1. Итоги ажиотажа: за два месяца техосмотр прошло столько машин, сколько раньше за полгода
  2. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  3. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  4. Инициатива BYPOL выложила напутственную речь якобы экс-главы МВД по случаю его ухода с должности
  5. Служит в армии и копит на дом в деревне. В женском биатлоне — новая звезда (и она невероятно милая)
  6. «Мы с вами не допустили гражданского раскола». Лукашенко и Кубраков поздравили милиционеров
  7. Эксперт рассказал, как правильно посеять семена и что делать, чтобы они взошли
  8. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  9. Медики написали открытое письмо главе профсоюза: «Мог ли врач промолчать и позволить опорочить имя убитого?»
  10. Год с коронавирусом. В какие страны сейчас могут слетать белорусы и что для этого нужно
  11. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  12. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  13. Как перекладывают «по карманам» долги госсектора и чем это чревато
  14. Уволился декан ФМО БГУ Виктор Шадурский. Он возглавлял факультет больше 12 лет
  15. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  16. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  17. Носкевич: Уголовное дело Тихановского до конца месяца будет передано прокурору для направления в суд
  18. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  19. Ловите весну. Как выглядит Минск в первые дни марта
  20. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  21. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  22. Две машины в Андорру, пять — в Эстонию, 121 — в Германию. Интересные факты об экспорте авто из Беларуси
  23. «Наш пессимизм не оправдался». Что сейчас происходит со стартап-сообществом в Беларуси
  24. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  25. В Viber появилась функция, которая должна защитить белорусов от звонков мошенников
  26. Что происходит в Беларуси 4 марта
  27. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  28. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  29. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  30. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло


Юлия Чернявская,

Начать нашу сегодняшнюю передачу я хотела бы не с представления гостей, а с обозначения проблемы. Давайте посмотрим фрагмент из компьютерной игры Call of Duty.



А сейчас давайте посмотрим следующий ролик – только это уже не игра.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Похоже? В игре Call of Duty одна из миссий приводила в некий мир, в вымышленный московский аэропорт, где герою надо было расстрелять несколько сотен мирных граждан. Эксперты говорят о том, что "Аль-Каида" использует компьютерные игры, в том числе и эту, в целях своеобразного видеотренажа. Мы сделали опрос на TUT.BY, и на наш вопрос "Что вы знаете о зависимости от компьютерных игр?" 28,92% респондентов (порядка 1500)  ответили "Ничего" - это для меня неожиданно много; "Много чего, у меня близкие зависимы", - ответили 36,19% (почти 2 тысячи человек), и "Такой зависимости нет, это выдумки врачей" - 34,89%  (1863 человека). На два последних варианта ответило практически равное количество людей.



Разобраться в этой теме нам помогут наши гости – психотерапевт Ольга Гладкевич, начальник военного информационного агентства "Ваяр", специалист Министерства обороны в области создания и запуска перспективных информационных проектов Андрей Шубадеров, журналист Александр Николайчук, который сегодня выступает как геймер.


Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео

Может ли это быть правдой – использование таких шутеров в качестве тренировочной площадки для терактов, убийств? И в более общем смысле – откуда столько страха и ненависти в интернете?

Андрей Шубадеров (А.Ш.): Я думаю, говорить о том, что эти игры были созданы специально для этого, не стоит, ведь убить человека можно любой железной вещью, которая не предназначена для этого. Наверное, к умозаключению о том, что использование таких вещей предназначено для компьютерного обучения будущих террористов, нужно относиться весьма критично. Все зависит от целей тех, кто это использует. На самом деле игры создаются под реальные ситуации, и людей, которые играют в эти игры, учат жить по этим сценариям. Эти сценарии берутся не откуда-то, а из жизни. Другое дело, как эти люди будут использовать их и нужно ли это той категории людей, к которой мы относим ту или иную игру, - это позиция тех, кто отвечает за внедрение этих игр, за обучение им, за использование игр массовым потребителем. У нас, конечно, всегда идет понятие о детях, молодежи. "Аль-Каида" использует эту игру потому, что она есть, она может это использовать – и можно предположить, что это возможно.

