1. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  2. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  3. «Противопоставление официальным комментариям». Генпрокуратура передала в суд дело журналиста TUT.BY и врача БСМП
  4. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  5. Бывшему милиционеру дали 2 года «химии» — за оскорбление оперативника
  6. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  7. 3 года «химии» получил минчанин, который выкатил камень на дорогу во время акции протеста
  8. Штрафы за участие в акциях протеста скоро вырастут до 100 базовых. Что изменится с новым КоАП?
  9. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января
  10. Бывший студент БНТУ подал иск, чтобы отменить свое отчисление. Вот что решил суд
  11. «200 гостей гуляли два дня». Как сложилась судьба новобрачных, которых искали читатели TUT.BY
  12. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  13. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  14. «Два с половиной года мы боремся за жизнь». История Надежды, чья дочь больна раком
  15. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  16. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  17. «Условия крайней необходимости». СК отказался возбуждать дело на милиционера, который в Жодино ударил женщину в лицо
  18. «В 115 ответили: «Ну вы же взрослые, сами решите». Как жила минская Малиновка без отопления и горячей воды
  19. «„Перевернуть страницу“ нельзя, психика так не работает». Психиатр, отсидевший «сутки», о том, что мы переживаем
  20. «Лукашенко меня не обувал, чтобы я сейчас переобулась». Анжелика Агурбаш об отношении к ситуации в стране
  21. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  22. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  23. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  24. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что должно заметно подорожать
  25. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  26. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  27. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  28. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  29. Шахтеры, которые ушли в стачку, ответили на обещания «Беларуськалия» взять их обратно на работу
  30. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова


Ігар СТУКАЎ,

Аўтарытэты ў галіне “піяру”, рэкламы, музыкі, ліатратуры, а таксама вядомыя беларускія блогеры высвятлялі на прэс-сустрэчы ў межах першага фэстывалю беларускамоўнай рэкламы і прамоцыі "Аднак!", што такое рэклама па-беларуску — мода, даніна гісторыі, маркетынгавая фішка альбо рацыянальны і добра спрагназаваны крок? Са спрэчкі цягам дзвюх гадзін “Заўтра тваёй краіны” зрабіў свае высновы.

Яе прыбраць трэба -- на хрэн!

“Рэклама па-беларуску – гэта экзотыка”, -- так лічыць лідэр групы “Крама” Ігар ВАРАШКЕВІЧ. І менавіта гэтую экзатычную з’яву пісьменнік і выдаўца Адам ГЛОБУС прапануе папросту паслаць на тры літары:

-- А мне без розніцы, якая рэклама мяне задзяўбе: па-беларуску, па-ангельску ці па-італьянску. Рэклама ўсім абрыдла. На беларускай мове яна абрыдла крыху менш, чымсьці на ўсіх астатніх. Я не люблю рэкламу. І я не ведаю тых людзей, якія любяць рэкламу. Тыя, хто зарабляе на ёй, хіба што? Але я не зарабляю.

Андрей ЭЗЕРИН, руководитель проекта CORPO:

-- Те, кому сегодня 20-25, рекламу воспринимают совершенно спокойно. У них нет такого бурного отторжения, как у старшего поколения. Задача состоит в том, чтобы это информационное поле было более высокого качества.

Дмитрий ВОЙНОВСКИЙ, представитель рекламного рынка:

-- В среднем каждый из нас получает полторы тысячи рекламных обращений в день. Каждый вправе выключать эти каналы, потому что даже представить страшно, как мозг обрабатывает всю эту информацию.

Но для тех, кто появляется сейчас на свет, реклама – это субкультура, которая учит их, как ходить, как общаться, как одеваться. Этому никак нельзя противостоять. С этим нужно жить. И жить качественно.

Выснова: Рэкламы будзе толькі болей – і з гэтым даводзіцца пагадзіцца.

Тут справа не толькі ў мове

Сёння тыя, хто замаўляе рэкламу, вельмі моцна асцерагаюцца, што спажыўцы не зразумеюць яе па-беларуску.

Сергей СКОРОХОД, руководитель проекта Marketing.by:

-- Заказчика сложно убеждать в обратном: он хочет потратить свои деньги так, чтобы это сработало. И все, что у нас сейчас появляется на “мове” -- это благодаря активной и качественной работе агентств, которые умеют убеждать клиента, либо благодаря тому, что сам рекламодатель пропитан белорусской идеей.

Андрей ЭЗЕРИН, руководитель проекта CORPO:

-- Пиарщики должны вести людей. Только плюс рекламе, если она на белорусском.

Евгений ЛИПКОВИЧ, блоггер:

-- Нет символов, которые бы четко обозначили отстранение Беларуси от России. Какие у нас символы, на основании которых мы можем двигаться в национальном направлении? "Бульбаш"? И все?! Есть ли что-то, на чем можно было бы строить потребность белорусскоязычной рекламы?

