Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


На минувшей неделе белорусский информационный рынок пережил очередное потрясение: был опечатан один из двух станков частной типографии "Мэджик", где печатается большинство независимых минских изданий. В то же время Минсвязи требует от частных радиостанций оплаты за эксплуатацию своего же собственного оборудования. Тарифы на услуги Минсвязи для частных и государственных радиостанций также различаются: для частных введен повышающий коэффициент - 1,2. Аналогичная дискриминация и на рынке распространения печатных изданий.

На этом фоне 1 января 2001г. на частоте 106,2 в минском FM-диапазоне появилась новая радиостанция - Первая программа национального радио, больше известная как "радиоточка" в каждой квартире. В тот же день на восьмом частотном канале вместо хорошо известного минчанам абсолютно аполитичного "8 канала" вышло в эфир "Столичное телевидение". Год президентских выборов только начался, и можно лишь догадываться, что будет твориться на информационном рынке Беларуси, когда до момента волеизъявления останется месяц...

11 января на Интернет-сайте "Белоруской газеты" www.bg-weekly.com прошла пресс-конференция, на которую согласились прийти директор ЗАО "СТВ" Григорий Новиков и директор ЗАО "8 канал" Петр Черноморец. Директор "СТВ", накануне заверивший редакцию, что непременно примет участие в пресс-конференции, в назначенное время не явился. На более чем три десятка вопросов, заданных ему читателями газеты, он ответил лишь на следующий день в своем офисе. Так что в "эфире" работал только директор "8 канала". Но не сам "8 канал", который по-прежнему лишен возможности выходить в минский эфир.

"8 канал" НАДЕЕТСЯ не повторить судьбу подлодки "Курск"

Сейчас 46 человек из 56 штатных сотрудников "8 канала" в отпуске, остальные поддерживают в рабочем состоянии оборудование или завершают выполнение работ, которые нужно выполнить по обязательствам. На общем собрании трудового коллектива Черноморец предложил сотрудникам уйти на работу в другие предприятия - туда, куда они хотят или где смогут найти себе применение. По словам Черноморца, сотрудники "8 канала" - "профессионалы в своем деле, но, к сожалению, с очень узкой специализацией, спрос на которых сегодня невелик: БТ сокращает своих сотрудников, а в "СТВ" им сказали, что они нужны им, как пятое колесо в машине".

В итоге директор "8 канала" не получил ни одного заявления об увольнении. На том же собрании было принято письмо к председателю Мингорисполкома Павлову. Реакцией на которое, по мнению Черноморца, стало приглашение на прием к его заместителю Петрушину, поспешившему заверить Черноморца в том, что городские власти к отключению "8 канала" от эфира никакого отношения не имеют. Более того, телекомпанию "8 канал" как юридическое лицо никто не ликвидировал, и она может продолжать работать и искать покупателей на свою продукцию.

По-прежнему остается невыясненным вопрос о том, почему, создавая "СТВ", горисполком не стал соучредителем "8 канала" и столичный городской канал создавался заново. Есть много версий по поводу того, велись ли переговоры на этот счет вообще. И если да, то какая из заинтересованных сторон стала их инициатором и чьи интересы в результате победили.

В то же время Черноморец уверен, что "в финансовом плане создание городского или любого другого канала на базе уже работающего предприятия со сложившимися технологическими связями, со сложившейся структурой рекламодателей в наше время было бы хорошо и правильно, но почему-то был выбран другой путь". К тому же он отметил, что "до 1 января за наши финансовые средства программы "СТВ" выходили в эфир".

Что же касается реакции Лукашенко на декабрьское открытое письмо сотрудников "8 канала", то Черноморец неуверенно ответил: "Может быть, и есть, но мы о ней не знаем". Зато "8 канал" чувствует поддержку со стороны своих зрителей (письма, телефонные звонки), а также группы депутатов ПП НС (Парфенович, Абрамова, Машерова и др.), обратившихся с запросом о правомерности отлучения канала от эфира в президентскую администрацию и республиканскую прокуратуру. Телекомпания намерена бороться за свои права. По словам Черноморца, "об акции протеста речь пока не идет, но есть предложения собирать подписи минчан в нашу поддержку".

Не исключается и возможность разрешения этого конфликта в суде. Но для директора "8 канала" в любом процессе всегда важно "мировое соглашение", которое, как правило, является наиболее выгодным для всех сторон. И телекомпания "8 канал" идет пока этим путем. Что касается подачи документов в суд, то, по словам Черноморца, "нам уже не раз рекомендовали это делать, в том числе и представители госструктур", однако "на данный момент не все возможности "мирового соглашения" исчерпаны". Для Черноморца главной целью мирового соглашения "являются две вещи: сохранение трудового коллектива и возможность дальнейшей творческой работы".

"8 канал" добивается восстановления вещания на восьмом частотном канале, что же касается других частот, то директор канала сообщил, что "в зависимости от того, какая это будет частота, мы этот вопрос и будем рассматривать". Более того, Черноморец заявил, что "готов работать по созданию БТ-2 с теми лицами, которых определит наше государство". И твердо уверен в том, что их опыт "ничем заменить невозможно, как и тесные долголетние связи с фирмами, которые торгуют программным продуктом. Все это позволит сэкономить большие деньги для республики".

Директор "8 канала" не строит иллюзий насчет идеального качества собственной телепродукции. Тем не менее он уверенно говорит о том, что "за последний год мы вообще достигли значительного прогресса, а отдельные наши программы, на мой взгляд, сделаны на очень высоком профессиональном уровне. Об этом же свидетельствует и то, что ряд творческих идей, которые реализовывались у нас на канале, сейчас внедрены в жизнь и на БТ".

О популярности канала у зрителей говорит тот факт, что, по данным Черноморца, "8 канал" смотрело до 15% минчан, а после 22.00 по смотрибельности мы были на первом месте".

Директор "8 канала" ответил и на вопросы, касающиеся его отношения к "СТВ". Творческие возможности "СТВ" он оценил более чем скромно. По его мнению, "они не способны произвести ни одной самостоятельной полноценной программы, кроме новостей. И по новостям тоже есть вопросы. Поэтому им придется прилагать большие усилия для создания чего-либо конкретного в профессиональном смысле".

Не пытаясь предугадывать последующее развитие событий, Черноморец заявил следующее: "Если говорить о городском телевидении, то думаю, что это всерьез и надолго. Если говорить об "СТВ", что мы имеем сегодня, то это несерьезно, непрофессионально и ненадолго".

Найти виновных в случившемся директор "8 канала" не стремится, потому как убежден: "Самое главное - мы не сдаемся. Виноватых искать стыдно, надо работать, а звезда "8 канала" и тех людей, которые его создавали, конечно, счастливая", и он очень надеется, "что "8 канал" не повторит трагическую судьбу подлодки "Курск".

Между тем сегодня канал несет определенные убытки: материальные и моральные, однако с их оценкой Черноморец пока испытывает определенные затруднения: "Все зависит от того, начнем ли мы вещание и когда". Более того, "если быть прагматичным, то скандал, который нам подарили, даже может сыграть на повышение нашего рейтинга". Конечно, только в том случае, если "8 канал" скоро снова выйдет в эфир.

Материал предоставлен "Белорусской газетой"
0058045