Самым крупным производителем игр всегда были и остаются США, и они определенно используют в своих целях те или иные игры. Министерство обороны давно совершенно четко понимает процесс разработки и популяризации игр и ведет свое направление в этом деле. Игры надо отбирать, игры надо внедрять и внедрять их агрессивно, но именно те игры, которые позволяют добиться положительных результатов.

Но ведь любой результат выгоден и положителен лишь для какой-то группы. Для другой – отрицателен.

А.Ш.: Запретить игры, как это произошло в России после домодедовского теракта, - это значит, создать им еще большую популярность. Люди начнут выискивать, начнут платить еще большие деньги и все равно доберутся до этой игры. Надо создавать и популяризировать интересные игры и делать хороший процесс их внедрения: создавать образовательный процесс, находить их прикладное значение. Дети, молодежь должны увидеть такой универсальный подход, то, что это дает реально хорошие результаты – ведь 99% родителей, да и сами взрослые хотели бы иметь от этих игр позитив.

Саша, вы как-то скептически отреагировали на утверждение Андрея, что дети хотели бы получать от игр позитив.

Александр Николайчук (А.Н.): Мне кажется, Андрей немного неправ. Министерство обороны популяризирует игру "Ил-2 Штурмовик" - старую игру, в которой нет другой трактовки. Летит самолет – где там негатив или позитив?

Но он же все равно сбивает этот самолет. Все равно убивает.

А.Н.: Это условно – самолет сбивает самолет, а не человек убивает человека. Наше Министерство обороны будет делать игры, и я уверен, что если, допустим, на базе "Ваяра" откроется студия, они будут делать игры, которые будут позитивными, но никому не нужными. Почему люди покупают Call of Duty, почему создатели этой игры заработали миллиард? Продано 20 миллионов копий, каждая коробка стоит в среднем 60 долларов. Представляете объем заработка? Они в эти игры готовы инвестировать еще больше денег, чтобы такие игры выходили как можно чаще, чтобы денег было больше. Это поток. Почему у нас добрые фильмы не успешны в кинотеатрах? На красивую комедию придет меньше людей.

В играх люди, потребители, едят и покупают те бренды, в которых есть драйв, адреналин. Есть игры, которые становятся похожими на Голливуд. Call of Duty – это предыдущая часть игры, а в свежей, которая недавно вышла, есть моменты, когда ты стреляешь в человека, пуля попадает ему в голову и ты видишь мозги. При этом люди пишут на форумах: "Какой это адреналин!".

Ольга Гладкевич (О.Г.): Уже прозвучали слова "потребитель", "продукт". Я прочитала ваши вопросы к передаче, ее название и хочу сказать вот что. Я как врач-практик привыкла давать ответы на эти вопросы. Юнг сказал, что дело врача – заниматься счастьем и болью одного конкретного человека. Мы сегодня будем ставить вопросы, которые останутся без ответов, а тема ведь очень важная. Давайте сделаем уклон на то, что все-таки можно сделать.

Все знают, что какой-то гений когда-то придумал алкоголь, и все знают, какое это благо и какой вред. Гении придумали компьютер, интернет, и все знают, какое это благо и какой вред. Наверное, все дело в качестве и в дозе. То же самое я могу сказать по поводу всего, что сказали Андрей и Александр. Для того чтобы тренировать военных, нужны фильмы, где стреляют и убивают, ставят другие акценты, но этим же кормят детей и подростков.

Меня волнует другой момент. Первая компьютерная игра была создана в 1980 году, и игры создавались в основном как элемент рекламы. Первые компьютерные игры были простенькие и коротенькие. Как вы думаете, почему вспомогательная цель стала главнейшей? Что случилось в мире, что человеку надо уходить в этот мир? Я не говорю о том, мир это страха, ненависти и насилия, или это мир лучезарной любви к людям и тепла. Но это – в любом случае – другой мир. Что такое случилось, что именно эта функция ухода, "убега" от действительности стала важной?

О.Г.: Компьютерная игра вызывает состояние транса. Вы никогда не осознавали этого?