Михаил ДОРОШЕВИЧ:

-- На каком языке будет реклама – это не самая принципиальная вещь. Хорошая реклама на любом языке "цепляет". Но если посмотреть с научной точки зрения, то Беларусь, что касается телевизионных каналов и Интернета, находится в одном информационном поле с такими соседними странами, как Россия и Украина, где существует русскоязычная реклама. Соответственно: для того, чтобы отделять рекламу русскую и национальную, язык имеет, на мой взгляд, большое значение.

Дмитрий ВОЙНОВСКИЙ, представитель рекламного рынка:

-- Проблема в монетизации белорусского языка в рекламе. Реклама не должна быть ни умной, ни красивой. Она должна продавать. А на сегодняшний день, кроме Интернет-рекламы, где геотаргетинг (механизм, который позволяет показывать рекламу только тем пользователям, которые выходят в Интернет из заданного региона) имеет определение основное посыла, основная целевая группа, если она не высокообразованная, просто не поймет этого рекламного послания. И тут: стимулируй -- не стимулируй, желай -- не желай этого, реклама просто не будет работать.

Михаил ДОРОШЕВИЧ, руководитель проекта Gemius в Беларуси:

-- Реклама – это наука. Она основывается на исследованиях эффективности. Рассуждать о том, на каком языке рекламировать в Беларуси, можно говорить только после проведения исследований.

Алена МАКОЎСКАЯ, кіраўнік Міжнароднага грамадскага аб'яднання "Згуртаванне беларусаў свету "Бацькаўшчына":

-- Апытанне ў межах кампаніі “Будзма!”, праведзенае лабараторыяй “НовАК”, сведчыць пра запатрабаванні спажыўцоў: 37 адсоткаў сказалі, што рэклама павінна быць пераважнай большасцю на беларускай мове. Але калі адыйсці ад моўнага пытання, дык 70 адсоткаў спажывае беларускарыентаваны інфармацыйна-культурны прадукт – гэта не значыць, што на беларускай мове, гэта значыць, што ён зроблены з улікам беларускай ментальнасці, што ён звязаны з беларускімі культурнымі ды іншымі прадуктамі.

Улад САВЕЛЬЕЎ, крэатыўны дырэктар адной з рэкламных агенцый:

-- Беларускую мову цяжка прасоўваць у рэкламу. Не кожны рэкламадаўца хоча выдаткоўваць у яе. Але быў у нашай практыцы прыклад, калі адно з буйных прадпрыемстваў праводзіла даследаванне фокус-груп. Высвятлілася, што беларусы не так разумеюць рэкламу, як расейцы. З гэтага мы вырашылі, што трэба рабіць сваю рэкламу, а не адаптаваць расейскую. Здымаць свае ролікі, якія будуць спрацоўваць менавіта на беларусаў, на беларускую ментальнасць.

Сяргей ЧАЛЫ, экономист:

-- Реклама продвигает продукт. Не хватало еще спонсировать рекламу на белорусском языке, вводить квоты -- 75% только белоруской рекламы! Это протекцционизм.

Адам ГЛОБУС, пісьменнік, выдаўца: Чым больш у рэкламе будзе беларускай мовы, тым больш яна пашыраецца. Ёсць вайна культур, ёсць гандлёвая вайна: альбо мы расейцаў, альбо яны -- нас.

Выснова: Калі за беларускія грошы – дык давайце нам беларускую рэкламу, і яна дапаможа нам захаваць беларускі рынак!

Калі пачне гаварыць Люся Лушчык?

Виктор МАЛИШЕВСКИЙ, блоггер:

-- Сейчас многие говорят: страна заговорит по-белорусски, когда на этом языке заговорит президент. Так вот: страна заговорит по-белорусски, когда на "мове" станет говорить Люся Лушик. А Люся Лущик заговорит, когда ее начальство заставит сделать рекламу на белорусском языке.

Алег ХАМЕНКА, лідэр групы “Палац”

-- Зараз мы падпарадкаваныя сацыяльнай і бізнес-прасторы Расіі. Змяніць гэта можна толькі адміністрацыйным альбо ваяўнічым шляхам. У мяне сто раз пыталіся: як змяніць сітуацыю, каб больш размаўлялі па-беларуску. Знайшоў адказ у Якуба Коласа: як толькі нашыя начальнікі загавораць па-беларуску, справа адразу ж пойдзе на лад. Прыклад — тое, што мы маем зараз з міністрам культуры Латушкам.

Выснова:
І няма чаго тут біцца: пакуль мы не выхаваем начальнікаў, якія будуць гаварыць па-беларуску.

P.S. Агульная выснова: Трэба зафіксаваць, што беларусы з расейцамі – розныя. Значыць, рэкламны прадукт, які тут ствараецца, павінен быць разлічаны на нас, калі рэкламныя агенцыі хочуць падняць эфектыўнасць продажу іх заказчыкаў і калі рэкламадаўцы хочуць, каб тут прадавалася іх прадукцыя.
-30%
-10%
-55%
-10%
-50%
-7%
0071674