Марина Шкиленок,

Многие взрослые разучились выбирать книги своим детям, в то время как современное подрастающее поколение требует суперзанимательной литературы, которая может исподволь учить детей семейным и моральным ценностям. Сложно ли написать книгу для малышей? Может ли белорусская детская литература конкурировать с российскими книжками, которые буквально заполонили наш рынок? Что нужно для создания качественной литературы?

На эти и другие вопросы в студии TUT.BY отвечали Елена Карабанова, директор издательства "Мон Литера", и белорусская писательница Дарья Клюйко, которая недавно выпустила книгу для детей "Приключения Рапабенирапа и Заскорузла".

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


 
Елена, вопрос к вам. Все белорусские книгоиздатели всерьез заговорили о кризисе в сфере печатной продукции. Например, издательство "Мастацкая літаратура" в 2009 году издало 66 наименований книг общим тиражом 300 тысяч экземпляров, а в первом полугодии 2010 года – всего лишь 10 книг общим объемом 17 тысяч экземпляров. По крайней мере, именно такие цифры нам доводят к сведению СМИ. Действительно ли все так плохо в сфере книгоиздательства?

Елена Карабанова (Е.К.): Мне пока сложно судить обо всем белорусском рынке, потому что мы еще молодое издательство. Но, конечно же, мы также чувствуем на себе экономические сложности. Естественно, что спрос рождает предложение. И когда спрос падает, компании также вынуждены уменьшать свое производство.

Спрос падает из-за случившегося финансового кризиса, или просто мы стали меньше читать бумажной литературы?

Е.К.: Я склонна думать, что это все-таки последствия экономического кризиса. Потому что если до кризиса человек мог позволить купить ребенку понравившуюся ему книгу не задумываясь, то сегодня он уже будет считать каждую копейку. И, возможно, также влияет то, что детская литература довольно специфична. Каждый родитель подбирает книгу своему ребенку очень тщательно. Во все времена хорошей литературы было не так уж и много. Это сегодня мы уже выкристаллизовываем то, что было в прошлом веке или несколько лет назад и оцениваем с позиции несколько лет спустя. Сегодня очень сложно сориентироваться. Возможно, поэтому родители стараются не экспериментировать, а покупать старые и проверенные книги, часто не рискуя. Люди же, которые более-менее разбираются в литературе, – да, они посмотрят что-то из новинок, оценят со своей позиции и купят, если им что-то понравилось.

Мы проводили опрос на портале TUT.BY, и я хочу озвучить результат. Вопрос звучал так: "Какие книжки вы читаете своим детям?" 43% ответили, что читают старые советские книжки, 19,5% отметили, что очень сложно найти хорошие детские книги, 15% - ничего не читают, 13,6% покупают российские книги и всего лишь 8% покупают белорусские книги. Видно, что люди все-таки еще не доверяют современной литературе. По такому поводу к нам в ISQ пришел такой вопрос: "Пусть книгоиздатель расскажет, почему детские сказки, которые лежат на полках наших магазинов, стали такими адаптированными, я бы даже сказал – урезанными? Например, сказка Андерсена "Оловянный солдатик" вдруг обрела счастливый финал. Прочитал сказку ребенку и думаю: а что это такое я читал в своем детстве? Поднял старую книжку советских времен, а там все, как полагается в книге Андерсена, – все погибли. Вы так заботитесь о наших детях, что переписываете классику? Что же подумает ребенок, когда дорастет до настоящего Андерсена? Не надо так переживать за наших детей. Я физически не смогу перечитать все сказки в сборнике перед покупкой. Дайте нашим детям качественный перевод оригиналов. С уважением, Владимир".

Е.К.: О, да. В подобных случаях любое издательство берет грех на душу и отвечает сугубо за свою подготовку текстов. Но, конечно же, с классикой нужно быть крайне осторожным, потому что она уже была когда-то выпущена и апробирована, пройдя всяческие редакторские и психологические подготовки. И тут я во всем поддерживаю Владимира. Что же касается новых книг, то здесь приходится идти на риск.

Как вы и сказали, ваше издательство еще достаточно молодое – всего два года. Определили ли вы для себя уже какой-то профиль?

Е.К.: Мы начинали с периодических изданий. И самым первым из таких изданий был журнал для родителей о детях "Бомбини", и мы с огромной любовью относимся к этому изданию. Также профилем нашего издательства стали и детские книги.