А.Н.: Я осознаю только то, что время бежит быстрее. Я могу сесть в одиннадцать, и потом вдруг понять, что уже час ночи, а я еще в игре.

О.Г.: Это один из признаков транса. Состояние транса – это состояние концентрации внимания на любом внешнем или внутреннем объекте. Дело в том, что состояние транса необыкновенно целебно, естественно для нашей нервной системы. Трансы бывают конструктивными и деструктивными. Если человек находится в таком состоянии полчаса, это полезно. Например, школьник, который готовится к поступлению в институт, садится за компьютер, а мама его ругает. Он говорит: "Мать, я пришел после всего этого кошмара, сейчас 25 минут поиграю для того, чтобы отключиться от всего, и снова начну учиться". Это совершенно так. Но проблема в том, что когда входишь в этот транс, там так хорошо и комфортно, там так много всего происходит, что захватывает человека, и для того, чтобы выйти из него, нужны специальные меры.

Это понятно, но непонятно другое: что такое случилось в мире, что нам надо уходить в этот транс? Саша, как вы думаете?

А.Н.: Ничего не случилось, мы просто нашли новый способ релаксировать. Раньше его не было. Какая-то психологическая разгрузка есть. Представьте кино, где вы действуете. Мы часто смотрим фильмы и думаем: "Ну, давай, беги, быстрее! Я бы уже десять раз там был". Или "Я бы никогда не прошел фонариком по темному коридору". А в играх мы все это делаем. Мы где-то не можем реализовать себя, а в этих играх мы становимся сильнее, быстрее. Я могу пострелять из крутого автомата, который мне никогда в жизни не дадут, но от этого я террористом не стану.

А.Ш.: Служите в армии – там хорошее оружие. Вы спросили, что произошло, и я отвечу. Я жил в те годы, когда, в принципе, без компьютерных игр мы получали чувство транса, сходив на хороший фильм, прочитав хорошую книгу. Дальше к нам пришла американская корпорация. Она заработала миллиард долларов, и речь идет о том, что за эти деньги будет вырабатываться как можно больше влияния на те точки психологии и психики человека, чтобы еще больше этих денег зарабатывать. Их не волнует, какая кровь там льется. И таким образом, США при всей их суперэкономике, больших деньгах не понимают, что совершают совершенно ненужную трату денег: они зарабатывают деньги, и потом в несколько раз больше тратят на поддержку частей, которые сейчас организовывают уничтожение терроризма. Сколько денег в последнее время брошено в Афганистан, Ирак и во все остальное! Это безответственная экономика. Им некуда деньги девать только лишь из-за того, что выходят такие безответственные игры, и они требуют одного – накачивания денежных ресурсов. Ответственности в этих играх нет. Я не играю в эти игры – хватает других, в которые я играю: в семь утра я в бассейне, а с часу до двух я катаюсь на коньках. И мне хватает этого транса. Другое дело – люди нереализованные. К нам пришла так называемая американская мечта, где люди всю жизнь бегут куда-то вперед. Мы раньше так не бежали: мы знали, что нужно чего-то добиться, занимали место в обществе и спокойно жили и понемногу совершенствовались.

Итак, существует определенное количество плюсов: компьютерная игра разрабатывает стратегические навыки, дает некий интересный опыт, возможность поучаствовать в том, в чем ты никогда не участвовал, смоделировать ситуацию. Я думаю еще, что многопользовательские игры – это общение с другими игроками, что тоже очень ценно. Вы же назвали несколько минусов: уход из реальной жизни, и, в частности, от ее проблем. Я очень за уходы – я в компьютерные игры не играю, но я запойный читатель. Но мне кажется, что таким образом мы не решаем проблемы, а усугубляем их, те, из-за которых мы ушли в компьютерные игры. Мы не можем тут реализоваться, ушли туда, и на пять минут там реализовались. Но тут-то все осталось по-прежнему. То есть если бы на этой игле можно было сидеть бесконечно, то это хорошо, но ведь ты возвращаешься, ты вынужден. О физическом здоровье я тоже говорить не буду, там тоже все понятно: зрение портится, ожирение, осанка и так далее.

