Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


В Прокуратуру Республики Беларусь поступило заявление от гражданина Лебедько. Он ходатайствует о возбуждении уголовного дела по факту прослушивания его телефонных переговоров, в частности - с российским гражданином Немцовым. Ведь это плохо, незаконно, когда телефонный разговор двух граждан подслушивают без санкции прокурора. И надо, чтобы по всей строгости ответили слухачи, не так ли?

По наивной логике - именно так. Но на деле пока всё — с точностью до наоборот. Поверхностное объяснение заключается в том, что упомянутый гражданин Лебедько — не кто-нибудь, а лидер, пожалуй, самой заметной и перспективной белорусской оппозиционной партии — Объединенной гражданской. А гражданин Немцов, соответственно, лидер фракции Союза правых сил в Государственной думе России. Будь они простыми обывателями, которые толкуют о ценах на картошку, естественно, сто лет кому-нибудь нужны были бы их приватные беседы. Но эти два не последних в политике человека толковали к тому же на весьма скандальную ныне тему белорусско-российских отношений. И при этом — в основном, заметим ради объективности, из уст экспрессивного москвича — звучали всякие нелицеприятные выражения в адрес некоторых высокопоставленных лиц.

Вот поэтому-то многолетние подвижники интеграции негодуют. Так, вождь КПРФ Зюганов требует призвать невоздержанного на язык коллегу по Думе к ответу за козни против единения братских народов. Говоря казенным языком — провести "обстоятельное расследование провокационных действий Бориса Немцова по развалу Союза России и Беларуси". И, как сообщают российские масс-медиа, фракция КПРФ в Государственной думе будет даже просить совет нижней палаты "дать соответствующим службам поручение изучить высказывания Немцова по поводу российско-белорусского союза".

С заявлением по поводу опубликования расшифровки телефонного разговора выступил также пресс-секретарь белорусского МИДа Павел Латушко. По его словам, белорусское внешнеполитическое ведомство считает, что МИД России должен "соответствующим образом прокомментировать подобные высказывания руководителя фракции СПС в Госдуме Бориса Немцова".

А уж о белорусских официальных СМИ и говорить нечего. Врагов союза и действующего руководства Беларуси просто смешали с грязью. Пламя негодования по поводу закулисных интриг двух партийных лидеров вздымается до небес.

И при этом абсолютно в тени остается простой, ну совсем наивный вопрос: откуда дровишки?

Потому как очень неудобный этот вопрос. Даже стыдный. Ведь если называть вещи своими именами, весь сыр-бор разгорелся с подачи сексота (кто не знает — СЕКретного СОТрудника). Некий дядя с чемоданом принес кассету в редакцию газеты — и пошло-поехало. То есть, в данном случае налицо нарушение закона, вторжение в личную жизнь. Закон ведь не делает оговорки: мол, это смотря кто и о чем говорит — Иванов с Петровым о картошке или же Немцов с Лебедько об, извиняюсь, интеграции.

А ведь граждане Немцов и Лебедько вовсе не адресовали свои слова широкой публике. Вполне возможно, что и товарищ Зюганов, доведись ему где-нибудь на даче ударить себя по пальцам молотком, употребляет непарламентские выражения. Так что — за это мандат отбирать? Да нет же, абсолютно резонно скажете вы, это его сугубо личное дело — как выражаться в интимной обстановке. Закон не случайно предусматривает ответственность за ПУБЛИЧНОЕ оскорбление, ПУБЛИЧНУЮ клевету.

Увы, нравы наших властей в этом смысле, что называется, оставляют желать… Помните, как некогда из высочайших уст прозвучала похвала тогда пребывавшему еще в милости премьеру (ныне же неоднократно судимому) Михаилу Чигирю: мол, даже на кухне с женой ничего плохого про шефа не говорит. В другой раз Главный Начальник публично дал понять, что в деталях осведомлен, о чем келейно беседуют западные дипломаты.

Некогда в Америке Уотергейт оказался роковым для карьеры тех, кто дирижировал прослушкой. У нас же "Лебедькогейт" пока свелся к тому, что всех собак повесили на оппозиционного политика, у которого телефон оказался, гм, неважным…

Между прочим, даже в миллион раз обруганные коммунистические времена — уж товарищ Зюганов-то должен помнить — существовало такое понятие, как аморалка. Так вот, в данном случае мы наблюдаем сплошную и совершенно бесстыдную аморалку.

Да что там коммунистические времена: даже в седую старину, когда с недругами вовсе не церемонились и могли даже запросто посадить за оппозиционные взгляды на кол, — даже тогда правители брезгливо морщились и неизменно говаривали: "Доносчику — первый кнут".

С тех пор, как видим, нравы сильно упали.

Александр КЛАСКОВСКИЙ,
Белорусские новости
,