Вы плавно перешли от журналов к книгам? Почему решили напечатать книгу Дарьи? Чем она вам так понравилась?

Е.К.: Это было счастливым случаем – то, что Дарья попала именно к нам. И мы подключились к работе над ее книгой. Насчет самой книги... Я очень долго смотрела распечатку Дарьи, когда она ее впервые принесла в издательство. Поначалу меня действительно отпугивало такое сложное название книги. Я в три приема пыталась подойти к этой книге, чтобы взять ее почитать. Но когда я взялась ее читать, то мне стало уже очень интересно. Герои оказались очень обаятельными, и, честно говоря, я не столько сразу увидела книгу, сколько мультфильм. Поэтому с книгой работать было очень интересно.

О книге мы поговорим немного позже. Я хотела задать вопрос по поводу белорусскоязычной литературы. Бытует мнение, что белорусскоязычные книги очень плохо распродаются, поэтому белорусские издатели очень неохотно берутся за издание таких книг. Вы поддерживаете это мнение?

Е.К.: Сложный вопрос. Для того чтобы издатель взялся за книгу, он должен быть уверен в том, что, во-первых, она будет интересна целевому читателю. Во-вторых, она должна быть должным образом оформленной, чтобы сразу привлечь внимание визуально. И если издатель видит, что он может сложить все эти компоненты, а также видит, что есть определенная читательская аудитория именно на этот продукт, то он может взяться за эту книгу.

А когда говорят, что издатели не берутся печатать белорусскоязычную литературу, то здесь вина не только издательств, но также и самих читателей с их потребностями и спросом.

По этому поводу пользователи нашего портала задают вопрос: "Белорусская книжная продукция постоянно участвует в книжных ярмарках, в том числе и в международных. Даже занимает и призовые места. Так, по крайней мере, нам говорят СМИ. Куда же потом деваются книжки? Почему в магазинах сплошь российские издания? Действительно ли наша книга настолько неконкурентоспособна?"

Е.К.: Она конкурентоспособна, но у российских изданий есть один большой плюс – из-за очень больших российских тиражей наши книги получаются неконкурентоспособными исключительно по цене. Поэтому наши, белорусские, книготорговые организации больше заинтересованы брать российские издания, потому что они, как правило, очень широко поддерживаются рекламой. В раскрутку этих книг вкладываются огромные продюсерские деньги. И получается, что гораздо проще продать российское издание, которое дешевле по цене и поддерживается рекламой, чего у белорусских изданий, как правило, нет.

Если я правильно поняла, то российские издания выпускаются большим тиражом, за счет чего они становятся дешевле?

Е.К.: Да.

А почему бы тогда нашим издательствам не увеличить тираж?

Е.К.: Обычный закон рынка. Дело в том, что рынок Беларуси гораздо менее емкий, нежели рынок России. Хотя бы потому, что население России гораздо больше. И иногда доходит до такого абсурда, когда некоторые белорусские книги, которые интересуют российский рынок, приходят к нам в Беларусь уже через Россию.

Действительно, очень странная ситуация. У нас были вопросы по поводу художественного оформления. Вы говорите, что нужна маркетинговая подготовка, в том числе надо угадать с образом героев, красиво и правильно его прорисовать. Как вы работаете с художниками? Как их выбираете?

Е.К.: По-разному. С этой книгой нам повезло, потому что Дарью очень сильно интересовала именно эта сторона, и здесь она уже сама подбирала художника так, чтобы стиль подачи художника соответствовал ее видению.

То есть это был самый оптимальный выбор, когда автор непосредственно работает с художником и выбирает именно то, что нужно нарисовать.

Е.К.: Потому что визуальный контакт должен совпадать с тем, что читает ребенок.

Еще один вопрос с форума: "Где искать работу художнику детской литературы? Сколько примерно платят такому художнику? Выпускают ли белорусские издательства книжки с красивыми иллюстрациями? К примеру, наши детки читают книжки практически без картинок. Нашел на сайте фотографии книжки Робинзона. Вам не кажется, что это примитивизм? Есть ли действительно классные картинки? К примеру, даже комиксы можно делать классно. А иллюстрации на уровне примитивизма, по-моему, это, как правило, для наших издательств. Думаю, что у нас с оформлением все просто атас!"

