Елена СПАСЮК,

С нового учебного года в школах на один час в неделю увеличивается время на иностранный язык. При этом возникает вопрос — зачем было ликвидировать профильное обучение и уменьшать количество часов иностранного языка всего лишь два года назад? И еще — кто будет учить детей?

Учить языки будут больше, а классы для этого будут делиться не на две, как раньше, а на три группы. Усиленное обучение иностранным языкам позволит, по задумке Минобразования, ввести через два года обязательный экзамен по этому предмету в средней школе, рассказал заместитель министра образования Беларуси Казимир Фарино на пресс-конференции 19 августа.

"Два часа в неделю мало, чтобы качественно усвоить иностранный язык. И с 1 сентября в школах будет введен третий час в неделю для изучения иностранного языка для всех учащихся с третьего по 11-й класс. В гимназиях иностранный язык также будут преподавать на час в неделю больше, чем ранее", — сказал он.

Замминистра отметил, что система образования Беларуси готова к нововведению организационно, методически. Есть, по его словам, достаточное количество учителей иностранного языка.

В подходе к изучению иностранных языков явно проявилась непоследовательность властей. Сначала в 2008 году практически ликвидировали систему профильного образования в связи с переходом с 12-летнего на 11-летнее образование (противники назвали это антиреформой образования).

На практике дело выглядело так: были сокращены часы на углубленное и дополнительное изучение профильных предметов, в том числе иностранных языков. Школы, где углубленно изучали иностранные языки, стали обычными: на иностранный язык в старших классах отводилось всего два часа в неделю.

Любопытно, что еще в декабре 2006 года в Беларуси был определен порядок перехода системы образования на профильное обучение, подготовлено нормативно-правовое обеспечение этого процесса. Тогда Фарино сообщал, что в 2008 году система образования перейдет на массовое профильное обучение по естественнонаучному, социокультурному, гуманитарному и профессионально-технологическому направлениям.

Однако все вышло с точностью наоборот.

Но вскоре власти, видимо, спохватились. Как сообщила год назад пресс-служба главы государства, Александр Лукашенко "считает необходимым с учетом современных требований активизировать работу по изучению иностранных языков".

Сказано-сделано. Заместитель министра Фарино уже говорит о том, что несколько лет в Беларуси работают над повышением качества изучения иностранных языков.

И все же — откуда вдруг возьмется необходимое количество учителей? Все, кто имеет какое-то отношение к школе, знают, что даже в столице один и тот же преподаватель учит детей истории, английскому и труду.

К слову, в столичном педагогическом университете имени Танка в прошлом году был набор на обучение по специальности "история, иностранный язык", а в этом — "русский язык, итальянский язык", "русский язык, китайский язык".

Когда обсуждалась ситуация с кадрами в Минске, начальник управления образования Комитета по образованию Мингорисполкома Зоя Хохлова отметила, что "для столичного образования не составит труда переход на обучение иностранным языкам по новым программам". При этом она сказала, что, возможно, где-то на первых порах будут преподавать студенты пятого курса.

Казимир Фарино, в свою очередь, отметил, что увеличится нагрузка на учителей иностранного языка, а значит, зарабатывать они будут больше. Однако как могут учителя разорваться на резко увеличенное количество групп по изучению иностранного языка и классов, в сельских школах в особенности?

Бывший проректор Европейского гуманитарного университета (ЕГУ) профессор Владимир Дунаев в интервью "Белорусским новостям" обратил внимание на то, что у нас преподаватель сам часто знает язык не ахти как.

"В целом в стране приходится констатировать удручающее качество учительского корпуса. Не их вина, что они такие, но что есть, то есть, — посетовал профессор Дунаев. — Это непрестижная в социальном смысле сфера, доказательством чего является, в частности, феминизация учительского сообщества".

Говоря об увеличении количества часов иностранного языка, профессор Дунаев отметил, что это паллиативные методы, которыми поддержать образование можно, но спасти — никак: "На серьезные реформы система образования, боюсь, не сориентирована".

Заметим, что слабое знание иностранного языка — во многом наследие еще советских времен. Впрочем, сказались и особенности нынешней политической системы Беларуси.

"Это неудивительно, — говорит Дунаев. — У нас не пользовались языками в силу закрытости советского общества. Соответственно, не было серьезного отношения со стороны школьников, студентов, преподавателей. В дальнейшем самоизоляция Беларуси не способствовала тому, чтобы внимание к иностранным языкам было на достойном уровне".

Дунаев подчеркивает, что изучение живого языка происходит в основном благодаря общению. Людям в Западной Европе языки необходимы не для того, чтобы сдавать экзамены, а для работы, контактов: "Европа открыта, и знание языка является условием карьерного роста. Таким образом, полагаться на качество изучения языков в школе наивно. Только когда страна откроется миру, у нас будут знать иностранные языки".
-15%
-25%
-15%
-40%
-15%
-50%
-25%
-30%
-20%
-20%
-30%
0071582