1. БГУ не продлевает контракт с Еленой Лаевской (ее сын Дмитрий защищает Виктора Бабарико)
  2. Как скручивают пробеги у машин из Европы: вопиющие примеры и советы специалистов
  3. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  4. «Настроения упаднические». Работники «Белмедпрепаратов» сообщают об увольнениях из-за политики
  5. Вместо Земфиры — Моргенштерн. Организаторы «Вёски» — о возврате билетов и новом лайнапе
  6. Какой уровень холестерина в крови небезопасен и чем он грозит? Врач отвечает на частый вопрос
  7. Первый раз попробовал наркотики «примерно лет в 16». В Минске судят Тиму Белорусских
  8. Девушка Роналду — модель с невероятными формами. Вы удивитесь, узнав, чем она занималась до встречи с ним
  9. «Вы будете петь вместе с ангелами, и твой голос будет звучать, как всегда, ярко». В Минске простились с Леонидом Борткевичем
  10. Посольство США в Беларуси прокомментировало задержание Юрия Зенковича
  11. «Я решил отвечать соразмерно». Байден заявил, что выбрал мягкий вариант санкций против России
  12. Мошенники оформили на женщину онлайн-кредит на 10 000 рублей, пришлось его выплатить. Что говорят в банке
  13. Переговоры с Мишустиным и новые законы. Что происходит в Беларуси 16 апреля
  14. «Оказалось бы, что Минск — древний азербайджанский город». Бывший президент Армении раскритиковал Лукашенко
  15. Правительство запретило вывоз из Беларуси пшеницы, гречихи, кукурузы и других злаков
  16. Курсы доллара и евро заметно падают. Что происходит на валютном рынке
  17. Врач — о симптомах хламидиоза и том, как им можно заразиться
  18. «Сказали снять». Убирают ли с полок в магазинах запрещенную NIVEA и что об этом думают покупатели
  19. «Падает мотивация платить налоги». Белорусы плохо разбираются в бюджете. Вот к чему это может приводить
  20. Два министра привились от коронавируса российским «Спутником» белорусского производства
  21. Разбираемся с подержанными «китайцами». Что интересного можно купить?
  22. Врач объясняет, когда выпивать два дня — это уже запой и как быстро человек может спиться
  23. В Минск прилетел премьер-министр России. Лукашенко на встрече анонсировал встречу с Путиным
  24. «В больнице плакал и просил прощения». Поговорили с женой Виктора Борушко, которому дали 5 лет колонии
  25. Бежали за границу через реки, леса и поля. Как белорусы скрываются от преследования силовиков
  26. АНТ: «Ціханоўскія атрымалі долю ў кампаніі сям'і Бабарыкі задоўга да выбараў». Глядзім дакументы
  27. В выходные чуть потеплеет, на следующей неделе — похолодание и дожди
  28. Новое в зачете отбытого наказания: день в СИЗО могут приравнять к 1,5 дня в колонии (и это лучше, чем было)
  29. «Белнефтехим» рассказал, насколько подорожает топливо до конца года
  30. Где в Беларуси численность населения падала, а где росла? Посмотрели статистику по регионам


Юлия Чернявская,

Мы ходим по улицам, общаемся, взаимодействуем друг с другом, и в этом взаимодействии мы выталкиваем за обочину тех, кто не похож на нас. В гетто, где они общаются друг с другом. Лишь бы подальше от нас! Почему? Потому что мы их боимся. Это относится к наркоманам. Это в определенной мере относится и к сексуальным меньшинствам: мы боимся, как бы наши дети не попали в эти группы. Это относится к бывшим заключенным. Наконец, это относится к людям с ВИЧ. Это ведь все очень разные люди, это ведь все очень разные ситуации. А гетто одно. О том, как в нашем обществе живется людям с ВИЧ, в эфире программы "Без ответов" 27 апреля 2010 года рассказала гостья передачи Анна.