Е.К.: В ответ нашему читателю мы покажем книгу Дарьи Клюйко. Я не думаю, что картинки из этой книги можно было бы назвать примитивизмом.

Я прочитала начало этой книги своим детям и, действительно, им очень понравился сюжет. В том числе им понравились и картинки. Они очень заинтересовались и сразу стали искать внешнее сходство героев на рисунках с описанием их в самой книге.

Дарья Клюйко (Д.К.): Могу сказать, что нет хороших художников. Когда я написала эту книгу, то еще очень долго потом искала художника.

Как вы вообще пришли к идее написать книгу для детей? У вас еще своих детей, как я понимаю, нет?

Д.К.: У меня еще нет своих детей. А вообще, я человек пишущий и работающий в средствах массовой информации. Но я считаю, что если целыми днями ты делаешь одно и то же, то рано или поздно ты списываешься. И все твои задатки и таланты, данные в самом начале, со временем пропадают, если ты не развиваешься дальше. А сделать это сегодня достаточно сложно, что у меня не особо и получается. Я уже довольно долгое время работаю на одном и том же месте. И я написала эту книгу.

По сути, вы написали эту книгу для себя?

Д.К.: Да, изначально она была для себя. Потом мой муж сказал мне: "Слушай, так хорошо написано. А давай, я подарю тебе картинки? Найдем художника, я заплачу, и будет все красиво". Мы искали среди знакомых и нашли Наташу Читкову, которая буквально сразу нарисовала то, что нам было так нужно. И это после месяца поисков среди унылых и грустных картинок… Такое ощущение, что люди не имеют понятия о том, что рисуют. А когда я увидела эскизы Наташи, то обрадовалась и сказала, что эти эскизы только для моей книги. А когда я принесла эту книгу Елене, то она просто уже не имела права оставаться дома на полке. И благо, Елена это оценила.

Это ваша первая книга?

Д.К.: Да.

Планируется ли продолжение?

Д.К.: Да. И это не секрет.

Как вы придумали такое название "Приключения Рапабенирапа и Заскорузла"?

Д.К.: Это не я, это мой супруг придумал. Заскорузл - как-то больше мое, а Рапабенирап - уже исключительно его идея. И борбухи – одни из главных героев этой книги - своего рода люди-бюрократы. Плащекрылов назвали так, потому что они изначально так выглядели – у них есть плащи, и они на них летают.

В самом начале вы писали эту книгу для себя, но я так понимаю, что вы рассчитывали на то, что потом эту книгу прочитают дети. Как вы, как автор, выбираете образы, чтобы они понравились детям? Дети же очень привередливые и капризные. Вы можете написать десять книжек, а они не захотят их читать только потому, что им просто не понравился главный герой. Как правильно выбрать образ главного героя?

Д.К.: Думаю, что не надо врать и не надо сюсюкать с ребенком. Кроме этого, надо очень хорошо помнить свое детство. Оно может быть и смешным, и грустным – не обязательно все должно быть слащавым и сиропным. Нужно брать больше от жизни, от реальности. Мои герои практически все взяты от жизни, скажем так. Рапабенирап - очень честный и благородный персонаж, и у него практически нет недостатков, кроме как если он слегка занудный. А Заскорузл – это непослушный, капризный и вредный ребенок. Он и подраться может, но остается преданным другом Рапабенирапу. У них очень чистая и искренняя дружба. Хотя сложности характера и трудности перевода там все-таки присутствуют.

Вы написали книгу на русском языке. А почему не на белорусском? Вы пишите для белорусских детей, или у вас какие-то планы?

Д.К.: Я разговариваю на русском языке. Я могу написать на белорусском языке, но это будет неорганично, потому что я не думаю на этом языке. И думаю, что русскоязычных детей в Беларуси гораздо больше. Но если будет потребность – переиздадим на белорусском. У Елены на это есть все права.

Елена, в самом начале разговора вы сказали, что основной ваш профиль – периодические издания. Тоже русскоязычные?

Е.К.: Да.

И вы не работаете с белорусскоязычными авторами? Или вы ощущаете недостаток качественных белорусскоязычных авторов?

Е.К.: Хоть и говорят, что в Беларуси мало белорусскоязычных изданий и что хотелось бы побольше, однако практика показывает, что покупают все же больше именно русскоязычные издания.

