Главное
Минск
Эксклюзив
Деньги и власть
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Спорт
Авто
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    2627282930311
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    303112345

Общество


О том, что с чернобыльской проблемой в Беларуси пора кончать, поговаривают давно, при этом на самых высоких уровнях. Домыслы строятся на безграмотных выводах бесчестных "ученых" и на заинтересованности высших чиновников, пытающихся спасти от окончательного финансового краха разваленное ими же хозяйство страны. И опять-таки за счет далеко не самой богатой (мягко выражаясь!) части населения страны. Расползаются упорные слухи о необходимости "перевода" грязных чернобыльских территорий в разряд "чистых", а населяющих эти территории людей предлагается "разжаловать" из категории пострадавших от Чернобыльской катастрофы. И это при том, что жертв Чернобыля уже давно на беззаконном основании лишили даже самой минимальной социальной и медицинской заботы со стороны государства.

Особенностью любых слухов является то, что с ними почти невозможно бороться. Ведь на любой возмущенный вопрос последует "удивленный" ответ: "Что вы каким-то слухам верите!".

Но, увы, в нашей нашпигованной беззаконием действительности официальные слухи могут материализоваться, внезапно превращаясь в действительность. Вот и сейчас, после долгой обработки массированными слухами, нанесен удар по загрязненным территориям и населяющим их людям: 146 городов и деревень Беларуси выведены из числа загрязненных. У властителей освободились руки, теперь об этих "осчастливленных" людях, а их уже сегодня около 100 тысяч человек, можно окончательно забыть.

В чем же секрет столь "успешной" операции по "очистке" загрязненных территорий? Ведь такого успеха еще никому и нигде достичь не удалось. Цель тут ясна: страна, разваленная бесхозяйственностью и общипанная исключительно "великими" стройками на спортивном, а теперь еще и на спекулятивно-библиотечном поприще, не в состоянии заботиться о своих гражданах. Из них и сегодня с завидным упорством продолжают "выдавливать" последние соки. Тут все ясно. Но даже правители, забывшие о таких понятиях, как законность и гуманность, хотят на всякий случай, как говорится, соломки себе подстелить. Вернее, хотят, чтобы им ее подстелили. И в этом нет проблем. Людишек, готовых и самим стелиться перед власть имущими, увы, хватает. Вот и "стелят" околонаучную солому околонаучные "специалисты" в угоду своим властителям. Послушать их, так у нас уже давно почти все радионуклиды "изволили исчезнуть", а загрязненные территории успешно "восстанавливаются". Уже не только жить можно на еще недавно грязных территориях, но и стоило бы всем ранее эвакуированным людям в свои дома возвращаться! Вот это успех! Ни в России, ни в Украине ничего подобного достичь не удалось. Им ведь хорошо известно, что не так быстро "очищаются" территории от радиоактивного загрязнения. Опасность проживания на этих территориях снизилась, увы, не более чем на 10--15 процентов. И так же хорошо известно, что люди, проживавшие на загрязненных территориях и тем более проживающие там до сих пор, успели набрать основные дозы облучения еще в первые дни и месяцы после аварии. Это уже сделало их изначально пострадавшими независимо от того, хотят ли это признать сегодняшние правители и их верные околонаучные прислужники или нет. Пострадавшие не по своей вине люди имеют законное право на достойную компенсацию ущерба, нанесенного их здоровью, и морального ущерба за переломанную чернобыльской трагедией жизнь. А значит, нельзя обращаться с этими людьми столь бесчеловечно!

Похоже, у нас, в Беларуси, слухи будут ползти и дальше, на этом операция "очистки" территорий не закончилась, это только начало. Но есть и другие способы отделаться от назойливых чернобыльцев. В первые годы после аварии руководители пострадавших стран поняли, что о пострадавших от нее людях и тем более о тех, кто непосредственно боролся с последствиями аварии, то есть о "ликвидаторах", государство обязано заботиться. Появились законы "О социальной защите ..." этих граждан. И они многое дали людям. В России и в Украине к ним и сегодня относятся уважительно. Совсем недавно Конституционный суд Российской Федерации принял Постановление, подтверждающее недопустимость уменьшения размеров сумм возмещения вреда здоровью, снижения уровня медицинского и санаторно-курортного обеспечения, а также обязательность регулярной индексации любых компенсаций и выплат. Но это там, в России...

