Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Все, что сейчас может предложить колхоз "Янушковичи" Логойского района в оплату за труд, - поросята. С 10 сентября на расчетный счет хозяйства не поступало ни рубля выручки. Хотя коровы доятся, кабанчики подрастают, и колхозная земля не так давно принесла сравнительно неплохой урожай...

К сожалению, все наше сельское хозяйство похоже на один большой колхоз "Янушковичи", в середине октября не выплативший 83 процента августовской зарплаты, а кроме того, задолжавший сельчанам больше 30 миллиардов рублей за июль, около 6 миллиардов - за июнь и миллиард с хвостиком - за май, апрель, март и февраль, вместе взятые. Как только отошло в прошлое государственное регулирование цен на продовольственное сырье, выяснилось, что молоко и зерно, например, в большинстве из 2,5 тысячи колхозов и совхозов получается дороже, чем у российских и украинских соседей. Теперь перерабатывающие предприятия просто не знают, куда девать масло, сыр, муку. А значит, не из чего зарплату выплатить. Причем крайними в очереди за ней почему-то оказываются колхозники.

Между тем, по словам директора департамента госинспекции труда Министерства труда и соцзащиты Ивана Селедевского, таких больших долгов перед работниками не было уже много лет. К концу сентября за август невыплаченным оказался почти каждый пятый начисленный рубль, а в общей сложности - 113 миллиардов. И в этом повинно далеко не только село.

19,5 процента от начисленных в августе зарплат не выплатила легкая промышленность - прежде самая мобильная и оборотистая. По словам начальника финансового управления "Беллегпрома" Александра Титова, крупнейшее трикотажное градо- и отраслеобразующее ОАО "Полесье", например, задолжало 6 тысячам работников почти полмиллиарда рублей, или без малого половину фонда оплаты труда. К этому "флагману" тесно примыкают барановичское текстильное объединение, витебская фабрика "КИМ". Хотя несколько лет назад у их ворот выстраивались очереди "челноков". Однако тогда обновить оборудование не удалось, поскольку существовало жесткое государственное регулирование рентабельности, цен, да и руководство почивало на лаврах. Теперь же только "Полесью" на реконструкцию трикотажной и вязальной фабрики нужно не меньше 2 миллионов долларов. А остальным?

Недавно, выбирая себе обновку, с досадой наблюдала, как толпятся покупатели у прилавков с российской обувью, хотя она дороже отечественной в полтора-два раза. Покупатели сетовали: "У наших фабрик слишком узкий и немодный ассортимент". Увы, подобное можно сказать о многих швейных, трикотажных, мебельных и других предприятиях, обеспечивающих внутренний товарный рынок. Потому и растут запасы продукции. А коль не продан товар, где же взяться деньгам на зарплату?