1. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  2. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  3. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января
  4. Бывший студент БНТУ подал иск, чтобы отменить свое отчисление. Вот что решил суд
  5. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  6. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  7. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  8. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  9. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  10. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  11. 3 года «химии» получил минчанин, который выкатил камень на дорогу во время акции протеста
  12. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  13. Бывшему милиционеру дали 2 года «химии» — за оскорбление оперативника
  14. «Лукашенко меня не обувал, чтобы я сейчас переобулась». Анжелика Агурбаш об отношении к ситуации в стране
  15. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  16. Видеоурок. Как выбраться даже из глубокого снега без буксира
  17. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова
  18. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что должно заметно подорожать
  19. «В 115 ответили: «Ну вы же взрослые, сами решите». Как жила минская Малиновка без отопления и горячей воды
  20. «Противопоставление официальным комментариям». Генпрокуратура передала в суд дело журналиста TUT.BY и врача БСМП
  21. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  22. Штрафы за участие в акциях протеста скоро вырастут до 100 базовых. Что изменится с новым КоАП?
  23. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  24. «200 гостей гуляли два дня». Как сложилась судьба новобрачных, которых искали читатели TUT.BY
  25. Шахтеры, которые ушли в стачку, ответили на обещания «Беларуськалия» взять их обратно на работу
  26. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  27. «Условия крайней необходимости». СК отказался возбуждать дело на милиционера, который в Жодино ударил женщину в лицо
  28. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  29. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  30. «„Перевернуть страницу“ нельзя, психика так не работает». Психиатр, отсидевший «сутки», о том, что мы переживаем


Виктор Листопадов, Александра Антонович,

Белорусское общество в отношении к репрессиям сталинских времен расколото. Одни солидарны с общественными активистами, которые каждый месяц поминают жертв сталинизма в минском урочище Куропаты. Другие -- либо не знают ничего о тех временах, либо готовы к реабилитации Сталина. Почему так происходит, выясняет "Завтра твоей страны" накануне Дня памяти жертв сталинских репрессий в Беларуси.

В конце прошлого года во время опроса Независимого института социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ) при оценке современных и исторических лидеров 7,9% опрошенных ответили, что ничего не знают о Сталине, а 13,2% оценивают его "очень высоко"

Молодежь представления не имеет о злодеяниях Сталина

Поколение школьников вообще слабо представляет себе влияние сталинских репрессий на Беларусь. Об этом не рассказывают в школе. В работе "Генеалогия исторической памяти белорусов в контексте образовательных практик" аналитик Татьяна Островская в рамках стипендиальной программы Белорусского института стратегических исследований (Литва) исследовала представления об истории Беларуси, которые формируют у учащихся 5-11-х классов отечественные учебники. Тема сталинских репрессий проходит в учебниках последних времен мимоходом, легким штрихом. Нет концентрации на проблеме.

Вывод исследователя - роль Сталина в истории за 17 лет независимости трансформировалась:

- В первом периоде (1993-1995) можно говорить о негативной роли Сталина. Во втором периоде (1996-2001) идет речь о несвоевременном реагировании СССР на угрозы со стороны Германии, в третьем (с апреля 2002-го) Сталин почти пропадает из белорусской истории, -- говорит Татьяна Островская.

Кандидат исторических наук Игорь Кузнецов дополняет наблюдения исследователя конкретным примером.

-- В 2009 году вышел новый учебник для 11-х классов "Гiсторыя Беларусi. XIX – пачатак XXI ст." Евгения Новика. В нем вообще отсутствует слово "репрессии", -- говорит историк. -- В учебниках 1990-х годов содержался раздел репрессии. После 2000 года его убрали, но оставили фрагмент о том, что советская власть должна была защищаться, и поэтому репрессии, которые проводились, были обоснованы, и носили закономерный характер. В учебнике Новика и это скромно опущено.

Игорь Кузнецов утверждает, что в учебниках опущено вообще описание этого периода, а в хрестоматии для школ отсутствуют документы 1937-1939 годов. Есть документы по 1920-м годам, началу 1930-х, потом – пробел, а после 1939 года хронология идет дальше.

-- То есть, на вооружение взята новая метода – вообще не упоминать. Даже если репрессии замалчиваются, то разве не было в это время каких-то других событий? Фигуре Сталина не дается оценка: ни положительная, ни отрицательная, -- свидетельствует Кузнецов. -- В учебниках после 2000 года не упоминаются Куропаты. Нет понятия "места массовых расстрелов захоронений", хотя их десятки. Нигде не упоминается о 600 тысячах репрессированных в Беларуси, хотя был период, когда эта цифра употреблялась в учебной и научной литературе.

Очевидно, что школьникам не хотят доносить информацию о тех временах. Такое историческое образование в школе привело к тому, что если восемь-десять лет назад среди студентов кто-то, если и не был в Куропатах, то что-то слышал о них, то сейчас, как подчеркивает Игорь Кузнецов, 95% даже не представляет, где находятся Куропаты.

-- Эти учебники на протяжении десяти лет свою идеологическую функцию выполнили, и темных сторон истории молодежь не знает, -- констатирует историк.

Кстати, по его словам, за последние 15 лет в Беларуси не защищена ни одна диссертация, которая была бы посвящена истории репрессий в Беларуси любого периода – 1920-х, 1930-х, 1950-х годов.