А.Ш.: Не всегда. У нас военнослужащий-геймер – победитель прошлого года чемпионата Беларуси по киберспорту, служит в силах специальных операций.

Ему повезло.

А.Ш.: Нет, ему не повезло. Он просто имеет норму – три-четыре часа. Поэтому не стоит говорить о том, что компьютерные игры портят здоровье.

Но проблема в другом. Очень часто сравнивают геймера и наркомана – это уже топос общественного сознания. Кто-то пишет, что это наркомания, вторые умные психологи пишут, что это не наркомания. Это наркомания или нет?

А.Н.: Я могу сказать, что да, игрок – наркоман. Игроки делятся на разные типы, у меня заболевание глубокое и давнее. Последняя стадия заболевания – это когда игрок ждет новой игры и не интересуется предыдущими. Я просматриваю все игры по диагонали – работа требует, есть какие-то обязательства. У меня есть новая игра, я ее поставил, просмотрел и забыл. И я очень хочу быстрее получить новую. Есть толпы фанатов-игроков, у которых руки трясутся – дозы не хватает: представляете, вышла, укололся, а тут еще следующая вышла. Игроки тратят иногда очень большие деньги. Обычные игроки покупают диск, поиграли и поставили; есть наборы с маленькими игрушечками, брелочками, которые стоят 200-300 тысяч, и люди в очереди выстраиваются, чтобы это получить. И потом это будет пылиться на полках. Это своя форма наркомании, это реальный наркотик.

О.Г.: Слово "наркомания" сюда не подходит, сюда подходит слово "зависимость".

А наркомания не зависимость? Почему слово не подходит?

О.Г.: Наркомания – это когда используется химический агент, а здесь используется информационный агент. И алкоголизм, и наркомания, и токсикомания, и шопинг, и зависимость от секса – это все зависимости. В 2012 году выйдет новая Международная классификация болезней, и до этого компьютерной зависимости не было в Классификации. Когда бывали тяжелые случаи, мы всегда шифровали их как "другие, не химические формы зависимости". А теперь будет специальная графа. Но это именно зависимость, а не наркомания.

Так наркомания или нет, Андрей?

А.Ш.: Я считаю, это не наркомания, это не на физическом уровне.

А когда мы входим в транс, химия нашего организма тоже как-то меняется?

А.Ш.: Химия меняется, но это не вызвано применением другого вещества.

Мы подходим к достаточно значимому вопросу: увеличивают ли насилие в обществе виртуальные игры?

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Есть игра Grand Theft Auto 4, где главный герой – эмигрант из Восточной Европы, прибывший в Америку нелегально. Ему надо исполнять определенные криминальные миссии: угонять автомобили, совершать заказные убийства. Я знаю, что как минимум десять тинейджеров из Бронкса, Бруклина и Квинса были арестованы за угон транспортных средств, которые они объясняли влиянием этой игры. Мне нравится история с 30-летним жителем Флориды, который заставил гоняться за собой два вертолета и 14 полицейских машин, и ощущал при этом сходство с главным героем этой игры. Другая компьютерная игра – "Обитель зла-5" - спровоцировала ряд преступлений. Там главный герой – убийца, который ходил с холщовым мешком на голове и с бензопилой в руках. Именно в таком виде 24-летний калифорниец ворвался в магазин. А мальчик начал гоняться за сестренкой. Сестренка уцелела, а на мальчика упала работающая пила. Увеличивает ли насилие в обществе виртуальные игры?

А.Ш.: Смотря какие это игры. Те, которые показывают кровь, убийства человека, наверняка в какой-то степени провоцируют: если вдруг создается подобная ситуация, человек знает рецепт, как из нее выйти. Еще, не дай Бог, дать ему оружие, которое пока еще у нас не разрешено. Сейчас в России начался всплеск происшествий с травматическим оружием, и наверняка в них участвовали люди-геймеры. Не буду утверждать это точно, но это определенно: проводить столько времени за играми и не перекладывать эти вещи на реальную жизнь почти нереально.

