Главное
Минск
Эксклюзив
Деньги и власть
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Спорт
Авто
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY

Общество


Два дня назад последовала с нетерпением ожидавшаяся реакция белорусского руководителя Лукашенко на высказывания главы российского государства Путина. При этом Лукашенко прибег к не менее жестким выражениям, что и Путин в пятницу на прошлой неделе, когда тот, как гром с ясного неба, обвинил своего белорусского коллегу в намерении строить российско-белорусский союз по образцу распавшегося СССР. Путин заявил об этом во время мероприятия с участием медиков, отвечая на вопрос, ответ на который явился первым комментарием главы Кремля по поводу продолжительной беседы с Лукашенко в Санкт-Петербурге, состоявшейся несколько дней назад. Краткие коммюнике, которые появились после встречи в СМИ, уже указывали на то, что процесс идет не так гладко. Вспышка Путина на мероприятии в Центре сердечно-сосудистой хирургии в Москве подтвердила это.

Жесткий тон с той и другой стороны

Путин подверг особой критике претензии Лукашенко на получение в союзе права вето и аргументировал свое неприятие этой идеи тем, что экономика Беларуси составляет всего лишь три процента от экономического потенциала России. Москва никогда не пойдет на участие в проекте, который противоречит национальным экономическим интересам России, сказал Путин с неожиданной резкостью и потребовал от Минска, что касается союза, заглянуть в бухгалтерские отчеты. Эту тему активно освещали российские средства массовой информации, но сначала появилось лишь заявление советника президента: у Беларуси никогда не было цели воссоздавать СССР.

И вот два дня назад свою позицию высказал и Лукашенко. Согласно информации агентства "Интерфакс", выступая на конференции по теме создания союза, он заявил, что Беларусь никогда не согласится на роль 90-го субъекта Российской Федерации. Оба партнера по союзу должны наполнить содержанием подписанный в 1999 году рамочный договор, а не отказываться и не растаптывать его, продолжал Лукашенко. Он обвинил Россию в том, что она не хочет продвигаться вперед в деле объединения братских народов. По его словам, это не является чем-то новым, с самого начала диалога относительно союза его постоянно торпедировала, прежде всего, Россия. Беларусь, сказал президент, хотят представить, своего рода, обузой, будто она собирается решить свои проблемы за счет Москвы. Высказывания Путина Лукашенко расценил не без сарказма позитивно: мол, теперь, по крайней мере, понятно, где в российских органах власти вопрос ставится под сомнение.

Что за этим: только деньги или влияние Вашингтона?

В то время, как ответную атаку Лукашенко можно было бы расценить не более, чем просто ход для сохранения лица перед местной общественностью, то по поводу вопроса, что же заставило выйти из себя обычно хладнокровного Путина, гадают многие комментаторы. В одном случае склонны говорить о денежной стороне вопроса, о взаимных претензиях на компенсацию за налог на добавочную стоимость или об опасениях российской стороны по поводу того, что Москве придется оплачивать мероприятие, от которого, собственно, может выгадать Лукашенко. Против этого говорит то, что в Санкт-Петербурге Путин и Лукашенко, скорее всего, смогли договориться о технической стороне создания союза, например, о единой валюте или ценах на поставки российских энергоносителей. С другой стороны, до сих пор полностью неясно, какой экономический смысл может иметь союз для России.

Предлагается и другая гипотеза. Путин хочет дистанцироваться от Лукашенко из-за внешнеполитического курса Минска. С одной стороны, в последние месяцы, после высылки из страны двух сотрудников Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), отношения Беларуси с ней ухудшились. С другой стороны, белорусская дипломатия проводит конфронтационный курс по отношению к Вашингтону. В прошлом году государственный секретарь Пауэлл назвал Беарусь единственным изгоем в Европе, поскольку Лукашенко демонстративно поддерживает хорошие отношения с Ираком, Ливией и Кубой. Минск постоянно связывают с поставками вооружений палестинским экстремистам, и государствам-изгоям, а белорусские инструкторы, согласно сообщениям американской прессы, обучали иракских военных применению противоракетных систем.

Путин, если учитывать такое положение вещей, пытался в Санкт-Петербурге по желанию Вашингтона заставить Лукашенко сменить этот опасный курс, но ему это не удалось, и теперь он вынужден дистанцироваться от Минска публично.

Отмежевание от "семьи" Ельцина

Наконец, третий вариант объяснения появления диссонансов с российской стороны представляется как попытка Путина более четко отмежеваться от своего предшественника Ельцина и его кухонного кабинета: так называемой "семьи". Союз был детищем эпохи Ельцина и прекрасным средством патронажа. Как и попавший, тем временем, в немилость Березовский, так и бывший руководитель президентской администрации (так в тексте. - Прим. перев.) Ельцина Бородин, признанный женевским следователем виновным в отмывании денег и приговоренный к денежному штрафу, нашли убежище, когда им пришлось уйти из власти, в секретариате союза. С приходом два с лишним года назад Путина процесс создания союза застопорился, а бюджет, который находится в ведении секретариата, не пополняется ни для реализации честолюбивых целей, ни для финансирования инициатив, связанных с патронажем.