только на пользу.

У меня с самого детства уже был некий прагматизм, что быть обычной барышней, пишущей маслом и занимающейся живописью, – непрактично. Надо все-таки думать о хлебе насущном. И я решила, что надо быть прикладником, то есть надо уметь что-то делать руками.

В итоге мы соединили два этих направления – дедушка писал маслом, бабушка шила… В результате получилась привязка к одежде и моде.

Я должна заметить, что поступала я в Московский текстильный институт на отделение текстиля. Я планировала быть дизайнером по гобеленам, текстилю. Видимо, это было провидение, поскольку я попала в группу модельеров, обучение в которой мне очень понравилось. Тем более что шить я умела и знала, с какой стороны следует подходить к швейной машинке. В итоге я поняла, что хочу остаться в группе модельеров, потому что мне там было интересно, я чувствовала форму, мне нравилось работать с материалом, заниматься одеждой, костюмом.

Вы хотели сделать людей красивыми?

Я хотела сделать всех непохожими и выделить людей из общей среды, сделать из них арт-объекты. И, в первую очередь, этими арт-объектами становились сами студенты факультета прикладного искусства.

В каком году это было?

Это были 80-е годы.

А в 80-е те же преподаватели могли оценить ваши идеи?

На самом деле было очень сложно найти применение такому полноценному творческому потенциалу. Но педагогический коллектив текстильного института имени Косыгина был совершенно потрясающий, и мы могли делать что угодно.

???

Да, абсолютно никаких ограничений. У нас было активно развито макетирование. Можно было покупать дешевую ткань и всячески над ней издеваться, добиваться той формы и фактуры, которые хотелось получить. Конечно, недостаток материала сказывался. Особенно страдали дизайнеры обуви. Если бы вы только видели, из чего они делали подошвы… Там был и пластилин, и макароны, и рисинки – лишь бы только добиться структурированного следа и показать оригинальность дизайна разработки подошвы или танкетки.

Мы также чудили на себе и делали самые различные модели одежды.

А вы в этой одежде выходили?

Безусловно, мы ходили в ней по городу. В 80-е появилась мода на балетки. Обувь была на каблуках, а нам очень хотелось носить именно балетки, которые было очень трудно достать. Надо же идти на дискотеку, в клуб, "зажечь" там… И мы покупали отстойные "бабушкины" тапочки, и расписывали их лаком для ногтей. В итоге получались изумительные вещи – по крайней мере, на одну вечеринку их хватало точно.

Сегодня все с упоением носят юбки-баллоны, которые впервые появились также в 80-х годах. И тогда я сшила себе из итальянской шерсти шикарную и просто огромную юбку-баллон. Причем она была очень длинной, из-за чего ходить в ней было ужасно неудобно. Приходилось передвигаться японскими шажками. И вот – длинная шерстяная юбка-баллон, балетки, расписанные лаком, короткая стрижка с торчащими хвостиками (как-никак времена панков!), выкрашенными в разные цвета. И во всем этом мы выходили на променад. И как сейчас помню, в универмаге к нам подошла дамочка и аккуратненько так сказала: "Деточка… Ты извини за беспокойство, но ты юбочку вверх ногами одела…" (Смеется. - Авт.) Вот такой была реакция окружающих.

А почему вы уехали учиться в Москву?

Несмотря на то что я родилась в провинциальном городе, у меня были хорошие корни и традиции… Более того, хочу отметить, что нынешний технологический университет и отделение дизайна, которое в нем существует, на тот момент были филиалом Московского текстильного института. Но мне хотелось простора, на волю…

То есть уже тогда вы ощущали, что масштабы будут совершенно другие?

Наверное, да. Здесь уже надо поблагодарить маму за то, что она меня отпустила в 17 лет в Москву.

Тогда вас впечатлила Москва?

Безусловно. Она меня всегда впечатляет.

И до сих пор?

Да.

Чем?