Автор и ведущая передачи – культуролог и литератор Юлия Чернявская.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео


Начнем с замечания нашего зрителя: "Боюсь, в передаче пойдет речь с позиции извращенного гуманизма, когда один страдающий и плачущий асоциал важнее нескольких нормальных граждан". Вообще-то слова "гуманизм" и "гуманность" - не синонимы. Слово "гуманизм" возникло в Италии периода Ренессанса, и означает оно понимание человека как высшего творения Бога, как существа, постоянно доказывающего Богу, миру: "Я есть, я настоящий". Потому гуманность, которую мы часто понимаем как жалость, и гуманизм как уважение к человеку - вещи разные.

Аня, нужна ли вам жалость? И чувствуете ли вы себя асоциалкой?

Если можно назвать асоциалом человека, который работает на трех работах и является законопослушным гражданином республики, тогда да, тогда я асоциалка.

По поводу жалости… Не хочется ни жалости, ни брезгливости, хочется адекватного отношения. К человеку нужно относиться в соответствии с его личностными характеристиками. И тут статус ВИЧ-положительного вообще не должен иметь значения.

Люди скрывают свой ВИЧ-статус. Почему сегодня вы "открыли лицо"? Жили бы себе и скрывали…

Мне не нравится то отношение, которое есть сейчас, и я точно понимаю, что само оно не изменится. Чтобы оно менялось, нужно что-то для этого делать. Я делаю то, что могу.
Как правило, люди не говорят о статусе из-за боязни не за себя, а за своих близких. Когда, например, детей не берут в детский сад на основании того, что у родителей статус, хотя сам ребенок может быть ВИЧ-отрицательным; когда отказывают в медобслуживании, не берут на работу. Тогда поневоле задумываешься, говорить ли о своем статусе.

Аня, сколько лет вам было, когда вам поставили ваш диагноз?

Мне поставили диагноз примерно в 1995-1996 году: около пятнадцати лет я живу с ВИЧ. На тот момент у нас в республике не было антиретровирусной терапии, зато везде были плакаты с надписями, что ВИЧ - это смертельно, что живут с ним от двух до пяти лет. Я как человек с негативным отношением к миру отмерила себе два года.

Сейчас у меня складывается ощущение, что негативное отношение к миру у вас испарилось. Но почему вы так мало себе "отвели"? Информация способствовала этому каким-то образом?

На тот момент, когда мне поставили диагноз, не было такого доступа к информации, который есть сейчас. Не было общественных организаций, помогающих людям с ВИЧ. Мне дали подписать бумажку о том, что я предупреждена о несении уголовной ответственности за умышленное инфицирование кого бы то ни было. Потом сказали: "Тебе нужно будет принимать витамины, поэтому мы ставим тебя на учет". И с этим ощущением я выхожу на улицу. Был конец ноября, а первого декабря - это Всемирный день профилактики ВИЧ: везде жуткие плакаты с очень "жизнеутверждающими" надписями. Было очень страшно. Хотелось стать прозрачной: не замечайте меня, потому что если я вам скажу о том, что со мной, ничего хорошего из этого не получится.

Аня, а как к этому отнеслись ваши близкие, друзья, знакомые, словом, те, кому вы рассказали?

Мне казалось, что если я буду честно говорить всем о том, что со мной происходит, меня поймут и поддержат. И были люди, чье отношение ко мне не изменилось. Но были и тяжелые моменты: я встречаю бывшего однокашника, и он мне задает вопрос: "А это правда, что у тебя СПИД? Ты скоро умрешь?". У меня была лучшая подруга. Так вот, она просто перестала мне звонить.

Зритель поделился с нами своим мнением: "Я разделял бы больных на тех, кто заразился случайно, и тех, кто заразился половым путем или через шприц. За все надо платить, и большой жалости к последним нет". Мне бы хотелось понять, как можно такую точку зрения опровергнуть? Вы же, наверное, будете ее опровергать?

По поводу вины, кары, наказания скажу, что любая болезнь - это всего лишь болезнь. Так получилось. Элементарная ситуация: человек приходит из армии, идет в клуб, у него эйфория: все чудесно, вся жизнь впереди. Пара коктейлей, незапланированный секс, утром - "а что это было?". Через несколько лет он знакомится с девушкой, они оформляют свои отношения. Потом она идет в консультацию становиться на учет по беременности, и выясняется, что у нее ВИЧ. Можно ли назвать его аморальным?