А у нас? Мы идем в обратную сторону. И "успешно" идем! От принятого в 1991 году "чернобыльского" Закона уже на четвертом году его существования, то есть в самом начале "нового правления", одни ошметки остались. Практически действие всех существенных статей Закона было приостановлено указом правителя. Даже на решение Конституционного суда, признавшего этот указ неконституционным, просто наплевали. Дальше, как говорится, пошло-поехало.

Когда-то одно из главных в самой пострадавшей стране чернобыльское министерство низведено до уровня мизерного и бесправного комитета. Республиканский чернобыльский диспансер, располагавшийся в центре города с очень удобными подъездами, выселен в старое, основательно запущенное здание грязелечебницы, куда и здоровому человеку добраться непросто. Прежнее же здание перешло во владение так называемой лечкомиссии, в которой изволят лечиться самые привилегированные граждане страны. Но не подумайте, что к их числу относятся действительно заслуженные люди: писатели, ученые, ветераны. Подобным "людишкам", именуемым в просторечье "вшивыми блохами" и тому подобными ласковыми именами, не место в этом пристанище, простите за грубость, прислужников верховного правителя. Действительно, достойных людей усиленно вытесняют из лечкомиссии. Похоже, много развелось "верных прислужников", если ради них пришлось изгонять даже чернобыльский диспансер из обжитого и хорошо оборудованного здания по улице Красноармейской. Но, вопреки стараниям властителей, диспансер, выброшенный в непригодное даже для более-менее сносного существования старое здание, снова поднялся. Сегодня уже трудно поверить в то, что лишь несколько лет назад в это здание было неприятно (и даже противно!) входить. Если бы не транспортные проблемы, то все здесь было бы на уровне.

Единственная у нас чернобыльская клиника в Аксаковщине уже давно лишь частично обслуживает пострадавших чернобыльцев. Сегодня попасть туда на лечение больным чернобыльцам очень непросто, а для большинства и вовсе невозможно. А ведь сколько труда, умения и души вложено коллективом этой клиники, чтобы превратить ранее неприспособленное для этих целей место в достойное самой высшей оценки диагностическое и лечебное учреждение. Вопреки стараниям сегодняшних властей клиника в Аксаковщиие за годы своего существования основательно поднялась. Наконец-то можно считать ее окончательно сформировавшейся: современное оборудование, значительная часть которого -- гуманитарный дар западных стран чернобыльцам, квалифицированный, добросовестный и заботливый персонал. Только и работать!

Что можно сказать и о некогда серьезном и важном для Беларуси Институте радиационной медицины, в состав которого входит и указанная клиника. Во-первых, к названию Института (и клиники тоже) добавлено слово "эндокринология", что размыло его функции на совершенно не свойственную ему область. Во-вторых, и институту довелось пережить "великое переселение" из центра города в совершенно неприспособленное для научного учреждения и находившееся в отвратительном состоянии здание в безлюдной части города. Более четырех лет потребовалось для приведения здания в божеский вид. И все это время институт, что называется, сидел на чемоданах.

Множество интересных и важных послечернобыльских проблем призван был решать и решал Институт. Хотя далеко не во всех случаях эти решения были направлены на цели истинной науки и на интересы пострадавших от Чернобыля граждан Беларуси. Разве многочисленные попытки пересмотреть концепцию проживания населения на загрязненных территориях исходили не из стен Института? А ведь это были откровенные попытки угодить любителям экономить на здоровье, судьбах и жизнях пострадавших по вине руководства страны людей. Разве сама формула "восстановительный период" для загрязненных территорий придумана не в стенах Института? Разве старательные попытки подбросить властителям мыслишки о том, что "с Чернобылем пора уже кончать", исходят не из Института? Похоже, и сама идея "превращения" грязных территорий и населенных пунктов в чистые основана на определенных достижениях Института в оценках накапливаемых людьми доз облучения и в определении коэффициентов риска. Я не склонен валить вину за эти антинаучные подтасовки и угоднические реверансы на весь коллектив института. Бывает ведь, что и одна овца все стадо портит. Но ведь ученые и сотрудники Института не овцы, способные молча взирать на позорные действия некоторых своих коллег. А если взирали и молчали? Тогда, я думаю, пенять не на кого! Ведь кто-то же пилил сук, на котором все вместе сидели.