Я всегда ценила в Москве ее купеческий размах…

Но это не всегда хороший вкус…

Ну и что? Зато с размахом! Понимаете? С размахом! Мне это близко, мне это нравится! И это не означает, что я могу поступать также или мне неприятно смотреть на это со стороны.

Живя в Беларуси?

Нет. Я очень страдала и очень долго привыкала к Минску после Москвы. До сих пор не могу привыкнуть к ритму. Меня раздражает медленное перемещение по улицам, особенно в метро, где я до сих пор с ума схожу, когда люди становятся на эскалаторе с двух сторон. Бедная, надрывающаяся дежурная им объясняет: "Граждане! Стоим справа, проходим слева!" Нет, наш белорусский народ в своей "памяркоўнасці" и неторопливости стоит важно, но с двух сторон… Я так не могу! Мне надо бежать, чтобы в этой жизни успеть многое.

В начале интервью вы очень тепло отозвались о бабушке и дедушке. Я так понимаю, что эти два человека сыграли в вашей жизни особую роль?

И мама, конечно же, тоже. Бабушка, слава Богу, еще жива и в этом году мы отметили ее 90-летие. Так что у меня также хорошие перспективы (Смеется. - Авт.).

Эльвира, в одном из интервью вы сказали, что в моде нет места случайностям…

Ой, Алексей… Очень трудно сейчас сказать, в каком контексте была сказана эта фраза. Я думаю, что в любом случае, случайность должна быть прогнозируемой. И такой случайностью может стать взгляд, брошенный на улице, в результате которого был подсмотрен какой-то элемент. Но он все равно не случаен, раз появился в поле твоего зрения и если он привлек твое внимание. Значит, ты над этим думала, ты это искала и подсознательно ты выдернула из толпы именно этот сюжет.

А чему еще нет места в моде?

Конечно же, непрофессионализму и дилетантизму. Отсутствие профессионализма вызывает у меня просто кожный зуд.

И много непрофессионализма сегодня?

Очень много. Хотя я не была бы здесь очень жесткой… Как видите, я достаточно противоречивый человек – с одной стороны я говорю, что люблю профессионализм и что нет места дилетантизму, а с другой стороны – поездки на зарубежные выставки в Европу очень многому учат. В первую очередь, терпимости. И на самом деле, в мире должно быть место всему. Если человек может это произвести, а тем более он может это и продать, к чему тогда все эти высоколобые нравоучения о том, что это непрофессионально или недостаточно эстетично?

То есть спрос для вас – это показатель?

Безусловно, потому что мода – это такой момент, когда ты не можешь работать в стол и сделать одну коллекцию в шкаф, вторую, третью… И что, возможно, через десять лет твою одежду продадут на аукционе за сумасшедшие деньги. Это может касаться как живописи, так и скульптуры. Нельзя тешить себя иллюзиями, что ты гений, тебя просто не понимают. Дело в том, что какой бы острой, авангардной и стремной одежда ни была, но она должна нести в себе посыл либо какого-то рекламного концепта для раскрутки бренда, либо она должна реально носиться, причем сегодня, в этот самый момент. Через полгода это будет уже никому не интересно, а через год об этом забудут.

Сегодня происходит цитирование практически всех десятилетий 20-го столетия – для чего дизайнеры и были отмечены в тот момент, когда делали свои коллекции. И сегодня их цитируют. Вот что должно происходить.

Но, по сути, от вас зависит, какой мода будет здесь сегодня и завтра?

Конечно, от каждого дизайнера, который работает сегодня, зависит тот модный образ, который складывает в Беларуси.

Но это ответственно? Для вас?

Ну… Не то чтобы это так серьезно…

Нет?

Это ответственно для меня как для человека, работающего в компании. Надо отдавать себе отчет в том, что я – наемный работник, который работает по контракту, на фирму, на результат. Я должна компании приносить деньги. И только тогда можно позволять себе какие-то экзерсисы в плане проявления своего творческого "я", но, между тем, делать это достаточно аккуратно.

И у вас еще получается проявить свое творческое "я"?