Вероятно, его могут назвать аморальным те, кто никогда в жизни не попадал в ситуацию незапланированного сексуального контакта. Вряд ли таких людей слишком много, и осуждать человека за то, что ему не повезло, при этом четко зная, что мне повезло, - это система двойных стандартов.
Аня, когда мы с вами предварительно беседовали, мы говорили о том, что слово "кризис" по-китайски пишется двумя иероглифами. Что это за иероглифы?


Один из них обозначает опасность, другой - возможность. Постановка диагноза "ВИЧ" - это кризис. Есть два варианта поведения, когда у человека кризисная ситуация. Можно бояться, ненавидеть мир, озлобиться, проклинать Боженьку и кричать: "За что?". А можно подумать: "Для чего мне это? Что я могу с этим сделать?".
Правда, нужно очень много времени, желательно, чтобы была работа с психологом, участие в каких-то группах взаимопомощи, которые существуют, например, у нас в организации "Люди, живущие с ВИЧ" ("ЛЖВ").

Вопрос от зрителя: "Хочу спросить у героини программы, как она понимает жизнь, смысл жизни, смысл существования".

Когда приходит понимание того, что нужно ценить каждый день, который отмерен в жизни, тогда "на потом" ничего не откладывается. Ценишь каждое мгновение.
Я знаю, что не остаюсь в одиночестве, что когда мне плохо, я могу позвонить и попросить о помощи, и я ее получу - это, пожалуй, самое главное.

Скажите, Аня, какова статистика ВИЧ в Беларуси? Как растет число ВИЧ-положительных?

За апрель в Минске зарегистрировано 13 вновь выявленных случаев, всего по республике за апрель - 96 человек. В период с 1987 по 2010 год на первое апреля 2010 года в республике официально зарегистрировано 10 966 человек. Это официально.

Это особенно страшно, потому что на первое января было 10 690 человек - то есть триста человек прибавилось. Причем, по официальной информации Минздрава, 75% вновь выявленных случаев - это результат полового заражения (не только гомо-, но и гетеросексуальный). Не шприцы.

Значит, ВИЧ - это удел не только гомосексуалистов, которых мы выталкиваем в то же гетто, не наркоманов, которые в этом гетто находятся отчасти по собственному желанию? Выходит, что любой из нас не застрахован.

Когда смотришь на плакаты, которые тесно увязывают нарокопотребление и ВИЧ-инфекцию, сразу появляется мысль: "Если я не употребляю наркотики, значит, это меня не касается, значит, я с этим не столкнусь. Я не общаюсь с наркоманами, значит, меня это тем более не касается". Так вот, касается.

Например, у нас в сообществе есть девочка. Ей было 16 лет, у нее была первая любовь. У человека на лбу не всегда написано, что он употребляет наркотики. О предохранении не шло речи, потому что это понималось как настоящее, искреннее: у нас все будет хорошо, я выйду замуж и рожу ребенка…

И спрашивать справку в такой ситуации как-то в голову не приходит.

В нормальных, цивилизованных странах это происходит так: люди встречаются, а когда у них заканчивается букетно-конфетный период и они понимают, что готовы перейти на какой-то другой уровень отношений, они берутся за руки и идут сдавать тесты на ВИЧ. Если тест отрицательный, они все равно в течение полугода используют презервативы: есть период "окна", когда антитела не успели еще выработаться в том количестве, чтобы тест их определил. Человек может быть уже ВИЧ-положительным и не знать об этом. Только через полгода они сдают повторные анализы, и если все замечательно - пожалуйста, делайте что хотите. Речь идет о настоящей взрослости, о заботе о себе, о партнере, близком человеке - то есть речь идет об ответственности.

Существуют государственные акты, законы государства, которые касаются ВИЧ-положительных…

Очень много противоречий.

В самом законодательстве?