Казалось бы, все основные проблемы "решены", вся чернобыльская система основательно потрепана. Вроде бы уж дальше некуда. Но визитеры от власти, мотаясь по тем странам, куда их еще пускают, продолжают без устали твердить всем о труднейшей чернобыльской судьбе Беларуси. Крокодиловы слезы рекой льются. А вернувшись домой, они демонстрируют народу своей страны крокодиловы зубы.

Все это факты. Но опять ползут упорные слухи. Кому-то очень хочется разделаться и с теми островками, которые остались от когда-то серьезной системы социальной защиты чернобыльцев Беларуси. Многочисленные превентивные меры по разрушению и этих островков не дали желаемых результатов. Остается последний способ: убрать их с глаз подальше. Вот и бродят слухи о выселении диспансера и клиники, а заодно и Института радиационной медицины в какой-нибудь областной центр, например, в Гомель. Никаких документов по этому поводу пока нет, но слухи распускают весьма высокопоставленные чиновники. Похоже, пробный камень бросают: как, мол, будут реагировать на это и связанные с этим специалисты, и остальной люд. Уже даются весьма категоричные устные указания, назначаются сроки, а ничего официального так и нет. Как быть в такой ситуации? Один мой товарищ, возмущаясь подобными планами, считает, однако, бессмысленным что-либо предпринимать, пока нет никаких документированных решений. Вроде бы и есть логика в его словах, но ведь и раньше слухи распускали "без документов", а потом вдруг появлялись "документы", и спорить было уже поздно. Вот ведь системку разработали: пока вроде бы и спорить не с чем, а когда есть о чем спорить, то уже поздно.

Теперь ясно, почему за последние годы так часто менялись высшие медицинские чиновники. Ведь медицина -- сфера особая. Здесь еще сохранились некоторые устоявшиеся принципы гуманизма и способность сопротивляться силовым методам "руководства". Тут даже лысенковский способ "перевоспитания" путем создания условий "направленного воздействия" никак не хотел давать желаемые результаты. Выкручиванием рук никак не удавалось добиться согласия Минздрава на заведомо непорядочные и антигуманные действия. Пришлось применять способ "селекционного отбора". Многих перебрали и... наконец-то, нашли.

Хотелось бы знать, что думают сами распространители официальных слухов о целях переселения. Вряд ли все работники намечаемых к переселению учреждений так вот по команде верховносидящего сорвутся со своих мест и дружно отправятся осваивать новые места. И уж совсем вряд ли они верят в то, что к новому месту чернобыльцам будет добираться проще, чем до Минска. А раз так не думают, то зачем же всё это затевают?! Ведь это же полный и гарантированный развал всего того, что было создано за время после чернобыльской аварии... Так вот, значит, в чем их цель: добить, задушить все, что еще осталось!

Уверен, что всем, кого может самым непосредственным образом коснуться новое намечаемое "великое переселение", есть о чем подумать: уж очень часто мы для успокоения собственной совести убеждали себя в том, что это, мол, не наше дело, пусть, мол, те беспокоятся, кто по должности обязан это делать. Чего греха таить, и страх заедал: мол, скажи слово -- и что с тобой будет? Сами доигрались с "мудрым" принципом: "Наша хата с краю, ничего не знаю". А вот и подошли к этому краю, вернее край подошел к нам. И тут уж не отмахнешься, не спрячешься за чужую спину. Проблема "Как быть?" стала перед каждым потенциальным переселенцем и перед каждым чернобыльцем.

Так что же, смолчим и стерпим и на этот раз? Думаю, что на этот раз наше молчание станет последним: не о чем будет больше молчать, нечего будет больше разваливать. Ведь сегодня пытаются развалить последнее, что еще осталось от всей созданной предшественниками сегодняшних властителей системы социальной защиты по меньшей мере двух миллионов граждан страны.