Я должна отдать должное именно своей компании за то, что она дает такую возможность дизайнерам, помимо того, что они также, как и я, работают на коммерческую линейку. При этом нам дают возможность сделать немножечко больше и дают больше свободы в дизайне, в проявлении своего личного восприятия модного сегодня сюжета.

Касательно вас, той модной линейки, о которой вы говорите, и восприятия вашего личного сюжета… Эти вещи отличаются или…?

Отличаются. У компании уже сложился определенный стереотип образа покупателя, определенный сегмент рынка, и нельзя взять и в единочасье его поменять. Над этим надо поступательно работать. И мы сейчас идем к тому, чтобы привлечь к нашему бренду более молодого покупателя. Но это делается очень осторожно и поступательно, чтобы не ошибиться. Сегодня на рынок приходят производители fast-fashion, у которых уже все налажено, приходят большие бренды с регулярными сменами коллекций. На самом деле это очень серьезный бизнес, очень большие деньги и очень большие капиталовложения.

…которых вам сегодня не хватает…

Для такой масштабности – да, не хватает.

Интересно услышать от вас – модные ли белорусы?

Очень интересный вопрос… Так сразу и не ответишь. Молодежь сегодня очень интересная, креативная. И я получаю просто море удовольствия, когда вижу, что молодые люди, в возрасте 18 лет, стали намного привлекательнее и моднее. Чувствуется, что выросло поколение родителей, которые задают планку, поддерживают имидж модных детей и дают им это направление, потому что появляются модные цвета, модные силуэты. Очень много также и кича, аляповатости и безвкусицы. Но здесь, опять же, присутствует некоторый баллистический момент – мы славяне, поэтому мы никогда не будем ходить рафинировано, бесцветно, эстетно, в интеллектуальных дизайнерских японских вещах. Этого никогда не будет!

Это заложено уже в менталитете…

Конечно. Беларусь – аграрная страна. Корни наши где? На селе. И здесь нет ничего страшного, это нормально. А уже отсюда и восприятие. И мы не будем говорить о какой-то узкой небольшой группе людей, которые горят модой, и той ограниченной элите, которая тусит и клубит… Мы будем говорить о более широком понятии белорусов, которые любят декоративное, и если у них нет красных ботфортиков, значит, их надо срочно купить. И не важно, что на нас спортивная курточка хаки… Ботфортики-то красненькие! Ведь красиво же! (Смеется. - Авт.)

А на улице вы оцениваете людей?

Да (Смеется. - Авт.).

И где-то для себя ставите галочки?

Да, ставлю и галочки. Мне кажется, как-то был период, когда было чуть-чуть спокойнее. А сейчас народонаселение как-то разошлось не на шутку.

С чем вы это связываете?

То ли праздника хочется, то ли это кризис повлиял, но люди хотят поднять настроение какой-то радостной картинкой. Но, конечно, наблюдать это со стороны – дорого стоит, потому иногда даже вздрагиваешь. Очень шокируют девушки.

Именно с точки зрения одежды?

Да. Потому что ходят в легинсах, без юбок, в рубашечках или, еще лучше, в коротеньких пиджачках… Это же нонсенс! (Смеется. - Авт.)

То есть здесь вы имеет ввиду несоответствие…

Безусловно, полностью! Настолько вопиюще нарушаются прописные истины, что это просто не лезет ни в какие ворота!

А вы ведь можете влиять на этот вкус как дизайнер…

Единственная возможность влияния – стараться в коммерческих коллекциях закладывать побольше модного сюжета. Также это какие-то ходы по цветовым сочетаниям и комбинациям самого костюма. То есть надо создавать коллекции не с какими-то случайными модельками, а именно такими, капсульными коллекциями. Так работают европейские известные бренды готовой одежды. Таким образом они подводят покупателя, чтобы у него не было ни тени сомнения – вот у него висит модельный ряд, водолазочка одного цвета, блузочка – другого. То же самое касается и мужской одежды. И все скомпоновано единым блоком, благодаря чему все соединяется. Но это также не панацея, потому что здесь все зависит и от материальных возможностей человека и покупателя. А наш покупатель, к сожалению, не богат.