"Линия Сталина" перекрывает Беларуси путь в демократическое сообщество

При этом в Беларуси с размахом оборудована мемориальная "Линия Сталина". Уже не раз представители общественности говорили о том, что "Линия Сталина" в широком символическом смысле перекрывает Беларуси путь в демократическое сообщество наций.

Заметим, что роль Сталина в белорусской истории особенным образом понимает и президент Беларуси Александр Лукашенко

- Я абсолютно не придерживаюсь мнения, как в официальной России, что Сталин - враг, а Ленин - преступник, - заявил белорусский президент 1 октября в Минске на пресс-конференции для российских журналистов. -- Хотя и репрессии были, и вывозили, но это не в таком объеме, не в таком масштабе.

При этом политолог Денис Мельянцов считает, что в стране не происходит реабилитация Сталина, речь, скорее, можно вести о реабилитации советского прошлого в целом. Эта тенденция и просматривается в трактовке истории с середины 1990-х годов. Тенденция считать советские времена наиболее удачными и счастливыми для белорусского народа вполне сопоставима с обелением советского прошлого, в том числе и оправданием сталинского времени.

Леонид Моряков: Сталин, конечно же, был людоедом

И все же люди должны знать, что было при Сталине в Беларуси, считает исследователь сталинских репрессий Леонид Моряков. Он написал 15 тысяч биографий людей, которых уничтожила репрессивная машина.

Моряков утверждает, что в Беларуси расстреляли или сослали в концлагеря 90% белорусских литераторов (более 500 человек), 100% священников (3000), каждого третьего учителя (4000), инженеров, экономистов, других служащих (в целом - около 5000 человек). Морякову осталось написать книгу о служащих. Все остальные сословия представлены в его работах. Последняя, кстати, "Рэпрэсаваныя медыцынскія і ветэрынарныя работнікі Беларусі. 1920-1960", вышла совсем недавно на 900-страницах.

- Я пишу 12 лет, и все нет конца этой реке крови. Могу сделать вывод о том, что за время репрессий вырезали мозг нации. Интеллектуальный генофонд Беларуси был резко ухудшен. Им нужны были только рабы, исполняющие указы, -- считает исследователь.

Он выяснил, что в Беларуси было семь волн массовых арестов. Все начиналось в 1919-м "между немцами и поляками". Получилось, что "свои" оказались хуже иноземных захватчиков.

-- Это было царство ужаса. С тех времен не осталось документов, как результат - многие репрессированные до сих пор не реабилитированы, -- говорит Леонид Моряков.

Вторая волна репрессий была в 1929 году, третья в 1933 году, четвертая и самая массовая - период 1936-1938 годов. Пятый период - 1939, когда Красная Армия вошла на территорию Западной Беларуси. Была волна арестов в 1944, когда снова пришла Советская Армия в Беларусь, затем волна 1947 и 1952 года. Сталин лютовал и перед смертью.

- Кто такой Сталин - массовый убийца, маньяк? – задается вопросом Леонид Моряков. -- Я считаю Сталина людоедом. Передо мной висит карта лагерей, которую подарили мне московские исследователи. Я никогда не мог подсчитать, сколько их. Сбивался на какой-то сотне. Такая густота лагерей, их работа по уничтожению, принуждению людей... Причем были такие, где находилось 100-200 тысяч заключенных. Как один нечеловек мог организовать такую систему управления этим морем лагерей? Работала мощнейшая система НКВД. Сталинская система была идеальной для уничтожения человека. Также это была система, использующая бесплатный труд.

Однако исследователь говорит, что модель себя не оправдала, тоталитаризм не выгоден, прежде всего, экономически.

- В 1970-е годы я думал, что эта бесчеловечная власть победит капиталистов. Даже те, кто на воле, получали копейки в сравнении с западными рабочими или интеллигенцией. Три поколения работали на СССР бесплатно. И как результат - система не победила. Я не понимаю, как можно возвращаться к ней практически или теоретически. Возвращение к идеалам сталинской и советской эпохи, их реабилитация не имеют экономической целесообразности, -- утверждает Леонид Моряков.

Денис Мельянцов между тем не исключает, что тема репрессий в белорусском обществе замалчивается, чтобы не мерк образ сильного руководителя, которому для достижения благой цели многое позволено. Белорусская государственная идеология строится на том, что нужно сохранить лучшее из советского прошлого.

- Открытое осуждение репрессий и Сталина как исторической личности может произойти только после того, как будет сформулирована новая версия государственной идеологии. Пока белорусские власти не будут этого делать. У них есть другие проблемы - экономические, восстановление отношений с ЕС, -- считает политолог.

Справка "Завтра твоей страны"

29 октября, в День памяти жертв сталинских репрессий в Беларуси в 13.00 начнется объезд мест массовых расстрелов и захоронений в Минске (Кальвария, Лошица, Тростенец, Парк Челюскинцев). В 17.00 в Куропатах состоится поминальное зажжение свечей и возложение цветов.

Этот день отмечается в стране в третий раз. Он был учрежден общественным оргкомитетом по увековечению памяти жертв сталинизма в память о событиях, когда в 1937 году, в ночь с 29 на 30 октября, карательными органами в одном только Минске в "американке" было уничтожено около 100 невинных людей, выдающихся деятелей Беларуси. 

-15%
-5%
-55%
-50%
-30%
-50%
-10%
0071674