Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Александр Лукашенко вновь заявил о скором начале приватизации нефтехимического комплекса Беларуси. Впрочем, сами белорусы купить акции наиболее привлекательных предприятий не смогут, а остальные – могут и не захотеть.

"Я утвердил решение о проведении конкурсов… Если конкурс не объявлен еще правительством, а правительство должно это сделать по моему поручению, он в ближайшие дни будет объявлен", – заявил на встрече с журналистами Александр Лукашенко. Однако куда интереснее даты (сроки начала приватизации белорусские власти меняли уже много раз) было бы услышать о том, по каким правилам будут распродавать белорусскую нефтехимию, которую здесь называют "фамильным серебром" государства.

На него в разное время претендовали практически все крупные нефтяные и нефтехимические компании России. О своем желании приобрести НПЗ "Нафтан", способный ежегодно перерабатывать до 12 млн тонн нефти, заявляли руководители ЮКОСа и "ЛУКойла". Минимум трижды наезжал в Минск, пытаясь склонить чашу весов в свою сторону, глава "Сургутнефтегаза" Владимир Богданов. "Сибур" и "Итера" столь же внимательно присматривались к предприятиям "Азот" и "Полимир".

СПРАВКА: Основу нефтехимического комплекса Беларуси составляют более 80 предприятий с общей численностью работающих около 130 тысяч человек, входящие в госконцерн "Белнефтехим". Крупнейшими из предприятий концерна являются НПЗ "Нафтан" (уставный капитал 393,1 млрд белорусских рублей), "Белшина" (272,4 млрд) ПО "Азот" (211,1 млрд) и ПО "Полимир" (212,3 млрд). Доля химической и нефтехимической продукции, выпускаемой предприятиями "Белнефтехима", составляет свыше 15% в общем объеме промышленного производства и свыше 25% в экспорте Беларуси.

Но все тщетно. Белорусские власти неоднократно переносили сроки и изменяли условия приватизации. В итоге решили оставить контрольные пакеты наиболее привлекательных предприятий в своих руках, распродав оставшиеся акции мелкими пакетами. Эту модель приватизации планировалось реализовать уже к 1 августа 2002 года, но желающих выкладывать миллионы, не получая взамен возможности влиять на положение дел, не нашлось.

Во время борьбы за "Славнефть" дело как будто сдвинулось с мертвой точки. Во время очередной встречи с Владимиром Богдановым Александр Лукашенко подтвердил готовность вести переговоры об акционировании и приватизации предприятий нефтехимического комплекса. Одновременно президентом было обещано "создать для компании "Сургутнефтегаз" все необходимые условия".

Однако от борьбы за принадлежащие Беларуси 10,83% акций "Славнефти" "Сургутнефтегаз" отказался, так что и об особых условиях в компании, скорее всего, могут забыть. Вряд ли могут рассчитывать на какие-то преференции и покупатели российского госпакета – ТНК и "Сибнефть". Акции у Лукашенко они купили, но заплатили за них на $43 млн меньше, чем тот просил.

Ходили, правда, слухи, что продать акции меньше, чем за $250 млн, власти Беларуси согласились лишь после того, как покупатели взяли на себя некие "инвестиционные обязательства". Однако пресс-секретарь "Сибнефти" Алексей Фирсов заявил сегодня "Газете.Ru", что никаких обязательств, связанных с участием в приватизации белорусской нефтехимии компания на себя не принимала.

Если это действительно так, то, похоже, Лукашенко решил попробовать старую тактику еще раз. "Контрольный пакет на этом этапе останется у государства, – заявил глава Беларуси. – Это не очень устраивает инвесторов, они хотели бы по дешевке еще взять и контрольный пакет". Сам же Лукашенко намерен не только оставить контрольные пакеты у себя, но и остальное продать втридорога:

"Все хотят подешевле. Естественно, наше государство, заинтересовано в продаже… акций подороже. Будем торговаться… Если нам ниже предложат цену, мы не будем приватизировать эти предприятия... Ну, не заплатят нам хорошие деньги, мы и не будем торопиться их приватизировать. Вот такая открытая позиция нашего государства, которая продиктована президентом Беларуси. Я не скрываю, что я на этом настаиваю".

Начинать торговаться, по некоторым сведениям, белорусские власти намерены с отметок, вдвое, а то и втрое превышающих величину уставного капитала предприятий. У "Нафтана", например, это 393,1 млрд белорусских рублей, то есть около $225 млн, однако президент "Белнефтехима" Иван Бамбиза в середине прошлого года оценивал завод куда дороже, заявив, что не продал бы его и за $800 млн.

Удастся ли белорусским властям убедить российские компании выложить за не дающие реальной власти пакеты акций сотни миллионов долларов, пока неизвестно – до официального оглашения условий и начальной цены, говорить об участии в приватизации преждевременно. Зато уже сейчас точно известно, что самих белорусов от участия в приватизации Лукашенко решил отстранить.

Продавать акции будут только за деньги. От и без того не контрольных выставляемых на торги пакетов оторвут по 2,5-3% для работников приватизируемых предприятий, которые смогут купить их по льготной цене. Допускать к борьбе за наиболее привлекательные куски госсобственности обладателей приватизационных чеков "Имущество", то есть простых белорусов и аккумулировавшие чеки фонды, Лукашенко, к возмущению оппозиции, не намерен. А уже 1 июля 2003 года белорусские ваучеры, которые практически никуда нельзя вложить (непогашенными до сих пор остаются около 40% чеков), превратятся в простую бумагу.
0058045