То есть вы опять же – идете за спросом?

Е.К.: А что делать, если к нам приходят письма и звонки на русском языке? Ни разу не было ни одного вопроса про белорусский язык. Если бы хоть что-то поступило, то мы бы задумались и ввели хотя бы рубрику на белорусском языке.

В таком случае я зачитаю вам своеобразный посыл от нашей пользовательницы: "В регионах проблемы поиска качественной книги для детей. И это действительно проблема. Из командировок в столицу я обычно привожу детям парочку книжек на белорусском языке. Покупаю из жадности – уж очень привлекательна цена. За три книги в твердом переплете и с прекрасным оформлением я заплатила меньше 30 тысяч рублей. Но почему-то в Бресте этих книг просто невозможно найти. Где любимая книга моего детства "Серебряная табакерка"? Где сказки на белорусском языке? Понимаю, что желающих купить такие издания в нашем городе мало, но читателя надо воспитывать".

Здесь, на мой взгляд, получается такая дилемма: вы не стремитесь работать с белорусскоязычными авторами, потому что нет спроса на такую литературу, а люди, которые хотят найти книгу на белорусском языке, не могут ее найти. Как выйти из такой ситуации?

Е.К.: Это вечная проблема. Как проблема отцов и детей, так и проблема издательства и продавцов. А покупатель здесь уже диктует. Хочу сказать, что читателя надо воспитывать. И если ты взялся за такое дело, как издательство книг или периодической литературы, то ты становишься в ответе за каждое слово. Считаю, что нельзя позволять себе издавать желтую прессу, ведь потом надо как-то будет смотреть людям в глаза.

Это как воспитание ребенка, и ты должен быть ответственным за каждую статью, которую ты выпускаешь читать людям. А вдруг подросток прочтет нечто такое "желтенькое" и ему очень захочется взять это на вооружение?

С точки зрения издателя, если у нас нет финансовой возможности издавать литературу на очень узкий спрос, то, к сожалению, мы и не можем себе такое позволить. Потому что это будет просто вкладывание денег. Чтобы издать маленький тираж, нужно практически столько же денег, сколько и на издание большого. Поэтому единица продукции будет стоить очень дорого. Готов ли будет читатель отдать в два-три раза больше денег за такую редкую книгу, чем за популярную? Наверное, не готов. Особенно сейчас. Но белорусские издательства, которые курируются государством, еще как-то что-то переиздают и выпускают. Поэтому что-то периодически появляется, как минимум, в Минске.

Наверное, у государственных издательств также проблем немало. Потому что, как они заявляли, им приходится работать на голом энтузиазме. Кто в такой ситуации может помочь издательствам? Может ли быть какая-то помощь вообще?

Е.К.: Я, наверное, затрону высокие материи, но чтобы такая литература была более востребованной, чтобы все то, что издается, еще и воспитывало человека, нужна идеологическая подготовка на уровне государства. Чтобы воспитывать читателя, мало повесить эту проблему на издательства, потому что они обязаны хотя бы самоокупаться. Нам тоже сегодня очень тяжело. Мы стараемся варьировать на том, что нужно потребителю, и том, что мы можем сами себе позволить и издавать. Но чтобы сделать выше читательский уровень, этого мало. Здесь действительно нужна помощь на уровне государства. Нужно начинать с самого детства, вспомнить какие-то советские идеологические приемы – забыть все плохое, вспомнить и оставить все хорошее. Ведь сегодняшние дети и уже подрастающие взрослые разучились выбирать из литературы то, что нужно читать.

Какая же литература нужна нашим детям? Вы, как издатель, можете ответить на этот вопрос?

Е.К.: На сегодняшний день я вижу и по своим детям, что после советских времен они немного избаловались. Поэтому сегодня им нужна тщательно подготовленная литература, чтобы она была суперзанимательной и при этом исподволь подавала какие-то моральные и семейные основы. Так что нам придется заново, потихонечку воспитывать молодое поколение.

