Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Ровно год назад Беларусь пришла к избирательным урнам — и определила для себя перспективу как минимум на несколько лет. Оппозиция сразу же скажет про подтасовки. Но положа руку на сердце, социология подтвердила, что Главный Кандидат проходил и без всяких приписок. Проблема куда сложнее.

Да, тезис об "элегантной победе", прозвучавший год назад из уст триумфатора, породил море иронии. И вообще много сказано про "режим", "авторитаризм", "последнего диктатора Европы". Но все же демонизировать того, кто оказался на вершине государственной пирамиды, и таким образом персонифицировать всю ответственность за восемь лет прозябания белорусского общества — значит, мыслить неглубоко, упрощенно. Как ни банально, но мы все в ответе за то, что происходит со страной.

Это был год крушения нескольких мифов.

Сразу после той "элегантной победы" даже среди либералов стала популярной иллюзия, что второй срок Александра Лукашенко (оставим в покое два года, приплюсованные редактированием конституции) станет временем реформ. Действительно: система выстроена, заискивать перед электоратом больше ни к чему, да и экономическая ситуация подталкивает...

И говорил победитель красиво. Хотя никто не тянул за язык: игра сделана, и можно не тратить красноречие.

На пресс-конференции 10 сентября 2001 года Александр Лукашенко был, однако, патетичен. Он заявил, что постарается стать президентом всех белорусов. Включая без малого миллион (по официальным данным) тех, что голосовали за его соперника. Переизбранный президент пообещал также либерализацию экономики и диалог с Западом.

Что мы имеем сегодня?

Экономика по прежнему управляется в духе селекторных совещаний. На время битвы за хлеб и вовсе была объявлена чрезвычайка. Предприниматели бастуют уже на Октябрьской площади, в двух шагах от резиденции главы государства.

Оппозицию давят пуще прежнего. Порядок в распоясавшихся профсоюзах наводит вчерашний чин президентской администрации. Открытым текстом — хотя не царское дело руководить партийным строительством — велено слиять воедино две компартии, устранив таким образом нелояльную структуру. Самую, пожалуй, динамичную и перспективную в оппозиции Объединенную гражданскую партию Минюст уже обложил красными флажками предупреждений, как волка на охоте. На днях создан новый белорусский комсомол, чреватый монополией в молодежной жизни. Удар за ударом получает негосударственная пресса, тают ее ряды — вот нет уже прежних "Пагоні", "Нашай свабоды", "Свободных новостей"... Осужденные журналисты Маркевич и Можейко начали отбывать срок "химии". Ну а что касается отношений с Западом — сразу приходит на ум анекдот про пессимиста и оптимиста: "Хуже уже не будет" — "Будет, будет!". Последнее неустанно доказывают наши высокопоставленные оптимисты "многовекторной" внешней политики.

А теперь еще мы наблюдаем и фиаско интеграционного мифа.

В субботу в Полоцке на "Дожинках" Александр Лукашенко снова наговорил Кремлю резких слов. Сказал, что никакого официального ответа на свое последнее письмо Путин из Минска не получит. Потому что нет в его предложениях ничего свежего. Разве что — создать некую группу, но она, по мнению белорусского лидера, пятое колесо в телеге. И вообще "российское руководство сегодня продемонстрировало, что не хочет строить равноправный союз с Беларусью". Далее, правда, последовала смягчающая формулировка: мол, противников строительства союзного государства "немало среди членов российского правительства, а также среди богатых людей, которые хотят криминализировать Беларусь".

Но теперь — помните сказку про пастушка? — в этот крик "волки! волки!" уже мало кто верит. Слава главного интегратора грубо втоптана в пыль. Путин перехватил инициативу, и после предложения о референдуме Лукашенко выглядит в глазах энтузиастов единения уже тормозом сакрального процесса.

К тому же Москва явно не поддержит любые игры, нацеленные на продление срока в кресле Самого Главного в Беларуси.

Короче, у президента немало поводов для тяжелых раздумий.

Но не меньше поводов для самокритичных размышлений у тех, кто все эти годы критикует главу государства. Оппозиция не блистала в переломные моменты новейшей белорусской истории. Можно сколько угодно упрекать народ за несознательность и пассивность, но политика — искусство возможного.

У политологов в ходу выражение "электоральная революция". Это когда в бурлении общественных страстей девятый вал голосования вдруг сметает старую власть и возносит на гребень триумфа нового лидера. Применительно к Беларуси всякие такие "югославские варианты" проблематичны. Исходя из национальной специфики — ну какой там девятый вал в нашей болотистой местности? — уместнее рассуждать о перспективах электоральной эволюции. Это когда у критической массы рядовых граждан исподволь вызреет внутренняя потребность перемен.

Год после выборов — время досточное, чтобы сделать выводы всем: и власти, и ее оппонентам, и той массе электората, что не ходит по митингам. Не за горами всякие новые выборы — и скоро мы увидим, кто и как усвоил уроки этого года.

Александр Класковский,
Белорусские новости