Андрей Коровайко,

В начале года Александр Лукашенко поручил разработать закон о прохождении в Беларуси альтернативной службы в соответствии с 57-й статьей Конституции страны. Глава Совбеза Леонид Мальцев тогда отметил, что "по данной теме существует много различных инсинуаций".

"Между тем в Беларуси альтернатива срочной службы действует. К примеру, кроме срочной службы есть служба в резерве, которая является альтернативной, - сказал Леонид Мальцев. - Юноши также получают воинские специальности на военных факультетах и военных кафедрах в учебных заведениях, а затем срок их службы составляет всего шесть месяцев".




Но можно ли считать эти виды службы альтернативой? Какой будет альтернативная служба в Беларуси? Какая альтернатива уже существует? На эту тему в эфире TUT.BY рассуждал Александр Алесин, военный аналитик, обозреватель газеты "Белорусы и рынок".


Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео

- Что такое альтернативная служба?

- Я бы назвал ее службой, альтернативной армии, потому что, если взять мировой опыт, это гражданская служба, которую человек проходит вместо службы военной. Он таким образом выполняет общественный долг, если по идейным, моральным, этическим соображениям он не может проходить военную службу.

- Грубо говоря, не хочет брать автомат в руки и стрелять.

- Да, но я бы даже больше сказал. Сейчас это понятие гораздо шире. Армия – это организация, которая уравнивает разных людей, которые обладают разными психическими качествами, складом нервной системы, культурными особенностями и так далее. Не все в это прокрустово ложе влезают. Не всех можно поравнять, не весь человеческий материал гибкий. Много есть трагических случаев, когда люди просто не выдерживают дисциплины, жесткого армейского быта, казарменных нравов и т.д.

- Но этих людей, наверное, на медицинской комиссии признают негодными…

- Увы, я думаю, что настолько тонко у нас психоанализ при призыве в армию не распространен. Это за рубежом был опыт, когда военнослужащие конфликтовали, стреляли друг в друга, там обращают на это внимание. Мы таких высот еще не достигли. Поэтому если брать само понятие альтернативной службы, я думаю, что это достояние высокоразвитого культурного общества на определенной стадии развития, когда люди осознают, что неважно, сколько людей загнали под ружье, - важно качество. Не нужен всякий военный, нужен военный, который может, хочет и умеет служить. Все остальные пусть приносят пользу обществу в других местах – на общественных работах и т.д.

- В начале этого года говорили о том, что нам нужна альтернатива службе в армии. Неужели пришли к пониманию того, о чем Вы только что сказали?

- Все дело в том, что военные никогда этот вопрос поднимать не будут. Они говорят: это не наше дело, оно нас не касается, это должно инициировать гражданское общество, депутаты.

- Военные не заинтересованы в том, чтобы была качественная армия?

- Они заинтересованы, но ждать, что они будут уменьшать призывной контингент, не стоит. Они, в силу склада своего ума, подозрительно относятся к людям, которые говорят, что у них такие нравственные установки, ввиду которых они не могут взять в руки ружье. И это правильно: военные – не пацифисты. Они планируют военные операции, войны, цифры потерь. Это все ужасно, но это такая профессия - такая же, как профессия хирурга, патологоанатома. И никогда от них никто не дождется, чтобы они по таким, как им кажется, эфемерным основаниям сокращали призывной контингент. Тем более что у нас конфликтов на этой почве не очень много – то ли потому что сами люди не знают, что есть такая возможность, то ли потому что общественное сознание не выросло до такой степени. Я думаю, что от этого была бы польза для самой армии, потому что она на законном основании могла бы освободиться от того контингента, который не может, не хочет служить.

- Его же содержать тоже нужно.

- Совершенно верно! Он доставляет массу хлопот. Поэтому я думаю, что этот правовой вакуум должен быть заполнен. Надо сказать, что система комплектования белорусской армии построена по западным образцам и достаточно разумна. Все наши министры обороны были достаточно разумные люди, и в результате их усилий была построена нынешняя система комплектования.

- Она работает, по крайней мере…

- Да она работает, обеспечивает армию достаточно качественным призывным материалом. Люди, которые хотят получить образование, его получают. Ведение службы в резерве позволяет особо не отвлекать ценных работников. Например, человек – танцовщик или скрипач, музыкант другого профиля. Загонять его в казарму совершенно нерационально, и может это испортить ему карьеру, понизить квалификацию. Поэтому служба в резерве – это освоение какой-то воинской специальности, что называется, без отрыва от производства.

- Мы заговорили об альтернативе, которая уже существует. Можно ли считать это альтернативой?

- Нет, это всего лишь один из видов воинской службы. У нас есть служба по контракту, есть служба по призыву и есть служба в резерве. Плюс у нас еще есть так называемая территориальная оборона, где люди способны носить оружие в случае возникновения предвоенного периода. Они получают оружие и под руководством местных властей осуществляют охрану и оборону своего родного дома и, скажем так, объектов, находящихся рядом. Так что у нас достаточно стройная система.

- Мальцев называет также военные кафедры, военные факультеты..