И вы это также учитываете при создании коллекции? Как и качество ткани?

Да, мы это учитываем.

На кого сегодня рассчитаны коллекции, которые выпускает Белорусский Центр моды? Опишите мне вашего потенциального клиента.

Это женщина от 30 лет, которая любит и отдает предпочтение не остромодным изделиям, а рассчитанным на полтора-два сезона. Чтобы это были вещи сдержанных, практически классических силуэтов, но, как я люблю говорить, с каким-то определенным изюмом, с какой-то модной начинкой. Это может быть какой-то элемент в воротничке, в отделке, какой-то новый элемент в текстиле. С другой стороны, поскольку у нас есть и более пафосные явления, то это рассчитано на более старшую возрастную группу, которая любит нарядную одежду несколько помпезного характера. Я не считаю, что это плохо или хорошо. Мы работаем на настоящих французских тканях, и они требуют такого подхода. Это уже не молодежный сегмент рынка. Мы говорим о возрасте от 30 лет.

Если я правильно понимаю, то здесь есть некая доля консерватизма?

Да, правильно. Хорошее слово – консерватизм.

С чем вы связываете консерватизм белорусских женщин?

На самом деле в здоровом консерватизме нет ничего страшного, потому что наиболее яркие проявления происходят в молодежном сегменте, если говорить о массе покупателей в целом. Если вернуться к теме консерватизма и менталитета, то, конечно, мы в чем-то более сдержанны, нежели наши восточные соседи. Но у нас есть практичность, белорусский прагматизм, рачительное отношение к финансам и наше общее финансовое состояние – мы не богаты.

И поэтому белорусы покупают одежду не на один сезон, а чтобы относить ее два-три года…

Не будем замахиваться на три, но хотя бы два года и пополнять гардероб за счет аксессуаров, меняя лишь незначительные цветовые дополнения. Когда ко мне приходят за консультацией, то я говорю: "Вы не расстраивайтесь. У вас нет возможности к сезону целиком и полностью поменять гардероб. Может, в этом и нет такой необходимости, и вполне достаточно будет купить блузку или платье в новой цветовой колористике или с новым принтом, что уже освежит ваш гардероб и добавит туда ту модную изюминку, которой недостает".

Что белорусские женщины никогда не наденут?

Это любопытный вопрос. Для белорусской женщины очень важным в одежде является наличие какого-то модного элемента, например, неожиданно выложенный воротничок. Белорусская покупательница не любит аскезы, ей скучно. Как только у нас начинают идти слишком лаконичные простые и практически без деталей модели, то мы сразу же чувствуем это на продажах – белорусским женщинам это неинтересно. В то же время здесь не должно быть вульгарности. И важно не перейти эту грань. Где-то не приветствуется чрезмерная прозрачность, и мы стараемся этого избегать. Если это декольте, то надо четко определить границу этого декольте. Но, с другой стороны, хочется немножечко омолодить покупателя.

Скажите, а в Европе такие же возрастные тенденции?

На самом деле модные тенденции абсолютно не зависят от возраста. И у нас происходит то же самое. Я знаю невероятное количество женщин после 30, которые не хотят носить консервативную классику, а хотят чудить. Если они хотят не какого-то пошлого гламура, то хотят носить достаточно сексуальную одежду, которая по традиционному соотношению больше предназначалась, условно говоря, для подростков или для молодых людей до 25 лет.

Сегодня в Европе настолько велик выбор одежды, что здесь уже немодно одеваться в какой-то один бренд. Можно делать миксты, носить какие-то дорогие вещи вперемешку с майками из недорогих магазинов… И это все вполне нормально.

Я думаю, что такое настроение возникнет и у нас. Оно у нас уже есть, просто ему еще надо набрать силу.

И сколько лет оно будет набирать силу?