Да, в самом законодательстве. К примеру, в республике есть протоколы ВОЗ, официально утвержденные Минзравом в 2005 году, которые оговаривают, что если были рискованные контакты между ВИЧ-положительным и ВИЧ-отрицательным человеком, ВИЧ-отрицательный может получить в качестве профилактики определенные препараты. Эту терапию может получить также и медработник, если была какая-то аварийная ситуация, или имел место факт изнасилования, а насильник - ВИЧ-положительный человек.

Я хочу заострить внимание на первом варианте. По бумаге получается, что каждый может прийти, если произошел какой-то форс-мажор, и получить эти препараты. Но тут же есть статья 157, часть вторая Уголовного кодекса Беларуси, которая говорит о том, что поставление жизни человека в опасность влечет за собой уголовное наказание.
Например, один партнер ВИЧ-положительный, второй - ВИЧ-отрицательный, это называется дискордантной парой. Они берегут себя, заботятся друг о друге, ВИЧ-положительный предупреждает ВИЧ-отрицательного о своем статусе. И когда, например, рвется презерватив, человек может получить терапию, но для этого он должен взять своего ВИЧ-положительного партнера за руку, привести в диспансерный кабинет за терапией, а дальше ВИЧ-положительный человек автоматически попадает под статью.

С одной стороны, в Конституции прописано, что любой гражданин Республики Беларусь защищается от дискриминации в связи с состоянием здоровья. С другой - если на работе узнают о ВИЧ-статусе человека, его увольняют. Причем официальный повод не будет связан со статусом больного. Если человек хочет возбудить уголовное дело по поводу того, что его дискриминировали, он может обратиться в наше сообщество, мы его поддержим, проведем это дело, даже вплоть до того, что это дело будет оплачено. Но это должна быть официальная бумага с указанием фамилии, имени, отчества - то есть это влечет разглашение статуса.
Белорусский Красный Крест проводил исследования того, чем это чревато: четыре процента руководителей не взяли бы на работу человека, если бы он соответствовал всем профессиональным критериям, но был при этом ВИЧ-положительным.

Каковы последствия разглашения статуса? И как вообще статус разглашается? Я знаю, что есть какие-то шифры, которые должны находиться сугубо в медицинских кабинетах. Сведения о статусе вроде как не должны выходить за пределы этого кабинета. Почему тогда получаются такие истории, как, например, с общешкольным собранием в Светлогорске?

Это была страшная ситуация, которая произошла в ноябре 2009 года.

Суть такова. Например, есть семья. Папа когда-то был наркопотребителем, но уже несколько лет ничего не употребляет, работает. Жена, возможно, даже не знает о его буйном "боевом" прошлом. Все у них хорошо. И потом на собрании в школе, мотивируя это заботой о детях, разглашают то, что он когда-то стоял на наркоучете. Следует учитывать, что это Светлогорск - там наркопотребление чуть ли не приравнивается к ВИЧ-положительному статусу. Как потом ребенку ходить в эту школу? Как он будет себя чувствовать, если его отсадят на отдельную парту, если с ним не захотят есть в одной столовой, если его не будут брать в совместные игры? И таких семей было несколько десятков.

Допустим, вы попадаете в больницу. Вы должны сообщить о своем статусе врачу, медсестре. Они его хранят в тайне?

Любой здравомыслящий человек скажет врачу о проблеме. Например, у меня проблема с легкими. Я в любом случае скажу своему лечащему врачу - терапевту, пульмонологу - о том, что у меня ВИЧ-положительный статус, потому что есть нюансы в лечении, и мне самой хотелось бы, чтобы меня лечили с учетом всех этих моментов.

По законодательству каждый ВИЧ-положительный должен сообщать врачу о своем статусе. И медики, будучи уверенными, что любой ВИЧ-положительный человек сообщит им о своем статусе, порой пренебрегают мерами безопасности: лаборант при заборе крови пользуется старым, дедовским способом - втягивает воздух из трубочки ртом; хирург не надевает перчатки. Но ведь человек может быть ВИЧ-положительным и не сообщить об этом, поскольку не обязательно сам знает об этом.

