Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


В 2002 году Беларуси не удастся вернуть себе статус специально приглашенного в Парламентской ассамблее Совета Европы, потерянный шесть лет назад после не признанного европейскими демократиями плебисцита. На последней в этом году сессии ПАСЕ в Страсбурге "белорусский вопрос" в очередной раз так и не был решен. Он и не мог быть решен, так как ситуация с правами и свободами граждан в Беларуси остается без видимых изменений и даже без намеков на них. Вместе с тем взять ПАСЕ измором у белорусских властей не получается — Европа принципиальна.

Судя по всему, белорусские власти никаких иллюзий по поводу какого-то приемлемого для себя решения на сентябрьской сессии ПАСЕ и не питали. Достаточно взглянуть на состав делегации от Национального собрания, которая отправилась в Страсбург. Поехали рядовые депутаты, и на сей раз дома остался вице-спикер парламента, личный друг президента и завсегдатай сессий ПАСЕ со стороны официального Минска Владимир Коноплев.

Да и ехать было не с чем. В последнее время официальный Минск пытается умаслить ПАСЕ намерениями отменить смертную казнь и ввести должность уполномоченного по правам человека. С тем же самым набором, в принципе, несущественных и косметических мер по внутренней демократизации депутаты Национального собрания полетели в Страсбург и сейчас, правда с грузом обвинительных приговоров нескольким белорусским журналистам якобы за клевету на президента и с дурным резонансом продолжающейся войны с эмиссарами ОБСЕ.

Белорусская оппозиция в очередной раз ехала в Страсбург помешать Национальному собранию легитимироваться и занять долгое время пустующее белорусское кресло в Парламентской ассамблее Совета Европы. Вместе с тем оппзиция таким образом просит ПАСЕ еще раз сделать внушение белорусским властям, направив их на путь внутренней демократизации в стране.

Белорусскую оппозицию постоянно приглашают на сессии этой международной организации еще и потому, чтобы иметь представление о том, что делается в Беларуси. Ведь официальный Минск постоянно утверждает в своих докладах, что в Беларуси демократии чуть ли не больше, чем во всех европейских государствах вместе взятых, а Консультативно-наблюдательную группу ОБСЕ из страны выжили.

Обсуждение "белорусского вопроса" на сессии ПАСЕ в Страсбурге 27 сентября завершилось принятием довольно жесткой резолюции, предложенной специальным докладчиком Парламентской ассамблеи Совета Европы по Беларуси Вольфгангом Берендтом. "За" проголосовало при одном воздержавшемся 56 из 57 депутатов Парламентской ассамблеи Совета Европы, принявших участие в голосовании по проекту этой pезолюции. Интересно, что за резолюцию высказалась даже российская делегация.

ПАСЕ не представляется возможным не только обсуждение о вступлении Беларуси в Совет Европы, но и восстановление для нее статуса специально приглашенного, которое зависит от "прогресса, который будет реализован относительно компетенции парламента Беларуси и его вклада в продвижение демократии". В резолюции отмечается, что в нашей стране по-прежнему нарушаются права человека, полномочия парламента ограничены, СМИ преследуются, избирательная система несовершенна, независимость судов под сомнением и т.д. Вместе с тем список требований по демократизации внутри страны, при выполнении которых перед Беларусью распахнутся двери в ПАСЕ, еще больше расширился. Это изменения в избирательном законодательстве и в Законе о СМИ, возвращение миссии ОБСЕ, а также поиск исчезнувших известных в Беларуси людей. Кстати, при ПАСЕ создана специальная комиссия по этой проблеме во главе с депутатом российской Госдумы, правозащитником Сергеем Ковалевым.

Первая реакция официального Минска на резолюцию ПАСЕ по Беларуси — заявление МИД — выдержана в обычном для белорусских властей ключе с пассажами о политике двойных стандартов в отношении Беларуси. Хотя жесткость резолюции свидетельствует о том, что тактика взять международные организации измором, не предпринимая никаких шагов по изменению ситуации внутри страны, провалилась. Но считают ли так власти? От этого зависит, обломится ли белорусам немного демократии.