Мне тяжело судить о подростках, так как у меня самой еще маленькие дети. Но я уже вижу, что для шестилетнего ребенка гораздо интереснее образ американского супергероя и он отходит от исконно наших героев. Почему мы не можем предоставить нашим детям такую возможность? Неужели наши герои не котируются? Я, как мама, стараюсь показывать своим детям наши, советские мультики, и они гораздо интереснее всех остальных. И дети их воспринимают очень хорошо. Но очень многие родители как-то даже не заморачиваются и не думают об этом – поставили американский мультик с переводом - и все отлично, все пошло! И книжки читают такие же. Можем ли мы создать своего супергероя, чтобы он стал реальным конкурентом американским героям?

Е.К.: Это отдельная и довольно огромная тема для разговора, который, скорее всего, надо будет вести с психологами. Мы поднимали этот вопрос и затрагивали его в журнале. Однако сегодня все настолько американизировано и все то, что нам преподносят американцы в своих ширпотребовских мультфильмах и книгах, настолько упрощено, настолько все просто заглатывается и не замечается. В итоге наши замечательные и красивые мультфильмы воспринимаются как тягомотина. А все потому, что наши дети разбалованы этой необычайно легкой пищей, и поэтому все, что чуть-чуть сложнее, им кажется уже жутким занудством. К этому вопросу надо подходить масштабно. Сколько ни создавай мы мультфильмов в старых традициях наряду с такой вот духовной ширпотребовской пищей, это все равно будет скучно и занудно для наших детей.

Дарья, а можно сказать, что ваши герои американские? Есть ли у них какие-то определенные черты?

Д.К.: Нет. Я думающий человек, поэтому и герои мои также думающие. И они интеллектуальны. В моей книге есть над чем подумать. Я бы не смогла написать что-то такое легкое, потому что у меня было богатое на приключения и события детство. И именно такое детство заставляло меня развиваться и становиться лучше. А по поводу вопроса о том, можем ли мы создать своего супергероя, могу сказать, что нет. Потому что у нас просто нет таких денег на рекламу, как у спайдермена.

Вы считаете, что здесь все упирается в деньги?

Д.К.: Здесь даже сравнивать не с чем. Например, наш замечательный актер Купаловского театра, который играет просто супер, от Бога, никогда не станет, как Леонардо Ди Каприо, хотя, как вариант, актерские данные у них будут практически одинаковыми. Потому что Ди Каприо рекламируется и участвует в проектах, в которые вкладываются просто огромные деньги. Возможно, у России больше шансов на это, так как у них и рынок намного больше. А в Беларуси с этим будет сложновато.

По поводу издания книг. Возможно ли найти спонсора, чтобы издать книги? Или люди также неохотно берутся за детскую литературу? Ведь детская литература довольно специфичный товар, и надо пять раз подумать, прежде чем подойти. Есть ли меценаты или спонсоры, которые готовы оказать помощь в издании книг?

Д.К.: Я таких еще не встретила. Мне просто повезло с издателем, хотя в это никто и не верит. Мне поверили и в меня вложили деньги. Сама я не вкладывала никаких денег. Это был огромный риск для издательства. Также это и моя огромная благодарность людям. Для меня они были меценатами. А чтобы пришел добрый дядя, открыл кошелек и отслюнил мне пару сотен тысяч – нет, такого не было.

Я так понимаю, тираж книги еще не очень большой?

Д.К.: Пять тысяч экземпляров.

Вы хотите продавать вашу книгу не только в Беларуси, но и за рубежом?

Е.К.: Хотим. И сейчас ведем переговоры на эту тему.

И вам охотно пошли навстречу?

Е.К.: Не могу сказать, что охотно, потому что мы не договорились окончательно. Но то, что книга понравилась, могу сказать уверенно.

Вы считаете, что ваша книга будет конкурентоспособной на российском рынке?

Е.К.: Если люди заинтересовались, то думаю, что да. Здесь уже им виднее. Есть небольшие вопросы по цене единицы, так как наш тираж относительно российского небольшой, но книга их заинтересовала, им понравилось, и думаю, что мы все-таки найдем общий язык.

Я так понимаю, что следующая книга выйдет еще большим тиражом?

Д.К.: Я очень надеюсь, что еще и это допечатают. Очень хочется в это верить. Внешний вид этой книги и ее содержание – очень конкурентоспособные.

А следующая книга на какой стадии находится?

Д.К.: Она на стадии двух третей. Основной сюжет уже есть. Скорее всего, книга будет более девчачья.

 
{banner_819}{banner_825}
-30%
-21%
-30%
-15%
-40%
-30%
-10%
-45%
-45%
-20%