Например, доктор не надел перчатки. Что вы делаете? И что потом получается?

Когда у меня была патология хирургического характера и врач не стал надевать перчатки, я предупредила о своем статусе. После этого мне был поставлен другой диагноз, нехирургический, и меня перевели в инфекционную больницу, где нет даже операционной. Но мне там из сочувствия, без всяких специальных условий, помогли.

А вообще, врачи, медсестры, санитарки не разглашают то, что вы ВИЧ-инфицированная?

В поликлинике должно быть две карточки: одна - общая, а вторая - у инфекциониста в сейфе под замком, потому что существует тайна медицинского диагноза. Что же происходит на деле, особенно в городах периферии: на карточке пишут цифровой код, который знают все работники поликлиники или стационара. Врач может забыть карточку на столе, приходит санитарка, видит карточку и на ней цифры, которые говорят ей обо всем. Через полчаса-час о диагнозе знает половина города, ну а потом у человека начинаются проблемы.

Вы стараетесь оберегать тех, кто с вами общается?

Даже когда знаешь о том, что если пить чай с кем-то из одной кружки, вирус не передастся (в слюне его очень мало) - все равно есть внутренний страх причинить вред близкому человеку. Поверьте, все это очень нелегко. Вы представляете, как это - жить и все время бояться?

Поэтому люди самоизолируются, закрываются.

Вопрос зрителя: "Вы верите, что наше общество встанет на ноги?" Наверное, имеется в виду, что общество умерит свои предрассудки в отношении ВИЧ-положительных.

"Я знаю точно: невозможное возможно"... Нет плохих людей и хороших, нет добрых людей и злых. Все люди, с которыми я сталкиваюсь, добрые.

Люди делают какие-то вещи, порой злые, но где-то очень глубоко, внутри, никто не хочет быть "редиской", нехорошим человеком.

Аня уверена, что все люди добрые, а значит, общество на ноги встанет. Я не столь в этом уверена, потому что знаю хотя бы одну причину: люди в обществе (а любое общество - это в той или иной мере масса) ведут себя иначе, чем вел бы себя каждый из них по отдельности. Хотя есть вещи, достаточно обнадеживающие.

Вот как минчане отреагировали на вопрос, хотели бы и могли бы они тесно общаться с ВИЧ-положительным человеком.


Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Очень часто хочется позиционировать себя не как "редиску", а как хорошего человека. Любой человек абстрактно может пропагандировать принципы гуманности, но не факт, что при взаимодействии с ВИЧ-положительным человеком у него будет такая же благодушная реакция. Иногда мне интересно подойти к людям и спросить: "А вы пожали бы мне руку, если бы знали, что у меня ВИЧ-положительный статус?".

Люди боятся ВИЧ-положительных из-за недостатка информации. Но, вроде, у нас существует определенная информация. Что не так в этой информации, мы отчасти уже поняли: например, ВИЧ и наркомания вовсе не так тесно связаны. А какие иные мифы возникают вокруг ВИЧ-инфекции?

Мифов множество. Например, о том, что комары и любые кровососущие насекомые разносят вирус. Сама аббревиатура "ВИЧ" означает "вирус иммунодефицита человека", то есть, вирус живет только в организме человека. Если бы этот миф был правдой, 90% заселения Земли было бы уже ЛЖВ - людьми, живущими с ВИЧ.

Сколько нужно слюны, крови, чтобы заразить человека?

Должен быть контакт кровь в кровь, чтобы человек был инфицирован. Да и то, должно быть какое-то определенное количество вирусов. Слюны нужна трехлитровая банка, слез - бассейн, пота - ванна. Насколько это реально, судить каждому.

Все ВИЧ-положительные люди, которые стоят на учете, знают, что они несут ответственность за свое поведение, и тоже заботятся о себе и о близком человеке. Никто не захочет в тюрьму, никто не будет бегать, как в мифах о СПИД-терроризме, со шприцами и иголками в общественном транспорте.

То есть, эти ситуации вымышленные?

