Главное
Минск
Эксклюзив
Деньги и власть
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Спорт
Авто
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    2627282930311
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    303112345

Общество


Владимир Ермошин исчез из поля зрения СМИ 1 октября 2001 года. В то самое время, когда переизбранный президент Александр Лукашенко принял отставку правительства, а вместе с ней и отставку премьер-министра. Вновь интерес к своей персоне со стороны масс-медиа Владимир Васильевич вызвал, став руководителем российского представительства ОАО "Мобильные ТелеСистемы" в Беларуси. Получивший широкую огласку конфликт между СООО "Мобильные ТелеСистемы" и компанией СП ООО "МЦС" (торговая марка Velcom) был непосредственным поводом для нашей встречи с экс-премьером…

— О конфликте двух операторов сотовой связи сейчас не говорит только ленивый. Какова ситуация сегодня?

— Идет сложный переговорный процесс. Операторы подписали договор до конца года на условиях Минсвязи, но пока еще рано говорить о том, что мы близки к нахождению точек соприкосновения. С чего все началось? Когда МТС выиграла тендер и начала работать в Беларуси, проблем не возникало. Проблемы начались с 27 июня, когда была запущена первая очередь сотовой связи в Минске. В этот же день совершенно неожиданно для нас Velcom перекрыл связь между нашими абонентами и своими. Эти действия вызвали у нас, по меньшей мере, недоумение и непонимание. Я уже не говорю про абонентов и их правомерное возмущение. Мы тотчас же вступили в переговоры, в ходе которых с нас совершенно неожиданно потребовали платежи за входящие звонки, то есть в том случае, если наш абонент звонит абоненту сети Velcom.

— Какова была реакция на эти события центрального офиса в Москве?

— Ситуация была тут же проанализирована на предмет соответствия мировой практике и законодательству Беларуси.

— И какова же мировая практика в таких случаях?

— Она самая разнообразная. Есть так называемая прямая связь между операторами, и тогда действительно существует договорная возмездная их эксплуатация. У нас же ситуация другая. Согласно лицензии мы и два других оператора, Velcom и "БелСел", работаем по следующей схеме: наш сигнал принимает "Белтелеком" (замечу, государственная структура) и уже он транслирует его туда, куда нужно. По этой схеме три года работают Velcom и "БелСел" и, обращаю ваше внимание, без требования платы за входящие звонки и составления каких-то договоров. Приход же нашей компании вызвал ту реакцию, о которой вы уже знаете. В этой ситуации руководство МТС заявило, что, если мы работаем через государственного оператора, которым является "Белтелеком", и уплачиваем ему транзитную таксу, этого достаточно.

— Velcom же считает, что этого недостаточно?

— Да, Velcom по-прежнему считает, что мы должны платить ему за каждый звонок.

— Каков же выход в данной ситуации?

— Как и в любом деле, если упереться в стену, то толку не будет. И в сложившейся ситуации главное даже не мнимые убытки для нас (мнимые, потому что компания имеет сегодня всего восемь тысяч абонентов, а Velcom — более двухсот тысяч). Речь идет о грубом нарушении прав человека. Получается, человек купил аппарат, а ему обрезали связь. Мы говорили нашим оппонентам: "Включите связь, и мы вступаем в переговорный процесс!" Мы готовы были подписать договор на какой-то период, провести анализ, что это даст нам, что это даст им. Мы согласны на переговорный процесс, но мы не согласны, когда нам диктуют такую плату за входящий звонок, которая превышает всякие разумные пределы.

— Как вы оцениваете позицию Министерства связи в разрешении спора?

— С сожалением говорю о том, что Министерство связи заняло позицию Velcom. Почему? Это надо спрашивать у министерства. На мой взгляд, в этой ситуации надо исходить из интересов людей, а не из коммерческих выгод и сверхвыгод. Минсвязи предписало первым пунктом включить трафик и вторым — заключить договоры. Когда нам 7 августа прислали договор, мы его немедленно отправили в Москву, где специалисты юридической службы проводят его проработку. Свои предложения мы отдадим Velcom после того, как специалисты сделают соответствующее заключение, не раньше. А нам поставили условие: в 13 часов получи договор, в 18 — подпиши...

— Соглашаясь занять кресло руководителя представительства ОАО "Мобильные ТелеСистемы", предполагали ли вы, что будет так тяжело?

— Я не говорю, что мне тяжело. Мне просто непонятна и странна вот эта "ўпартая" позиция. Со своей стороны я буду продолжать отстаивать интересы наших абонентов и интересы нашей фирмы, которая за три месяца работы вложила 43 миллиона долларов и дополнительно к финансовому плану компании планирует вложить еще 30 миллионов. Такое отношение к инвестору непонятно. Непонятно, почему тот орган, который согласно лицензии должен разрешать конфликты по любому вопросу, принимает решение в пользу одной стороны.