Не может на пустыре сразу вырасти розовый куст, сначала вырастает определенная колючка. Но я не хочу сравнивать наш белорусский рынок с пустырем – здесь работало и работает очень много сильных предприятий. Просто были очень тяжелые времена середины 90-х…

И вы последствия до сих пор еще ощущаете?

Уже выходим. Но они, безусловно, сказываются до сих пор. Мы затронули такую тему, как внутренняя культура человека, культура одежды и ее ношения. Если вы посмотрите на улицы европейских городов, то вы никогда не увидите там людей вычурно и слишком ярко одетых, за исключением японцев, стоящих, скажем, в какой-нибудь очереди в одежде от CHANEL. И сейчас к ним присоединяются уже и китайцы. Я это говорю не в качестве критики – это констатация факта. А публика на улицах Европы одета вполне сдержанно, прагматично, и модная тенденция прослеживается лишь в нюансах типа шарфов, легких оттенков курток, высоты каблука, если мы будем говорить о женщинах, большинство из которых, кстати, ходит там на достаточно устойчивых каблуках.

Конечно же, белорус сразу же выделяется на европейских улицах. Но, с другой стороны, стыдиться этого также не стоит. Мы такие, благодаря чему и несем свой посыл в этот мир. Я считаю это нормальным.

Нам есть куда двигаться и что постигать, просто здесь самое главное – интересоваться и не закрываться, не говорить "Я так вижу мир, и поэтому я так и иду!".

Это дико! Сейчас информации вполне достаточно – журналы, Fashion TV, интернет. Но довольно часто информация считывается буквально. Например, увидели что-то на подиуме и начинаем потом искать что-то похожее. Но улица – это не подиум, а реальная жизнь. Надо дозировать, и утром, идя на работу или учебу, надо быть одетой соответственно. На вечеринку – пожалуйста, можете надевать что угодно.

Одежда, которую выпускает Белорусский Центр моды – для повседневной жизни?

В основном да, но также есть и нарядная одежда. Недавно у нас появилась новая линия одежды на каждый день "Авеню".

А выбирают белорусские женщины сексуальную одежду?

Это очень непростой вопрос, потому что это также бывает по-разному. И, как я уже говорила, с одной стороны, женщины очень аккуратны, а с другой – очень многие впадают в вульгаризм. Но в целом наши женщины любят подчеркивать фигуру. Возможно, это связано с гендерной ситуацией в Беларуси… А отсюда и васильки-каблуки, чтобы можно было вознестись и чтобы тебя было видно издалека.

Допустим, вы выпустили новую коллекцию одежды. Женщина приходит в магазин. И если она покупает у вас одежду, то, по сути, она полагается на ваш вкус и на те тенденции, которыми вы руководствуетесь и которые вы воплотили в одежде. Так?

Да.

Есть ли какие-то общие тенденции?

Да, они разрабатываются специальными дизайн-бюро. Также эту информацию можно купить. Фактически, сегодня нет проблем с получением необходимой информации. В течение года проводятся текстильные выставки, начиная с Парижа, Милана, Нью-Йорка, куда мы регулярно выезжаем. Также выезжаем мы и в Москву, аккумулируем материалы, анализируем.

Соответственно, у нас уже есть определенные партнерские договоренности с поставщиками текстиля. Текстиль отбирается, маркетологами делается анализ того, какими были продажи предыдущих сезонных коллекций, что было успешным, где были допущены ошибки. Затем полученные результаты анализируют дизайнеры..

Здесь столько нюансов…

Не мудрено. Мы ведь говорим о коммерческом дизайне. А это очень сложно – найти ту самую фишку, которая, с одной стороны, была бы предметом модного тренда, а с другой стороны – чтобы покупатель просто захотел ее купить и чтобы в день, например, продавалось 20 или 50 единиц. Вот это искусство!

Свойственны ли Белорусскому Центру моды эксперименты?

Все наши эксперименты – в трендовых коллекциях на подиуме. Здесь надо отдать должное нашему творческому руководству, нашему директору Любови Манулик, которая дает нам такую возможность проявить свои творческие эксперименты, но в пределах разумного, конечно же.