Нет ни одного официально зарегистрированного случая ВИЧ-инфицирования человека таким путем.

Но больше всего люди боятся даже не за себя, насколько я понимаю. Больше всего люди боятся за своих детей. Идея такая: в садике бывают какие-то травмы. Или, например, ВИЧ-положительный ребенок укусит ВИЧ-отрицательного… Это действительно страшновато.

ВИЧ-положительный ребенок, как и любой ребенок, разбивает коленку, и первое, что он делает, - бежит к воспитателю или нянечке, чтобы ему помогли. Для того, чтобы произошло инфицирование ВИЧ-отрицательного, нужно как минимум два разбитых колена и хорошенько потереться этими коленями друг о друга.

По поводу укусов. Как часто вы сталкиваетесь с детьми, которые грызут друг друга до крови? Причем у ВИЧ-положительного при этом должны кровоточить десны.

Во всем мире ВИЧ приравнивается к диабету: это хроническое неизлечимое заболевание. У нас же информация об этой болезни подается в виде запугивания (например, слогана "СПИД - чума ХХ-го века"), и я понимаю страх людей. Если бы я была мамой, мне бы тоже не хотелось, чтобы с моим ребенком что-то случилось. Другой вопрос: надо же как-то адекватно оценивать ситуацию и обстановку.

Посмотрим, как отнеслись бы граждане нашей республики к тому, чтобы в детсадовской группе или в классе, куда ходит их ребенок, были бы дети с ВИЧ.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


На форуме по этой проблеме, особенно вначале, было выражено более деструктивное отношение к ВИЧ-положительным, хотя потом появились очень хорошие и умные слова, попытки какой-то поддержки. Например: "Хочу поддержать Аню такой информацией. В России есть пример, когда ВИЧ-инфицированная женщина родила здорового ребенка. Она вовремя обратилась к врачам и получила полноценную химиопрофилактику до родов, в родах, и младенцу оказали особый уход сразу после рождения". Меня интересует процент ВИЧ-инфицированных матерей, которые рождают здоровых детей при соблюдении необходимых лечебных мероприятий.

У женщины, которая вовремя становится на учет по беременности, принимает определенные препараты, не кормит грудью, у которой родовспоможение производится при помощи кесарева сечения, в 98-99% случаев ребенок здоров. В той же России сейчас переходят к практике разрешения грудного вскармливания и естественных родов, если у мамы низкая вирусная нагрузка и если мама принимает терапию.

Может ли ВИЧ-положительный человек усыновить ребенка из детдома? Здорового или тоже ВИЧ-положительного.

У нас нет закона, в котором было бы прописано: ВИЧ-положительные люди не имеют права на усыновление либо на опеку. Но когда люди готовят бумаги, одним из документов является медицинская карточка с отметкой инфекциониста. Пока человек стоит на учете у инфекциониста, автоматически он лишается права усыновления ребенка - неважно, положительный ребенок или отрицательный.
Соответственно, это лишает меня права на усыновление ребенка (или даже на опеку над ним), даже ВИЧ-положительного.

Много ли таких детей в детдомах?

У меня нет таких данных. Но я знаю, что есть детки-отказники, есть дети-сироты, у которых родители умерли в связи с развитием ВИЧ-инфекции на стадии СПИД. Многие хотели бы усыновить их, в том числе и люди с хорошим материальным достатком, социальным поведением, приемлемым в обществе. Но они не имеют такой возможности.

Что бы вы посоветовали людям, которым недавно поставили диагноз "ВИЧ", которые еще в том состоянии: "не троньте меня, я хочу стать прозрачным".

Я бы сказала: можно жить хорошо и можно радоваться. Когда люди приходят на занятия группы взаимоподдержки и видят рядом с собой таких же, они понимают, что они не одиноки. Главное - не замыкаться, не впадать в отчаяние.

Что бы вы хотели сказать ВИЧ-отрицательному обществу и нашим государственным деятелям?