Саша, вы чувствуете на себе какое-то негативное влияние игр?

А.Н.: Я нахожу время для работы, иногда не получается поиграть и неделю. Потом садишься и думаешь: о Боже, я без транса жил неделю, как-то надо догонять срочно.

Если бы мы сейчас выступали в России, где развита игровая индустрия, сейчас бы рядом стояла толпа СМИ, политиков, которые нас бы ругали за это. В России стараются не трогать эту индустрию – она приносит деньги. Давайте вспомним, сколько людей хотело быть похожим на Арнольда Шварценеггера или на Сталлоне, когда он был Рэмбо. Наверняка были те, кто стрелял из лука, убивал кого-то – это как кино. Люди, у которых психика немного нестабильна, находят свой прототип. Есть люди, на которых игры влияют, которые в реальной жизни могут это сделать, - человека убить может не каждый.

О.Г.: Поднято два очень важных момента. Все деструктивное влияние, о котором мы говорим, и фраза "я могу неделю не играть, я вырос без компьютерных игр" очень много объясняет. Если это видит, слышит и начинает играть сформированный человек, зрелый, с определенной социальной позицией, с устойчивой психикой, то он не пойдет стрелять в другого. Если это смотрит ребенок, то ситуация другая. Помните, сколько в Америке и Германии было случаев, когда молодые люди, подростки расстреливали в школах, колледжах, и у всех них потом находили похожие игры. Если это маленький ребенок, у которого не сформирована психика, то страх и ужас этих игр заключается в том, что именно она формирует их психику.

А.Н.: Краткая ремарка: игра Call of Duty формирует у меня четкое желание стать солдатом американской армии. Я как геймер хочу, чтобы у людей возникали другие мысли, - например, служить родине.

Или "мочить" врагов, о чем мы еще поговорим. Меня слегка насторожило то, что раньше в этих играх герой стрелял как бы из добрых побуждений: он есть сила добра, которая побеждает -- пусть так кроваво, страшненько, жутко – силы зла. А я посмотрела современные компьютерные игры, почитала о них, и мне кажется, эта тема уходит. Стреляет просто потому, что нравится стрелять. Нравится убивать.

А.Н.: Полярность иногда меняется: для того, чтобы помассажировать эрогенные зоны в мозгу, разработчики меняют полярности. Ты можешь быть плохим или хорошим, и в зависимости от твоих поступков меняется внешность твоего героя. Кто-то очень хочет нарастить рога, а потом крылья, и посмотреть, как они будут выглядеть.

А.Ш.: По большому счету, в игре есть выбор – быть хорошим и плохим. Это зависит от воспитания человека с самого раннего возраста. Что касается этих людей 24-х и 30-ти лет, которых вы приводили в пример, то надо сказать, что эта американская индустрия существует уже не один десяток лет, поэтому у нас это еще впереди. Они уже выросли, они играются в это. Это нормальный процесс для американцев: у них сразу после вторжения в Ирак появилась игра "Как убить иракца". И в этой ситуации – это четкая психология. У американцев есть деньги, и они позволяют себе добиться того, чтобы ты хотел идти в армию США. Мы тоже над этим работаем. К сожалению, государство маленькое, и пока нет денег, чтобы создавать такие игры. Но мы будем их создавать.

А.Н.: Армия США разрабатывает себе игру, которая позволяет вербовать и готовить.

Давайте посмотрим фрагмент игры – никакой там армии нет, никаких ценностей нет, все вроде как бы даже забавно.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Я не заметила никаких патриотичных моментов – бьет, терзает, истязает.

А.Н.: Адреналин, чистый адреналин.

А.Ш.: Никаких впечатлений, я даже не понял, что это.

А.Н.: На самом деле, ролик не самый удачный. Недавно вышла игра God of War в греческой стилистике, и главный герой очень анатомично отрывает голову богу солнца. Причем все это делается на большом экране. Я играл с восьмилетним сыном – сын прятался за спину и периодически выглядывал. Я ему предлагаю: "Давай убьем этого!". А он: "Не надо, если он тебя не трогает, не обижай его". Он все это смотрел, на него это впечатление не производит. Зато он любит анатомию.