А были ли ситуации, когда вам говорили, что та или иная идея не подходит?

Да сколько угодно! И это совершенно нормально!

Как происходит процесс сотворчества внутри Белорусского Центра моды?

У нас есть художественно-технический совет. Сначала дизайнеры, в том числе и я, делают эскизы, после чего и собирается этот самый совет. А уже решающее слово принадлежит Управлению торговли.

Тут прямо нафталином потянуло…

Почему? Нет, Боже упаси! Поймите – мы сами производители, и мы сами продаем свой продукт. У нас есть свои фирменные магазины. И это совершенно нормально! Мода – это способ заработать деньги. Это бизнес, а не просто "Ваше творческое кредо? Да вот, я тут формотворчеством занялась…". Понимаете? Создание модного продукта – это очень дорого! Дорогие и модные ткани, и сам пошив. А в итоге это должны захотеть купить!

Посмотрели эскизы, выбрали и отдали в работу. Сделали коллекцию и показали ее на художественно-техническом совете. И уже буквально сразу тебе говорят итоги. Например, буквально час назад у нас закончился такой совет, в результате нам сказали: "Вот эти две модели хотим, а остальные не хотим!"

Почему?

Ну, потому что они или слишком классические, скучные или дорогие.

А вы отстаиваете свою точку зрения?

Сейчас я делаю это очень осторожно, поскольку за всем этим стоит очень серьезная тема. Потому что, опять же, произвести продукт и оставить его на складе… и что? Закопать собственное предприятие? Это все очень взаимосвязано. Почему так и ценны коммерческие дизайнеры – как курица, несущая золотые яйца.

А что с ценами?

Если говорить о ценовом факторе в сравнении с отечественными фабриками-производителями, то здесь у нас цена выше. Но если сравнивать с некоторыми нашими производителями, то не настолько. Как-то к нам подтянулись. Во-первых, у нас идет дифференциация цены, и разный продукт стоит по-разному. Если это более дорогие ткани, то, соответственно, и продукт дороже.

Индивидуальный пошив сегодня в моде?

Да, в моде. Одно время тема индивидуального пошива нам очень помогла выжить в очень непростой ситуации. Но сейчас мы потихоньку сворачиваем эту тему.

Почему?

Хороший вопрос. Главное, чтобы не обиделись наши драгоценные заказчики, мы ведь их очень любим. Дело все в том, что сейчас мы ведем работы над расширением, увеличиваем количество наших фирменных магазинов, что требует и расширения коллекций. У нас есть и планы новых проектов, где мы хотим позиционировать себя, действительно, как модный дом. Это требует очень серьезных производственных и эмоциональных усилий. Поэтому здесь наши любимые клиенты страдают, и очень многим приходится ждать по полгода…

То есть нет времени на эксклюзив?

Да, вы правильно это поняли. Мы даем возможность нашим добрым и милым друзьям покупать наши подиумные вещи. Тех, у кого есть такое желание и возможность, мы всегда приглашаем на наши показы. У нас уже сложились достаточно приятельские или дружеские отношения с кругом людей, которые просто ждут с нетерпением наши коллекции, чтобы потом купить или, в крайнем случае, прошить по нашей модели именно модель для себя.

Пользователи нас не простят, если я не спрошу вас о тенденциях моды.

В этом сезоне очень моден как натуральный, так и искусственный мех, а также жилеты, объемные свитера. Если предпочитаете стиль грандж, то барышни могут носить длинные юбки. Для мужчин актуальны пальто из овчины, а также пальто с меховыми воротниками, причем мех должен иметь поношенный и извалявшийся вид, что сегодня является модной темой. Если же это гламурный мужчина, то актуальны узкие пиджаки на 1-2 пуговицы. Узкий лацкан уже успел набить оскомину. Поэтому лучший вариант - свободный английский пиджак из твида с замшевыми заплатками в области локтя, замшевыми воротничками. Также очень модны жилеты, узкие суперслим брюки, поношенные джинсы вместе с таким поношенным пиджаком. Или, наоборот, двубортные пиджаки, но также очень узкие, со шлицами и широким лацканом.