- Это способ подготовки контингента, но отнюдь не альтернатива военной службе. Есть люди, которые по религиозным соображениям напрочь не хотят проходить военную подготовку. Ну и кроме того, есть люди, которые в силу политических убеждений не хотят…

- … поддерживать существующую власть?

- Да. Они тоже имеют право на свое мнение, и они такие же члены нашего общества. Возможно, когда действительно возникнет какая-то ситуация, этот человек будет трудиться в тылу или на гуманитарной работе и поддерживать свою страну. Но оружие в руки он брать не хочет. А служба в резерве – просто вид воинской службы, который есть во многих странах. Причем в некоторых странах дело доходит даже до подготовки пилотов резерва. Например, Джордж Буш-младший был пилотом резерва, а отец его был летчиком Второй мировой войны. Буш-младший научился пилотировать самолет и в случае необходимости может занять свое место в боевом строю. Служба в резерве – это освоение воинской специальности в течение определенного количества часов. Затем летом резервистов призывают на сборы, где они закрепляют свои навыки и получают воинский билет, где отмечено, что человек проходил службу в резерве плюс указана его учетная воинская специальность.

- В феврале этого года президент поручил межведомственной комиссии, которая возглавляется не военными, а министром по труду и соцзащите…

- Очень правильно! Во всем мире альтернативная служба регулируется ведомствами, которые заняты вопросами трудоустройства. Военные к этому не имеют никакого отношения – и не должны. Сказать, что у нас есть какие-то большие проблемы с альтернативной службой, пока нельзя. Есть отдельные люди, которые выламываются из общих рядов.

- Есть 57 статья, которая предполагает, что у нас должна быть альтернатива службе в армии.

- Да, необходимо ликвидировать правовой вакуум. Это ведь статья непрямого действия. Необходимо иметь ряд нормативных актов, которые бы подробно описывали, как человек может воспользоваться своим конституционным правом. То есть он может проходить альтернативную службу. Пока нет такого механизма, это просто декларация, и человек не может воспользоваться своим конституционным правом. Это необходимо для того, чтобы совершенствовать наше государство. Это очень разумная мера, которая должна всячески приветствоваться – и военными в том числе. И эта проблема должна решаться, чтобы не было правового тупика.

- Так и непонятно, что там будет прописано: будет ли указано, что те виды прохождения службы в армии, которые сейчас существуют, объявят просто альтернативными…

- Нет, ни в коем случае! Я думаю, что мы будем ориентироваться на международное право. А там прописаны совсем другие вещи: люди проходят гражданскую службу. Они выполняют роль, например, обслуживающего персонала медицинских учреждений по уходу за престарелыми, за инвалидами. Я знаю, что немцев, которые проходят гражданскую альтернативную службу, могут отправить даже в Сибирь, где они будут выполнять какие-то непопулярные работы, по призрению инвалидов например. Кроме того, они могут участвовать в гуманитарных акциях – работать с наркоманами, бомжами. Но чтобы не было оттока людей из армии в гражданскую службу, срок этой службы обычно более длительный. Кроме того, в ряде стран люди, проходящие альтернативную службу, лишены тех льгот, которыми обеспечены военнослужащие. Человек, который проходит воинскую службу, может иметь некие льготы: например, льготные кредиты на высшее образование, подвижку в очереди на строительство жилья, льготное кредитование. Мировой опыт в этом направлении настолько наработан!..

- Кстати, можно, наверное, в какой-то мере назвать получение высшего образования альтернативой службе в армии: ведь военнообязанные, которые учатся в вузе, в армию не идут.

- Я думаю, что эта система требует доработки. Если взять даже дореволюционную систему, то люди с высшим образованием получали статус вольноопределяющихся: они проходили воинскую службу, но по облегченной программе, и в общем ряду не стояли. Нужно думать, как более качественно задействовать столь ценный контингент, как люди с высшим образованием. И в то же время они должны быть способны исполнять воинский долг в случае военной ситуации. Ведь не обязательно всех гнать в казармы.

- Насчет казарм: где живут люди, которые проходят за рубежом альтернативную службу?

- Если они находятся далеко от своего места жительства, то им предоставляются какие-то общежития. Есть военнослужащие, которые служат, а вечером уезжают домой. Поэтому если альтернативная служба проходит в месте проживания человека, зачем тратиться на его содержание? Пусть он работает и проживает дома! Надо искать наиболее дешевый и нетравмирующий человека вариант, чтобы он не чувствовал себя изгоем, исторгнутым из общества человеком, который брошен на какие-то грязные работы. Он просто сделал свой выбор и служит обществу доступным ему способом.

- Получается, выбор такой: шило на мыло меняешь. Или ты идешь в армию, где несладко, или едешь в Сибирь.

- По Конституции все люди должны служить обществу. Вопрос ведь только в форме. Раньше вообще служба в армии называлась воинской повинностью – рекрутов набирали на 25 лет, хотел того человек или нет. Потом это стало почетной обязанностью, а сейчас это конституционный долг. Раз это долг, почему один человек должен жертвовать каким-то временем своей молодой жизни, а другой получать все радости жизни, когда его сверстник в обмундировании с автоматом парится в жаркую погоду? У нас все люди перед Конституцией равны, но если ты хочешь выбрать более удобный для тебя способ – пожалуйста!