Когда появились первые компьютерные игрушечки – Digger, где такие забавные существа собирают мешочки с золотом, помните? – моя дочь, на тот момент маленькая, рыдала. Там все совершенно схематично, но главного героя съедают хоббины. Она горько рыдала, потому что ей было страшно жалко диггеров. Для меня это более понятно, чем играть с ребенком в игру, где кому-то отрывают голову.

О.Г.: Наверное, многие из вас, кто смотрит "Чрезвычайные происшествия", криминальные хроники, знают, как подростки прыгают друг на друга, топчут ногами, бьют ногами по голове – причем это делают девочки. Глядя сейчас на эту картинку, я вспомнила фразу Михаила Задорнова о том, что, к сожалению, современный молодой человек уверен, что если взять тяжелую железную табуретку и бить ею человека по голове, то табуретка сломается. Это касается молодых людей, которые изумленно разводят руками на вопрос: "Почему ты это делал?". Он не знает, почему он это делал: у него внутри есть убеждение о том, что можно бить железной табуреткой, а голова останется целой.

Ольга Сергеевна отметила очень важную вещь – всегда можно "перезагрузиться". У меня знакомый говорит об этом изменении восприятия даже при вождении машины: "Еду на красный свет, но ничего, перезагружусь, все будет нормально". Причем человек совершенно не авантюрного плана – обычный человек.

А.Н.: Эти перезагрузки уже уходят, в играх уже даже незаметны места сохранения. Тебя стараются максимально приблизить к реальности, чтобы ты боялся умереть там.

А.Ш.: А самое главное – чтобы ты боялся откатиться назад. Как правило, если ты ушел, то на первый уровень, а не на предпоследний, и это самая сложная проблема.

Хотелось бы, чтобы вы осветили еще один момент. Я прочитала несколько статей, где говорилось о том, что эта самая ненависть, которая у нас в заглавии передачи, очень часто носит характер этнический и расовый. Например, азиатские мужчины – это либо воины кунг-фу, либо желтокожие жертвы, бандиты, наркоторговцы, и их разносит на куски замечательный белый герой. Человек выбирает расу, за которую он играет, и, кстати, в популярных стратегиях о Второй мировой войне можно поиграть на стороне фашистов – в том числе и в российской игре "Блицкриг". Раса врага всегда омерзительна, всегда агрессивна, всегда пугающая, и цель – полностью ее уничтожить. Как человек, который 15 лет занимался этносами, расизмом и национализмом, я этими вещами интересуюсь. Увеличивают ли они расовую или этническую ненависть?

А.Ш.: В совокупности невозможно сказать: в американских играх есть и черные, и белые солдаты, и все они – солдаты американской армии. Что касается игры по мотивам иракской кампании, то однозначно да, увеличивают, потому что там надо было убить иракцев, другую нацию и религию.

Когда мы начинали популяризировать "Ил-2 Штурмовик", буквально на первой встрече с нашими ребятами, которые сегодня составляют основу нашего истребительного штурмового виртуального полка, мы задали вопрос: "Ребята, как игра идет в онлайне?". Они сегодня играют с немцами, которые летают на немецких самолетах, и психология игры такова, что когда они в онлайне ведут бой, немцы остаются те же. Если они подбили наш самолет, а там есть функция выпрыгнуть пилоту и спускаться на парашюте, они добьют этого парашютиста, пока тот не ударится в землю. Эта психология до сих пор осталась. Притом что в Германии фашизм запрещен, воспоминание о лидерах нации запрещено, все они летают под именами асов люфтваффе. Ни один наш русский виртуальный пилот не берет себе имя Кожедуба или кого-то еще из пилотов.

Эта ситуация разжигания национальной розни существует в играх, даже в очень позитивных – я считаю эту игру очень позитивной. Главное – это те знания, которая дает игра. Мы преследуем цель предоставления работы в игре – это знания и понимание того, надо ли это вообще. С "Ил-2" они изучают Великую Отечественную войну и понимают, в чем была национальная разница и национальная идея, которую, к сожалению, растоптали. Но есть и эта негативная составляющая: ты можешь взять фашистский самолет, сесть на него и порубить русского. Но с другой стороны, когда ты садишься на немецкий самолет, ты видишь, что по управляемости он лучше. И тут надо сделать вывод – не то, что немецкий самолет лучше, а то, какого монстра мы победили, имея такую технику.

