Главное
Минск
Эксклюзив
Деньги и власть
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Спорт
Авто
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY

Общество


Российские богачи обеспечивают процветание рынка краденых автомобилей. В стране находится 1,5 млн. краденых иномарок. На них ездят богатые российские бизнесмены и госчиновники, депутаты Госдумы, поп-звезды.

Здесь перепродажа краденых авто - хорошо отработанный механизм, поддерживаемый сверху. Западные компании предпочитают нести убытки, нежели пытаться вернуть угнанный автомобиль. За то, что российские преступники катаются на дорогих машинах, платят и сами европейские автолюбители, пишет сегодня The Observer (перевод на сайте Inopressa.ru).

Сотрудник страховой компании Уолтер Шмелценг столкнулся с проблемой: он требует вернуть немецкому владельцу украденный автомобиль. Машина была угнана в Германии и найдена в Москве.

Но у Шмелценга ничего не получилось, потому что машина снова была украдена. На этот раз ей завладел нечестный россиянин с хорошими связями - госпрокурор.

'Я не могу вернуть машину немецким владельцам, потому что милиция арестует меня, если я попробую сесть за руль, - сказал Шмелценг. - Когда мы забрали машину, прокурор дал интервью местной газете, а потом пошел в милицию'.

По словам Шмелценга, представители московского высшего общества очень любят дорогие ворованные автомобили. Он обвинил в происходящем коррумпированных высокопоставленных чиновников и призвал Кремль вмешаться.

По некоторым оценкам, на территории России находятся 1,5 млн краденых автомобилей. BMW, Mercedes, Bentley, Cherokee Jeep и Hummer угоняются в западной Европе и США и провозятся через пористые восточно-европейские границы.

Таможенники получают взятку, автомобили перепродаются. Предприимчивые милиционеры выдают новые документы. Машина регистрируется на имя мертвого человека или бездомного, сообщает издание.

Проблема коснулась самых богатых российских бизнесменов. Вице-президент одной из крупнейших российских энергетических компаний владеет пятисотым "Мерседесом", которая была угнана. Шмелценг выиграл судебный процесс.

'Однако другой прокурор в сотрудничестве с телохранителями и влиятельными друзьями, мешает нам вывезти этот автомобиль из России, - сказал Шмелценг. - Милиция утверждает, что ей неизвестно местонахождение машины'.

Шмелценг пытался отобрать автомобиль у одного из депутатов Госдумы, 'но он вернул его себе на следующий день', и у одной поп-звезды, имя которой не раскрывается в интересах следствия.

Краденые автомобили ставят сотрудников милиции в сложное положение. Олег Мельников, сотрудник управления по борьбе с организованной преступностью министерства внутренних дел, сказал: 'Бывший иностранный владелец уже получил страховое возмещение и не хочет, чтобы ему возвращали машину. Мы не хотим наказывать российских покупателей, потому что большинство из них покупает машины, которые официально зарегистрированы на чье-либо имя, пусть даже на имя несуществующего или бездомного человека. Мы можем наказывать сотрудников ГИБДД - в 1999 и 2000 гг. были уволены десятки человек - но в конце концов, кто будет платить за доставку автомобиля прежнему владельцу?'

Немецким страховым компаниям приходится выплачивать огромные возмещения. 'Ежегодно из Германии вывозится около 30 000 автомобилей, - сказал Шмелценг. - Средняя стоимость машины - 15 000 евро. Таким образом ежегодные объемы торговли - 450 млн евро. Расплачиваться приходится страховым компаниям, и, в конце концов, расходы приходится брать на себя обычным людям. Немецкие автолюбители платят за то, что российские преступники катаются на дорогих машинах'.

Компания Шмелценга Via-Avto сотрудничает со многими немецкими страховыми компаниями.

В 1995 г. Шмелценг начал бороться с автомобильной преступностью в Санкт-Петербурге. Владимир Путин, в то время мелкий чиновник местной администрации, выдал компании Шмелценга необходимое разрешение. Компания пыталась работать в Украине, но была вынуждена прекратить свою деятельность в этой стране после того, как один из сотрудников был убит. Шмелценгу тоже угрожали расправой.

'Россия должна активнее нам помогать, - сказал он, но никто не хочет этим заниматься, потому что это очень опасно'.