Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Если и есть самая несчастная нация в мире, то это американцы. Потому, что они – американцы. Потому, что их терпеть не могут во всем мире. Потому, что они ведут себя, как дети. И, соответственно, как дети, которым не хватает любви, стараются привлечь к себе внимание. Правда, получается это у них тоже, как у детей, - жестоко. Потом, взрывы 11 сентября у них же прогремели? У них. А затем какой-то француз еще заявил, что взрывы эти дело рук американского правительства. И что никакие мусульмане тут не при чем. Двойное расстройство. А тут еще профессор кафедры истории и религии Чикагского университета Венди Донигер заявила, что американцы все двести с хвостиком лет существования своей нации совершенно неправильно истолковывали эрогенные зоны на телах своих американок, и оргазм неправильно истолковывали. А это уже удар по самолюбию нации.

И вроде бы уже успокоиться пора. Так ведь нет. Если плохо, то все. У них появился снайпер-маньяк. И опять все США в ужасе. Ходил какой-то не совсем простой американский парень по американской же земле и отстреливал своих благополучных соотечественников. Где ловил, там и отстреливал. Этакий ужасающий вариант старой детской игры в салочки.

А несчастные в своем неведении (за что отстреливает-то?!) американцы старались выходить на улицу как можно реже, чтобы не попасть под очередную пулю. И появлялась в их похожем на чизбургер мозге мысль: что убивает потому, что не любит. Не любит американцев. И что во всем мире не любят. А значит не все так благополучно. А значит – страшно. Очень страшно. Но снайпера поймали, и американцы вздохнули свободно. Всей грудью. Герой-полицейский смущался, давая пресс-конференцию. Фотографы ослепляли вспышками фотоаппаратов. Репортеры рвали друг на друге пиджаки, стараясь поближе подобраться к герою. Жаль, правда, что кинокамеры больше не жужжат. Это бы придало художественности атмосфере. Общественность ликует и алчет возмездия. Убийцы сидят на суде, поникнув головами. И все уже забыли, что отстреливали они своих соотечественников за то, что те были американцами.

Это кино. Американское кино. Вспомните все те триллеры, где льется рекой кровь, где национальным американским злодеем доктором Лектером поедается мозг еще живого человека. Каким неосознанно злым чувством юмора надо обладать, чтобы так тонко изобразить разрушение мозга всей американской нации. Тот монстр всеобщего страха, которого они сами же бережно вылепливали все двести лет с хвостиком, теперь питается своими создателями. Но американцы, как я уже говорил, подобны детям. А потому, как дети, они стараются вылить свои страхи на остальных, чтобы было не так страшно. Чтобы всем досталось по чуточке страха.

И все боятся друг друга. В начале третьего тысячелетия всеобщая паранойя достигла вселенского масштаба. В США боятся выходить из домов, так как на улице стреляют. В России с придыханием сообщают, что было покалечено пара сотен переписчиков. Стандартная акция, рассчитанная на то, чтобы сосчитать сколько же их, вызвала у населения симптомы жуткого страха. До отслаивания кожи на спине. До тошноты. Как в старой безобидной кукольной мультяшке: "Мама! Он нас посчитал!". И по морде. По-розенбаумовски, белыми сапогами. А потом дряни какой-нибудь внутрь принять, и с песней к девкам. Мозг уже не властен над остальным организмом. Уже не организм обеспечивает мозг. Организм начинает жить автономно. Мыслить автономно. А мозг становится праздно кипящей кашицей в черепной коробке.

Мы все боимся. Пенсионеры, собирающиеся на лавочках, перекошенными от чужого страха ртами говорят : "Лишь бы не было войны". Молодежь презирает их за это. А они знают, о чем говорят. Это мое поколение формировалось в начале девяностых. В эпоху дикого беспредела, когда большинство мальчиков хотело стать бандитами, а девочек – проститутками. Они видели войну, и потому, когда они слышат, как где-то стреляют, то им становится страшно. А в наших сердцах пылает молодежный экстремизм. "Война – это дело молодых,/Лекарство против морщин". Мы еще не научились прощать. А потому смотрим на все это страшное, как на очередной американский фильм. Только в США кино уже вышло за пределы кинотеатров. И в России – тоже. А я не хочу, чтобы пуля, выпущенная из ствола винтовки какого-нибудь идиота со сгоревшим мозгом, настигла красавицу Марину Кунявскую или вечно улыбающегося Сашку Мачульского. Любого из знакомых и незнакомых мне людей. Тем более, я бы не хотел, чтобы она настигла меня. Особенно в самый неожиданный момент. К примеру, когда я буду покупать в магазине продукты.

Не дайте своему мозгу сгореть. Слушайте Моцарта.
0058045