Думаю, не будут они делать этого вывода – будут летать на том, на чем удобно.

А.Н.: Я не сяду виртуально в немецкий самолет. Я слушаю и думаю, что если бы у меня был выбор, я бы не сел. Мне обидно.

А.Ш.: Игроки нашей команды с этим не работают, потому что их любимый самолет – советский. Но это психология, она отрабатывается у каждого своя.

О войне мы немного поговорили, теперь давайте поговорим о сексе. Когда я несколько недель назад начала собирать материал для этой передачи, читала, что игры не сексуализированы, многие из них – для детей и подростков, существуют ограничения и так далее. А потом я узнала, что существует довольно много сексуальных, эротических игр, даже есть их типология. Первый тип – это, например, головоломка, когда из кубиков надо собрать обнаженных мужчин и женщин. Потом, есть игра, которая называется "Удовлетвори, или умру" - это игра, где надо удовлетворить партнершу, иначе она действительно умрет, причем удовлетворять надо способами, скажем так, не очень традиционными. Третий тип игр – это когда виртуальные девочки раздеваются, а играющий на компьютере выполняет роль фотографа, а потом эти снимочки сохраняет в виде файлов. И последний тип – это сексуальные приключения. Кстати, существуют даже интернет-бордели.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


А.Н.: Здесь фигурировала игра для детей Sims – там это все есть. А если вернуться к жизни, то можно вспомнить лозунг: "Компьютерная игра может заменить секс" - 100% работает на большинстве игроков.

Таким образом, эротическая компьютерная игра дважды может заменить секс – и в сексуальном отношении, и в психологическом?

А.Н.: Сексуальные компьютерные игры делали русские компании, и это считается самой дешевой подделкой. Если у тебя нет денег, ты можешь взять пару программистов, сделать фотографии – это легкая порнография. Такие игры не популярны и раскупаются в основном людьми старшего возраста, теми, кому этого не хватает в реальной жизни.

О.Г.: Ужасное впечатление на меня все это произвело, и я хочу снова сказать, что здесь эксплуатируется сущностный человеческий инстинкт, на котором вид выживает. Ладно бы взрослые только играли, но это смотрят дети, подростки. Когда я ехала на программу, по радио звучала песня: "Я малину мимо рта не пронесу" - прямо в тему.

Да? А я бы подумала, что о ягоде говорится, ничего страшного.

О.Г.: Я имею в виду, в тему, что этот человек реальное что-то не пропустит, в отличие от людей, которые играют в такие игры. Есть во всем этом хорошая новость – они вымрут, потому что они размножаться не будут.

А.Н.: Они размножаются, и более того, очень успешно это делают.

Меня одна вещь больше тревожит. Я видела рекламу нескольких компьютерных игр эротического плана, и мне очень понравилась аннотация игры под названием "Алтарь страсти": "Захватывающие дух эротические сцены, самые непокорные девушки становятся безропотными рабынями главного героя. Вместо нежности чувственные отношения героев наполнены другими мучительными удовольствиями. Полноценный шедевр хентай-жанра без купюр". Кстати, это можно купить в интернете – вряд ли продавцы будут озабочены возрастом покупателя. Мне особенно "понравились" слова "без нежности, мучительные удовольствия".

О.Г.: Они не смогут размножаться, потому что они не станут тратить время на цветы, на конфеты, на то, чтобы окучивать эту девушку, чтобы ее соблазнять.

А.Н.: Я, наверное, вас удивлю, но мы уже давно не тратим время на конфеты и ухаживания.

А.Ш.: Я в жизни никогда не играл и не видел этих игр. Мне кажется, что это прерогатива в основном тех людей, которые в какой-то степени больны. Возьмите этот пример из ролика о том, что женщина развелась с мужем – надо было просто жене часто заниматься мужем, чтобы мужчине некогда было сидеть за компьютером. Это прерогатива больных людей – и не только психически, но и физически.