Как человеку с ВИЧ-положительным статусом мне бы хотелось самой принимать решения по поводу тех вопросов, которые затрагивают мою жизнь. Я думаю, нужно привлекать людей, живущих с ВИЧ, к разработкам тех законопроектов, которые нас касаются. Я сейчас говорю это не как Аня, у которой ВИЧ, а как представитель организации, и вся информация, которую я сейчас даю, - это не только мой личный опыт, это все, что приходит из всей нашей республики, и на телефон доверия в частности. Во всем мире придерживаются принципов о том, что ВИЧ-положительные люди должны принимать участие в важных решениях, касающихся их жизни.

По поводу общества в целом хочется сказать: берегите себя, заботьтесь о себе и своих близких, но не забывайте о том, что рядом с вами есть ЛЖВ. За аббревиатурой "ЛЖВ" стоят люди, у каждого свои эмоции, надежды и мечты. Мы здесь, мы рядом. Я больше чем уверена, что у каждого человека, живущего в нашей стране, есть ВИЧ-положительные знакомые, но они не говорят о своем статусе, потому что боятся быть отвергнутыми.

В нашей предварительной беседе Аня сказала о том, что бывают перебои в лекарствах. И после этих перебоев нужно переназначать схему лечения. А схем - ограниченное число. То есть пять перебоев с лекарствами - и человек оказывается без помощи.

Это очень больная тема. Вы попробуйте диабетика лишить инсулина, который он принимает каждый день. С нами происходит то же самое, только в несколько более длительный промежуток времени.

Почему эти перебои возникают?

Иногда, например, водитель просто забыл привезти препараты. Ценой чьей-то безответственности может стать человеческая жизнь.

В очень большом количестве стран есть тесты на резистентность, которые помогают определить, какой именно препарат нужно принимать. Но у нас их нет, нам говорят: "Это все рассматривается", и еще в течение двух лет будут решать, нужны ли нам эти тест-системы. У троих деток в нашей республике не работает ни одна из схем лечения, которые есть в стране, а мне говорят о том, что это частный случай. Возможно, для чиновников это частный случай, а для родителей этих детей - это жизнь, жизнь их детей.

Хотелось бы закончить наш разговор напутствием, которое прислала наша зрительница. Кстати, если та женщина, которая это написала, хочет и может участвовать в нашей программе, я была бы рада ее пригласить. Я вообще была бы рада, если бы наши зрители предлагали темы, а также себя и своих знакомых в качестве наших гостей. Можно писать эти предложения на форум программы "Без ответов".

Читаю это напутствие, хоть и в сокращенном виде: "Хочу поддержать героиню вашей программы. У меня в детстве была страшная травма, которая искалечила позвоночник. С одиннадцати лет понимаю, что означает тотальная неграмотность наших людей, шарахание от слова "инвалид", желание сделать твою жизнь еще сложнее, безжалостно лезть в личную жизнь с информированием окружающих о подробностях медкарты, фальшивым сочувствием и замыванием хлоркой умывальника, где ты руки мыл только что. Много было обид, и будут еще. Я поняла, что доказывать кому-то, что я имею право на обычную жизнь, потому что тоже человек, не нужно. Я лучше "нормального" большинства! Милосерднее. Терпимее. Добрее. Внимательнее. Заботливее. Болезнь научила меня не окружать себя шелухой, умению ставить себя на место другого, пониманию, что могло быть и хуже. От всей души желаю тебе счастливой, светлой, наполненной радостью и любовью жизни". Что вы скажете в ответ?


Я хочу сказать спасибо. Помните, был детский мультик про тетю Кошку и котят? Там была песенка: "Кто знает, как мокра вода, как страшен холод лютый, тот не оставит никогда прохожих без приюта". Чем больше в жизни было болезненных ситуаций, тем, как правило, терпимее становится человек со временем. Но для этого нужно время: не бывает все и сразу.


Читайте по теме:

Без ответов: "Совок", который мы потеряли

Без ответов: На игле

Без ответов: Реальная любовь

Без ответов: Прошу никого не винить...

Без ответов: "Мы" и "они"
-10%
-10%
-10%
-20%
-30%
-15%
-20%
-15%
-40%
0070970