Вернемся к барышням? (Смеется. - Авт.) Этой зимой модно носить шифоновые платья. Ну, а чтобы не замерзнуть, их можно надевать на кашемировые свитерочки – этакий стиль Беби Долл. Но следует учесть, что шифон должен быть темных тонов, ярусные юбки, немного этники, фолька… С другой стороны, актуальны нынче жесткость, агрессивность, кожа – черная, оливковая, коричневая, летные куртки, смешение байкерского стиля с настроением милитари. Также это всевозможные петлички на шлицах, своего рода фрачный крой. Также это брюки оливкового цвета, заправленные в сапоги, объемные в верхней части и зауженные книзу.

А что с аксессуарами?

Это объемные сумки мягкой формы из замши, кожи, в которые можно положить, по крайней мере, полшкафчика вещей. Из сумок и обуви уходит яркий цвет. Все слегка как бы припудрено пылью, поношено и никакого лака.

Каблуки в обуви устойчивые, платформа может быть скрытой, шпильки-стилеты оставляем только для тусовочных мероприятий, а на работу и учебу ходим либо на плоском ходу, либо на устойчивых каблуках, с протектором. Очень модны сапоги с прямым широким голенищем и умеренно округлыми носами, с рантами и отделкой мехом. С одной стороны, можно создать некий фольковый стиль, а с другой стороны – настроение унисекс, потому что в моду возвращаются активные заимствования из мужского гардероба – подчеркнуто квадратные плечи, прямые пиджаки, накрахмаленные белые сорочки, чтобы не было скучно. Но никогда не повязывайте мужской галстук – это мой, своего рода, крик. Можно повесить какой-то шнурок или много-много цепей из золота.

А что делать тому самому большинству с небольшим достатком, но кому также хочется быть модным? Есть ли у вас советы для них?

Во-первых, никогда не покупать вещи по принципу "Боже! У моей подруги такая же кофточка! Хочу – умираю!". Особенно если ваш кошелек находится в режиме экономии, стоит хорошенечко еще накануне сезона здраво оценить свой гардероб. Что там есть? Если там есть жакет, то что бы я хотела бы к этому жакету? Дополнить его новыми брюками? А может лучше юбочку?

То есть комбинировать?

Безусловно! Не надо покупать предметы одежды цельными костюмами. Покупайте отдельно брюки, юбки, блузки и жакеты. И обязательно думайте о той цветовой палитре, которая в целом у вас собирается. Если у вас очень много черного в гардеробе, то можете добавить к нему нейтральных цветов – серых и бежевых. Не бегите покупать целый ансамбль взрывного цвета. Но если уж хочется чего-то яркого и эмоционального, то купите себе красное платье, изысканного цвета томата пуловер, палантин или перчатки, в конце концов, если уже совсем невмоготу.

Сегодня цвет остается лишь в очень дорогих изделиях, а для повседневной одежды цвет уходит вовнутрь – в подкладку, шарфы и различные детали. А в целом цвет немножечко выхолащивается из общей одежды и остается в спорте, тинейджерской одежде в виде флуоресцентных цветов.

А у кого шьют свою одежду ведущие дизайнеры?

Издеваетесь! Слышу скрытую издевку!

Нет…

Не поверите, но не шью ни у кого. Если что-то подходит, то выдергиваю из своих коллекций или коллекций коллег, а что-то дополняю готовыми вещами, комбинирую. Поэтому я не буду говорить, что хожу исключительно в эксклюзиве собственного дизайна. Нет! Это неправда!

Над каким проектом работаете сейчас?

Модный форум Весна-Лето 2011 года.

Что ж, будем ждать с нетерпением!

TUT.BY – нам доверяют личное…
-10%
-10%
-10%
-10%
-70%
-50%
-45%
0066771