Другое дело, что есть наши внутренние вещи, которые не обойти. Мужчине нравится смотреть на голое женское тело, и он будет на него смотреть всегда и везде. Но нельзя переносить это в реальную жизнь: суррогатный секс в интернете ни к чему хорошему не приведет.

Я хочу, чтобы мы посмотрели ролик, который меня очень впечатлил. Существует термин "вдова геймера", и такую вдову я предлагаю сейчас увидеть и услышать.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео

А.Ш.: Это, наверное, человек, не владеющий собой и своим мужем. Моя семилетняя дочка, когда видит меня за компьютером, говорит: "Папа, у тебя что, нет семьи? У тебя что, две вещи – компьютер и телевизор?". Естественно, я встаю, и мы играем в шахматы или шашки.

О.Г.: Здорово, что у женской половины, даже у маленьких девочек, сущностная связь с природой такая крепкая.

Внутри каждого из нас есть такие субличности, как внутренний ребенок и внутренний взрослый. Такое отношение к игре, которое приводит к тяжелым зависимостям, - это потакание маленькому ребенку, который ориентирован только на сиюминутное желание и дальше своего носа не видит. Но у каждого есть внутренний взрослый, который должен брать за шкирку самого себя, вынимать из компьютера, заставлять себя идти гулять, плавать, играть с ребенком в шахматы.

Однажды я смотрела передачу со священником, который рассказывал, как это трудно – читать молитву. Он сказал: "Надо воспитывать понуждение себя". Тем, кто связан с компьютером, я бы рекомендовала все время помнить о том, что надо понуждать себя прекращать это. Доза и качество имеют большое значение.

Пока я готовилась к передаче, у меня созрел вопрос: вы – интернет-зависимы? Я не говорю сейчас о компьютерных играх.

А.Ш.: Я не зависим, для меня это невозможно.

О.Г.: Я восхищаюсь тем, кто это придумал, я вижу этот огромный потенциал, работаю с этим, но нет, я не зависима.

А.Н.: Я без интернета жить не могу.

Я тоже интернет-зависима. Я зависима не от игр, но от новостей, я зависима от почты, я зависима от скайпа, где находятся мои друзья, общаться с которыми "в реале" я не могу. Словом, я зависима. Впрочем, если мы не зависимы от интернета, мы совершенно так же наркотически можем зависеть от чего-то другого, что само по себе совсем не обязательно плохо – от женщины или мужчины, от собственной лени, от еды или сериалов по ТВ.

И вот о чем я подумала еще: может быть, секса, страха, насилия в интернете нет? Может быть, они в нас с вами, и прежде всего надо подумать о том, что можно сделать для того, чтобы помочь себе и своим близким. И, возможно, проблема отпадет сама собой?


Читайте по теме:


Без ответов: Быть Другим

Без ответов: Жить с ВИЧ

Без ответов: "Совок", который мы потеряли

Без ответов: На игле

Без ответов: Реальная любовь

Без ответов: Прошу никого не винить...

Без ответов: "Мы" и "они"

Без ответов: Победить рак

Без ответов: Студент - это не сосуд, который надо заполнить, а факел, который надо зажечь

Без ответов: Мы - иные!

Без ответов. Этична ли наша медицина?

Три кита современного счастья: успех, гламур и креатиff?

Без ответов: Я со скрипочкой – это красиво, возьмите меня!

Без ответов. Бой подушками с летальным исходом

Нужна ли Беларуси интеллигенция? Рассуждают Светлана Алексиевич и Валентин Акудович

Может ли еще молиться современный человек: размышляют отец Павел Сердюк и Дмитрий Верещагин

Минск - столица или провинция?

Памяти Кима, или Пророк в отечестве

Без ответов: Быть невротиком – это значит быть здоровым

Без ответов: Талант по-белорусски
-30%
-20%
-20%
-50%
-10%
-33%
-30%
-50%
-15%
0068422