- Люди, которые по разным соображениям не хотят идти служить в армию, в основном “косят” – по результатам опроса, который мы сегодня проводим на нашем портале…

- Это как раз взвешенная политика: с одной стороны, возможность альтернативной службы по каким-то внятным причинам, а с другой стороны, привилегии тем, кто служит. Тогда люди будут решать, идти им на срочную службу и получать полный социальный пакет или избрать альтернативную службу.

- Рассчитывать на то, что быстро изменится общественное мнение, не приходится. Наверное, придется как-то разобраться с теми медкомиссиями, которые сейчас существуют. Может быть, как-то жестче будут отсекать “косящих” и предлагать им пройти альтернативную службу…

- Я думаю, это должно сопровождаться ужесточением соблюдения действующего законодательства. И человек будет доказывать свое право на тот или иной вид службы.

- А почему в Конституции статья есть, а альтернативную службу до сих пор никто не пытался создать? Или пытались?

- Нет, не пытались: общественное мнение не созрело. Мы все-таки во многом выходцы из советского общества. Мой сын, например, получил специальность офицера запаса причем добровольно, сам.

- Я тоже. Я офицер запаса, но сделал это для того, чтобы в армию не идти.

- Сейчас ситуация такая, что можно получить воинскую специальность, не проходя службу в армии. Главное, чтобы вы были призывным контингентом. Ведь задача общества не загнать человека в казарму, а получить конечный продукт – хорошо подготовленного будущего солдата, который по своим физическим, психологическим, моральным качествам и умениям способен по первому зову родины взять в руки оружие. Это даже необязательно – сидеть в казарме. Лет десять назад мы ездили в Польшу. Там формировался польско-датско-немецкий корпус. Нас удивило, что уборку в казарме выполняли женщины уборщицы. То есть сидели молодые крепкие ребята, занимались своими делами, а лестничную клетку, коридоры убирали гражданские люди. То есть то короткое время, пока военнослужащий находится в армии, он посвящает специальности и повышению квалификации, чтобы он был действительно солдатом. Чистить картошку – не задача, и не задача чистить унитазы зубной щеткой. Задача – получить конечный продукт. И сейчас я даже приветствую, когда в некоторых частях кухонные функции выполняют привлеченные гражданские лица. Это нормально.

- Может быть, в армии что-то подправить, чтобы не требовалась эта альтернатива?

- Я думаю, что армия должна изменяться вместе с обществом и соответствовать требованиям, которые мир к ней предъявляет. Военные действия в основном ведутся профессионалами, сам характер войны меняется. Думаю, что нынешняя структура белорусской армии отвечает современным требованиям. Есть мощное ядро – это мобильные силы, которые обладают высочайшей подготовкой, и в огне не горят и в воде не тонут. У них сам склад характера приспособлен к воинской службе: сами в военкоматах просятся в спецназ. Есть призывники, которые несут службу в технических войсках, мотострелковых, танковых. Это нормальные люди, не терминаторы. Это основная масса людей. Остальные – которые уже прошли службу и в случае необходимости готовы, “если завтра война”. Это нормальная структура и иерархия. Сейчас понятно, что силы нападения, высокоточное оружие таково, что вряд ли удастся собрать военкоматам этот контингент. Конечно, основной удар примут на себя войска постоянной готовности. Они будут вести мобильную оборону. За это время удастся мобилизоваться. И если уж так случится, что враг будет проникать на территорию, территориальные подразделения будут бороться с диверсантами – количественно, потому что качественно они их вряд ли превзойдут. Это правильно и соответствует требованиям сегодняшнего дня. Потому что ведется война спецподразделениями, диверсионными подразделениями. А для защиты узлов связи, и командных пунктов, мест хранения боевой техники большой контингент не нужен – действуют силы спецназа.

- Мы разобрались, что срочная служба в армии нужна, чтобы подготовить людей, которые смогут встать под огонь, если вдруг беда. Для чего же тогда нужна альтернатива службе в армии. Для чего человеку, который не хочет, не может – неважно, - не встанет под ружье, когда вдруг случится беда, почему его нужно чем-то занять?

- Все дело в том, что никто в обществе не должен существовать за счет кого-то, ведь он ничем не лучше своего сверстника.

- И не хуже.

- Да. И если в Конституции прописано, что человек должен отдать обществу какой-то долг, я думаю, что это справедливо. Ты меня прикрываешь в армии, а я тоже выполняю какую-то ценную работу: может быть, там твой родственник находится в обездвиженном состоянии или в доме престарелых. Ты это не любишь, а я это делаю. Это нормально для всякого здорового общества. Если мы эту ступеньку преодолеем, это будет означать, что какой-то микрошаг мы сделали в направлении правового государства, потому что это новая степень свободы и демократии. Я думаю, это будет совершенно правильно.

Опрос

Вы служили в армии?

2 904 голоса
-21%
-20%
-10%
-20%
-10%
-40%
-15%
-50%
0071356